anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Category:

Анна Тодд - После (2014). Часть 2.


Цитаты из книги Анна Тодд - После.

***

«Я касаюсь губами его губ. Поцелуй с Хардином каждый раз разный: он как наркотик, которого никогда не бывает достаточно. Он мычит от удовольствия, мягко касаясь языком моего языка. Его руки сжимаются за моей спиной, и наши тела соприкасаются. Мозг не спеша, тщательно записывает каждую секунду нашего нежного поцелуя, спокойствия, установившегося между нами. Но тело требует, чтобы я, сжав пальцами его волосы, стягивала с него футболку.

Его губы движутся вниз, по моей скуле и перемещаются на шею.
Это произошло. Я теряю контроль над собой. Это опять произошло: сначала гнев и истерика, потом любовь. С моих губ срывается непроизвольный стон – и он вторит ему, целуя меня в шею, обхватив за талию и все больше наклоняясь надо мной.
– Я… так… скучал по тебе, – шепчет он, не отрываясь от моей шеи.
Я закрываю глаза, это слишком приятно. Хардин расстегивает куртку, глядя на меня голодными глазами. Не спрашивая разрешения, сдергивает с меня майку и со свистом вдыхает воздух, когда я выгибаюсь, чтобы он мог расстегнуть лифчик.
– Я уже забыл, как твое тело… подходит к моим рукам, – рычит он, хватая меня за грудь.
Когда он прижимается ко мне, я чувствую его возбуждение нижней частью живота. Наше дыхание становится все быстрее и сбивчивей, я никогда не чувствовала такого сильного желания. Каждый наш разрыв нисколько не уменьшает страсти, и я этому рада. Его рука скользит вниз по моему обнаженному животу и расстегивает кнопку на моих джинсах. Когда его рука оказывается в моих трусиках, он охает.
– Ты всегда такая мокрая!
Его слова только раззадоривают меня – и я приподнимаю бедра в ожидании прикосновения.»

***

«Чего ты хочешь, Тесса? – Он тяжело дышит мне в подбородок.
– Тебя, – не думая, отвечаю я.
И это правда: я хочу Хардина, сразу и настолько глубоко, насколько это возможно. Его палец скользит в меня, и моя голова откидывается на подушку.
– Обожаю на тебя смотреть! Так приятно наблюдать, что я могу заставить тебя испытывать.
Мои руки сжимают его футболку, на нем слишком много одежды, но я уже не могу связно попросить его раздеться. Как нам удалось перейти от «Я тебя ненавижу» к «Я тебя люблю»? Неважно; единственное, что сейчас имеет значение, это то, что он всегда заставляет меня чувствовать. Его тело скользит вдоль моего, и он убирает руку из моих штанов. Я повизгиваю от потери контакта, и он улыбается. Он срывает с меня джинсы и трусы, и я указываю на его одежду.»

***

«– Ну, как вы? – спрашиваю я, когда мы оказываемся в комнате.
Вместо ответа он обнимает меня и приближает губы к моим. Мы прислоняемся к двери, и он прижимается ко мне.
– Я скучал по тебе.
Во мне все тает.
– Правда?
– Да. Я провел несколько часов с отцом в неловком молчании, изредко обмениваясь еще более неловкими репликами ни о чем. Мне нужно развеяться.
Он проводит языком по моей нижней губе и утыкается носом мне в шею. Это что-то новенькое. Приятное, заводит и что-то новое.»

***

«Любовь к Хардину – дикая и безудержная, она испепеляет каждый мой нерв, ее всегда недостаточно. Я не хочу расставаться с ним никогда. Даже когда он сводит меня с ума и я решаю держаться от него подальше.»

***

«Небольшой зазор между нашими губами слишком манит. Я наклоняюсь вперед и целую его, и он сразу размыкает губы. Я накручиваю на палец его волосы, и он стонет, когда я тяну их немного сильнее. Его гнев уходит, как отхлынувшая волна. Я толкаю его назад, и он поворачивает меня и кладет спиной на стол. Его руки сжимают мои бедра. Я отвлекаю его. Мысль, что я необходима Хардину, заставляет меня чувствовать себя ближе к нему. Я чувствую себя сильнее, нужнее, и голова моя откидывается назад, когда он, стоя у меня между ног, активно и страстно целует меня.
– Ближе, – стонет он. Его руки властно сжимают мои колени, и он подтягивает меня к краю.»

***

«– Я помогу тебе расслабиться, – говорит он низким, сонным голосом.
– Я…
Он проводит пальцами по моей ключице вниз, к груди. Я вижу его взгляд в зеркале и пораженно охаю.
– Пять минут? – одновременно спрашиваю и прошу я.
– Мне достаточно.
Я хочу развернуться, но он останавливает меня.
– Нет, я хочу тебя видеть, – мурлычет он мне в ухо.
Знакомое чувство внизу живота. Глотаю слюну, и он откидывает мне волосы за спину. Его рука тянется под подол длинной юбки.
– Хорошо еще, что ты не надела колготки. Надо сказать, я обожаю эту твою юбку, – он поднимает ее к поясу, – особенно сейчас.
Я слежу за его руками в зеркале, и мой пульс учащается. Засовывает мне в трусы прохладные пальцы. Я чуть дергаюсь, и он смеется, уткнувшись мне в шею. Другой рукой он держит меня за грудь, прижимая к себе. Наблюдая за его действиями, я открываю в своих мыслях такое, о чем никогда не догадывалась. Его пальцы медленно двигаются внутри меня, он нежно целует меня в шею.
– Посмотри, как ты прекрасна, – шепчет он.
Я смотрю на себя в зеркало, с трудом узнавая в отражении себя. Щеки ярко горят, взгляд дикий. Юбка смята на бедрах, и пальцы Хардина двигаются внутри меня, я выгляжу по-другому… сексуальнее. Я вижу, как напрягается мой живот. Хардин продолжает эту прекрасную медленную пытку, и я закусываю губу, стараясь сдержать стон.
– Открой глаза, – приказывает он.
Мой взгляд встречается с его – и я уже на седьмом небе, а Хардин, стоя за моей спиной, смотрит, как я содрогаюсь от его прикосновений.
– Молодец, детка, – шепчет он, обнимая меня крепче.
Не в силах больше смотреть, я кричу его имя. Когда я снова открываю глаза, Хардин целует меня в висок, заправляет за ухо локон и одергивает мне юбку. Я оборачиваюсь к нему и смотрю на часы. Только семь тридцать пять.
Ему действительно хватает пяти минут, думаю я про себя и улыбаюсь.»

***

«Его пальцы продолжают медленно двигаться, он прижимается губами к моей шее. Он жестко целует меня в шею, скользя языком по исцарапанной щетиной коже, успокаивая ее. Он повторяет это снова и снова, пока мое тело не вспыхивает.
– Хардин… я… – пытаюсь сказать я, и он мгновенно высовывает из меня руку.
Хардин откидывается назад, кладет руки мне на бедра и нежно сжимает их, потом целует внизу и проводит языком между ног. Мое тело невольно изгибается. Его язык движется вперед-назад, руки обнимают мои бедра, раздвигая их. Через несколько секунд мои ноги дрожат, я изгибаюсь, а он продолжает водить по мне языком.
– Скажи, как тебе приятно.
У меня вырывается лишь глухой стон. Хардин, продолжая грязные комплименты, ласкает меня языком. Я дрожу и сжимаю пальцы на ногах.»

***

«Слова путаются и теряют смысл. Он кладет руки на мои бедра и еще выше задирает подол.
– Для этого есть замок… Я хочу взять тебя прямо на этом столе. Или перед окном.
Его губы ласкают мою грудь. Его предложение заставляет меня трепетать. Он цепляет пальцами кружево моих трусиков, и дыхание его становится хриплым.
– Ты меня с ума сводишь, – стонет он и смотрит мне между ног, на белое кружево купленных вчера трусов. Не могу поверить, что позволяю этому произойти, на столе, в собственном кабинете, на второй день стажировки. Мысль об этом меня волнует и пугает одновременно.»

***

«Наш поцелуй похож на отчаянную попытку слиться друг с другом. Хардин кладет руку мне на шею под волосами. Чувствую, как его гнев и отчаяние перерастают в страсть – он часто целует меня жадными губами. Он проводит рукой по моему бедру и тянет меня к постели. Пытаюсь взять процесс в свои руки: сажусь на него сверху и снимаю с себя и с него футболки. Теперь я – в одном кружевном лифчике. Его зрачки расширяются, и он пытается дотянуться до моих губ, но у меня другие планы. Выгнувшись, нащупываю застежку лифчика и отщелкиваю, лямки соскальзывают вниз, и лифчик падает на пол позади меня. Хардин берет мои груди в ладони, нежно их сжимая; у него теплые руки. Я хватаю его за запястья и убираю его руки, качая головой. Он растерянно смотрит на меня, я поднимаюсь и расстегиваю ему джинсы. Он помогает мне стянуть их вместе с трусами, до колен. Мои пальцы немедленно хватают его член; Хардин закрывает глаза и часто дышит. Я глубоко вдыхаю, опускаюсь вниз и смело беру член в рот. Я пытаюсь вспомнить инструкции с прошлого раза и то, что ему нравится.
– Черт… Тесса, – стонет он, запуская пальцы мне в волосы.
Чувствую, что соскучилась по его грязным словечкам. Я двигаюсь, продолжая доставлять ему удовольствие, сидя между его колен. Он садится и смотрит на меня.
– Ты так сексуально выглядишь, когда твои губы меня держат, – говорит он и хватает за волосы еще крепче.
Я чувствую, как между ног у меня становится теплее, и двигаю головой быстрее, желая услышать, как он стонет мое имя. Кружу языком вокруг головки, и он приподнимает бедра, засовывая член глубже. Мои глаза затуманиваются, я задыхаюсь, но когда я слышу из его уст свое имя, продолжаю еще быстрее. Через несколько секунд он кладет руки мне на лицо, заставляя захватывать глубже. Металлический запах с окровавленных костяшек очень сильный, но я терплю.»

***

«Жар страсти проходит, напряжение ослабевает. Грудь Хардина вздымается, глаза дикие. Сидеть у него на коленях, когда он совершенно голый и возбужденный, а я в одних трусах, очень приятно. Он наклоняется вперед, целуя меня.
– Я люблю тебя, – шепчет он, сдвигая мои трусики вбок, – я… люблю тебя.
Я задыхаюсь лишь от того, что он входит в меня пальцами. Он двигает ими медленно, очень медленно, и я инстинктивно раскачиваюсь взад-вперед, чтобы увеличить темп.
– О, детка… черт… ты всегда такая мокрая, – стонет он, и я двигаюсь над его рукой.
Дыхание и стоны учащаются – просто удивительно, как быстро мое тело реагирует на Хардина. Он до тонкостей знает, что и как делать и говорить.
– Ты будешь меня слушаться. Будешь? – говорит он, покусывая меня.
Что?
– Скажи, что будешь меня слушаться, или я не дам тебе кончить. – Конечно, он шутит!
– Хардин! – говорю я, пытаясь двигаться быстрее, но он останавливает меня. – Хорошо… хорошо… только, пожалуйста, продолжай, – прошу я, и он усмехается.
Я хочу дать ему пощечину, прямо сейчас. Он использует самый уязвимый момент, когда я не могу проявить гнев, потому что полностью в его власти. Я слишком близко от него, нас разделяет только тонкая ткань моих трусиков.
– Пожалуйста! – повторяю я, и он кивает.
– Хорошая девочка, – говорит он мне в ухо, снова двигая ладонью.
Чувствую, что уже совсем скоро приду к оргазму. Хардин шепчет мне на ухо дикие непристойности, предлагая мне такое, что я даже не знаю, как описать. Они ужасны, но так приятны, что я сцепляю руки, чтобы не упасть с кровати, когда наконец я достигаю кульминации.»

***

«Чувствую, как твердеет живот, когда Хардин массирует мне шею. Он продолжает нашептывать мне ласковые слова, и тело его становится все напряженней. Я полностью растворяюсь в его голосе, и он потирает большим пальцем мой клитор, отчего оргазм происходит быстро и мощно. Наши стоны переплетаются так же, как и наши тела, когда мы кончаем. Он откидывается назад на кровать и кладет меня рядом.»

***

«– Нет, Вэнс на заседании до конца дня, а Кимберли согласилась позвонить, если ты будешь ей нужна.
От мысли, что Хардин намекнул Кимберли, чем мы будем тут заниматься, пылают щеки, но гормоны берут свое. Я смотрю на дверь.
– Закрыта, – отвечает он тихо.
Недолго думая, я тяну Хардина ближе и кладу руку ему между ног, засовывая ее в джинсы. Он стонет и расстегивает джинсы, сдергивая их вместе с трусами.
– Сейчас будет быстрее, чем обычно, хорошо, детка? – говорит он, стягивая мои трусы.
Я в предвкушении киваю и облизываю губы. Он смеется, подтягивая меня на край стола. Я прижимаюсь губами к его шее и слышу звук рвущейся упаковки.
– Посмотри-ка, три месяца назад ты краснела при упоминании секса, а теперь позволяешь мне трахнуть тебя на письменном столе, – шепчет он, входя в меня.
Хардин зажимает мне рот рукой, а сам закусывает нижнюю губу. Самой не верится: я занимаюсь сексом с Хардином во время стажировки, менее чем в ста метрах от Кимберли. Не могу признаться себе в этом, но это меня заводит. Очень сильно.
– Тебе нужно… быть… потише, – говорит он отрывисто, двигаясь быстрее. Я киваю и вцепляюсь в его бицепсы, чтобы не упасть со стола от толчков.
– Тебе так нравится? Быстро и жестко? – Он стискивает зубы. Я осторожно кусаю его ладонь.
– Ответь, или я остановлюсь, – угрожает он.
Я опускаю на него глаза и киваю, чтобы не отвлекаться на ответ.
– Я так и знал, – говорит он, переворачивая меня на живот.»

***

«О боже! Он снова входит в меня, медленно двигается, схватив меня за волосы и потянув так, чтобы поцеловать в шею. Напряжение в животе растет, его движения становятся интенсивнее – я знаю, что мы оба близко. Он кончает, целуя меня в плечо, и снимает со стола.»

***

«Проблема мужчин в том, что они живут как привыкли. Если ты допускаешь это, сами они не в состоянии перебороть эту привычку. Он сразу должен понять, что ты не будешь с этим мириться. Ему повезло заполучить тебя, и он хочет сохранить все по-старому.»

***

«Я игриво дуюсь, а его язык крутится вокруг моего пальца самым соблазнительным образом. Он проделывает так с каждым моим пальцем, пока я не начинаю возбужденно дышать. Как он это делает? Какие флюиды от него исходят, что так сильно влияют на меня?
– Тебе хорошо? – спрашивает он, кладя мою руку к себе на колени. Я киваю, опять лишенная дара речи. – Хочешь больше? – Он облизывает губы.
Я снова киваю.
– Скажи, детка, – настаивает он.
– Да. Больше, пожалуйста.
Мозг явно отключается. Я наклоняюсь к нему: мне нужны его прикосновения, дарящие забытье.
Он отбрасывает волосы со лба и сдергивает с меня пижамные штаны. Штаны падают на пол, трусы сползают и остаются на лодыжках. Он наклоняется между моими раздвинутыми бедрами.
– Ты знаешь, что клитор в женском теле создан только для удовольствия? У него нет другой функции, помимо этой, – говорит он, касаясь меня пальцем. Я со стоном зарываюсь в подушку. – Это правда, я где-то читал.
– В Playboy? – дразню я, напрягаясь, чтобы просто сформулировать мысль, не говоря уже о том, чтобы выразить.
Он ухмыляется и опускает голову. В тот момент, когда его язык начинает сновать у меня между ног, я сцепляю ноги, и он работает быстро, чередуя пальцы и язык. Запускаю руки ему в волосы, молча благодарю того, кто придумал, чтобы Хардин мог таким образом в две минуты довести меня до оргазма. Всю ночь Хардин крепко обнимает меня и шепчет, как любит.»

***

«Я улыбаюсь и протягиваю руку. Он кладет мне на ладонь мобильный, и я убираю его в сумочку. Оказывается, Хардин сменил заставку. Небольшой экран занимает мое фото, которое он сделал, когда мы были в комнате. Губы у меня слегка приоткрыты, в глазах – радость, щеки горят; странно видеть себя такой. Это как раз то, что он со мной делает; с ним я становлюсь живой.»

***

«Вместо расспросов хватаю его за воротник рубашки и прижимаюсь к нему бедрами. Он уже возбужден. Со стоном отпускает мои руки, позволяя мне запустить пальцы ему в волосы. Когда его губы приближаются к моим, его язык горяч и сладок от шампанского. Через несколько секунд он сует руку в карман и достает знакомую упаковку.
– Если ты согласна сама позаботиться о контрацепции, я готов не пользоваться этим. Я хочу чувствовать тебя по-настоящему.
Он хрипит и соблазнительно посасывает мою нижнюю губу, что заставляет меня желать его еще больше.
Я слышу, как он расстегивает штаны и шипит, когда я протягиваю руки вниз и стягиваю его брюки и трусы на колени.»

***

«Руки Хардина двигаются по моему платью, он цепляет длинными пальцами мои трусики и стягивает их вниз. Я неуклюже выбираюсь из них, держась за его руку, чтобы не упасть. Он посмеивается, легонько целуя меня в шею. Хардин сжимает руками мои бедра, поднимает меня, и я, тихонько постанывая, обвиваю его талию ногами. Хочу снять с себя платье, но он шепчет в промежутках между поцелуями:
– Нет, оставь, это платье так сексуально… так сексуально, когда ты в белоснежном… и трахать тебя… это очень возбуждает. Ты такая красивая.
Он поднимает меня повыше и сажает прямо на себя. Я выпрямляю спину, и Хардин двигает меня вверх и вниз. В нем чувствуется такая страсть и такое нетерпение, каких я не замечала раньше, мы словно лед и пламя. Мы такие разные и такие одинаковые.»

***

«– Тебе… так… нормально? – задыхается он, обнимая меня за спину.
– Да. – Я облокачиваюсь спиной на дверь, ноги обвиты вокруг его талии; очень напряженная, но такая приятная поза.
– Поцелуй меня, – просит он.
Я провожу языком по губам и сливаюсь с ним в поцелуе. Держу его за волосы, прикладываю усилия, пока он движется в меня и из меня все быстрей и быстрей. Наши тела энергично двигаются, но поцелуй остается медленным и нежным.
– Я не могу насытиться тобой, Тесс, я… черт. Я люблю тебя, – говорит он, и я задыхаюсь от ощущения, растущего внизу живота.
Через некоторое время он сдавленно стонет, я кричу, и мы кончаем одновременно.
– Отпусти меня, детка, – говорит он.
Он снова целует меня, глотая стоны.»
Subscribe

promo anchiktigra december 31, 2015 00:16
Buy for 1 000 tokens
Как создать новогоднее настроение? Читаем все про Новый Год: НОВОГОДНИЕ КНИГИ. ЗИМНИЕ КНИГИ. Рождественские рассказы. Книги про Новый Год и Рождество. Новый год 2021 - как встречать, в чем встречать, что нас ждет? ЛУЧШИЕ НОВОГОДНИЕ ФИЛЬМЫ. НОВОГОДНЕЕ КИНО. ФИЛЬМЫ ПРО…
Comments for this post were disabled by the author