Аня Скляр

Розамунда Пилчер - В канун Рождества (2000). Чудесный роман от современной английской писательницы.



Мне очень понравилась книга. Очень душевная. В стиле старой доброй Англии, но на современный лад. Уютно и тепло.

Описание

"В канун Рождества" - еще одна великолепная книга знаменитый Розамунды Пилчер. Удивительно добрый, трогательный роман, который подарит всем ощущение праздника и настоящее новогоднее настроение. Пятеро не слишком счастливых людей по воле обстоятельств оказываются в одном доме на севере Шотландии. Розамунда Пилчер с теплой, доброй улыбкой рассказывает о своих героях, и читатель начинает верить, что приближающееся Рождество обязательно принесет в их жизнь чудесные перемены. Роман известной английской писательницы отличают лиризм, мягкий юмор и неожиданные повороты сюжета.

Цитаты из книги Розамунда Пилчер - В канун Рождества.

«Людей не узнаешь по-настоящему, пока не посмотришь на них в их собственном доме. Увидишь обстановку, книги, поймешь стиль их жизни.»

«Это был обед по всем правилам: обильный, с соблюдением традиций, с отличными кушаньями и превосходным вином. Начали с копченого лосося, за ним последовало замечательно приготовленное седло барашка, потом подали три пудинга, густой крем в мисках и стилтон.»

«— Моя матушка никогда не терялась в таких случаях. Если ее спрашивали, как называется цветок, она с уверенным видом заявляла: Inapoticum Forgetanamia.[«Как называется — не помню» (лат.)] Это почти всегда срабатывало.»

«Осень всегда действует на меня угнетающе. Она — словно какая-то тоскливая полоса между летом и Рождеством. Мертвый сезон.»

«Мне запомнились сытная еда, резиновые сапоги и удочки, разбросанные по всему дому. И чудесные запахи: цветов, пчелиного воска — им полировали мебель, аромат поджаривающихся тетеревов и куропаток.»

«Годы спустя, вспоминая те недели, что она провела в Эмбло, Элфрида отчетливее всего представляла себе гудение ветра. Он дул бесконечно, иногда веселым бризом, иногда грозно налетая на скалы, завывая в трубах, сотрясая двери и оконные стекла. Она скоро привыкла к нему, но по ночам не замечать его было невозможно, и она лежала в темноте, вслушиваясь, как он налетает из Атлантики, стремительно проносится по вересковой пустоши, заставляет ветви старой яблони, точно привидение, стучать в ее окно.»

«Бутылка была холодной, а пластиковый стакан, как ни странно, придавал вину особенно изысканный вкус, такого Элфрида еще никогда не пила. Она снова повернулась к морю.
— Божественно.»

«Ей захотелось, чтобы кто-то был рядом с ней. Хорошо бы Оскар. Провел с ней здесь хотя бы один день, и по возвращении в Дибтон они смогли бы поговорить о ветре, море и чайке, вспомнить и подивиться волшебству вот таких мгновений. Наверное, это хуже всего — когда не с кем разделить воспоминания.»

«Элфрида всегда была импульсивна. Всю жизнь она принимала решения, не задумываясь о будущем, и ни разу ни о чем не пожалела. Разве что об упущенных возможностях, когда она вдруг робела и теряла свой шанс.»

«Я измучен постоянной необходимостью добывать деньги, вечно бороться за существование, работать из последних сил. Хочу жить по-другому. Хочу тепла, любви, дружеского общения, смеха… Доди не в состоянии дать мне это. Наверное, ты знаешь, что мы с ней давно спим в разных комнатах. Мне нужен дом, куда могут приходить мои друзья посидеть на кухне за спагетти и бутылкой вина. В конце дня хочу открывать парадную дверь, зная, что меня ждут. А бреясь утром, хочу слышать, как жарится яичница с беконом, как вскипает кофе. Это не мужской климакс, это глубокая внутренняя потребность, жившая во мне годами.»

«Выдает ее только рот, форма которого на протяжении многих лет искажалась выражением постоянного недовольства. Все твердят, что глаза — зеркало души, но Кэрри давно поняла, что по-настоящему разоблачает человека рот»

«В конце концов, что ты можешь в четырнадцать лет? Разве что дуться недели две, мечтая насолить всем и каждому.»

«Хмурый зимний день клонился к сумеркам, автомобили ехали с включенными фарами, яркие квадраты света падали из окон магазинов на мокрый асфальт. Когда Кэрри подошла к дому, руки у нее так замерзли, что было больно стаскивать перчатки и управляться с американским замком. Она зажгла свет в холле, выключила сигнализацию и с благодарностью ощутила домашнее тепло.»

«Она поставила чайник на плиту, достала сковородку и бекон. Застелила стол клетчатой скатертью, поставила чашки, блюдца. Нашла яйца. Оскар очень любил горячий завтрак, и, хотя Элфрида не присоединялась к нему, она с удовольствием вдыхала аромат жарящегося бекона.»

«Что в этом городке замечательно, так это то, что все рядом: перейдешь площадь — и, пожалуйста, ты в супермаркете; спустишься по улице — тут мясная лавка, а по дороге домой можно зайти в книжный магазин и полистать книжки. Если меня вдруг потянет полюбоваться антиквариатом, я загляну в соседнюю лавочку и выйду оттуда с чайником для заварки времен королевы Виктории.»

«— Это очень важно, не так ли? Делать то, что тебе нравится, и получать за это деньги.»

«Снежное Рождество — это как глазурь на пирожном.»

«Это так прекрасно, когда люди обретают друг друга.»

«Я чувствую себя старой, чувствую, что жизнь моя кончилась. Мне уже почти тридцать. Это как водораздел. И я не знаю, что ждет меня на противоположном склоне холма. Прошло много лет с тех пор, как я видела тебя последний раз, годы бегут так быстро. Мне казалось, что до тридцати очень далеко. Но не успею я оглянуться, как мне стукнет сорок, а потом пятьдесят. Я понимаю: прежде чем это случится, я должна что-то сделать со своей жизнью. Однако при одной только мысли, что надо принимать какие-то решения, знакомиться с новыми людьми, разыскивать старых друзей, я впадаю в апатию.»

«Жизнь — необыкновенное чудо, и всех нас поджидают потрясающие сюрпризы.»

«День шел своим чередом. Кэрри видела, что творится за окном, и радовалась, что ей не надо выходить. С серого неба все валил и валил снег. Время от времени она слышала слабое завывание ветра, гуляющего по старому дому. Ей было уютно. Она вспоминала свои детские ощущения, когда больная лежала в постели, зная, что свободна от участия в повседневных домашних делах. Кэрри встала с постели, наполнила ванну, погрузилась в нее и долго-долго лежала. Потом надела джинсы, толстый свитер, причесалась, надушилась и сразу почувствовала себя намного лучше. Выздоровела, сказала она своему отражению в зеркале.»

«Оскар и Элфрида, держась за руки, с величайшей осторожностью шли домой. Было уже почти восемь вечера, совсем темно и снег валил стеной, но все же по всей дороге горели уличные фонари, поэтому Оскар убрал карманный фонарик, который он предусмотрительно взял с собой. Они поднялись по тропинке к вершине холма. Город лежал внизу перед ними, над заснеженными ветвями деревьев светился круглый циферблат башенных часов. Снег чудесным образом преобразил все вокруг, и Элфрида остановилась, глядя на сказочный пейзаж.
— Как бы я хотела быть художником, Оскар! — сказала она.
...
— Но разве не прекрасно было бы запечатлеть вот эту картину? Запечатлеть навсегда? В свете уличных фонарей и на фоне освещенных окон падает снег. И башенные часы точно луна, которая стоит на небе. Единственно, чего не нарисуешь, — это запах дыма. Дымок припахивает мхом.»

«Как всегда, Элфрида первая спустилась вниз. На лестничной площадке она остановилась, раздвинула занавеси (роскошные, хоть и чуточку потертые, приобретенные на рынке в Бакли) и взглянула в окно: какой будет день? Вообще-то была еще ночь, потому что еще не рассвело, но снег прекратился. В свете уличного фонаря смутно виднелся сад, но словно это был не тот сад, изменились все очертания и формы. Кусты и деревья склонились под тяжестью снега, купы кустарников будто надели белые шапки — все выглядело странным, неузнаваемым. И было очень тихо и спокойно.»

«В таких делах от меня мало пользы, бекон и мандарины — все, что мне пришло в голову. Но мы можем собрать немножко остролиста и пойти застрелить индейку, или что там еще? Во всяком случае, самое главное — это люди, разве не так? Друзья, с которыми вы проводите Рождество.»

«— Итак, что мы будем готовить на Рождество?
— Индейку в этой маленькой духовке не зажарить.
— Тогда куры. Две курицы.
Кэрри энергично писала. Куры. Брюссельская капуста. Картофель. Пряности для хлебного соуса. Замороженный горошек. Морковь. Фрукты. Масло. Французский хлеб. Клюквенный соус. Коричные палочки.
— Как насчет крекеров? — спросила она.
— Да, пусть будут крекеры.
— А вино?
— Оскар наверняка захочет заняться напитками сам.
— Копченый лосось?
— Непременно.
— Орешки и сладкие пирожки?
— Да, купи и пирожки. Можно схитрить и пропитать их бренди. Получится рождественский пирог. Я это сделаю.
— Может, запастись холодной ветчиной? — спросила Кэрри. — Она незаменима для сэндвичей.
— Великолепно. И еще сварим суп. — Наконец-то Элфрида почувствовала себя компетентной и полезной. Суп — это было по ее части: крепкий куриный бульон и любые овощи из тех, что под рукой. Она называла его «сборный суп». — И, может быть, хрустящий картофель, если мы решим устроить прием.»

«Она слегка прибрала в спальне, застелила постель и накрыла ее красной шелковой шалью. Сложила одежду и убрала ее в шкаф, затем разобрала бельевую корзину с намерением постирать и повесить белье сушиться во дворе. Погода обещала быть хорошей. Солнце поднималось в ясное небо и снег искрился под его лучами, а в тени был дымчато-голубым. Внизу на улице начиналось утро: шли за покупками первые хозяйки, медленно ехали автомобили, водитель фургончика подкреплялся бутербродом с ветчиной. Из булочной вышла девушка с метлой и начала мести тротуар. Она была в комбинезоне и тяжелых резиновых сапогах. В небе кружили чайки и садились на церковный флюгер, чтобы почистить перышки в такое прекрасное утро.»

«Люси, затворив двери столовой, вышла из дома прямо в холодное свежее утро, полное слепящего снежного блеска.»

«Люси решила вначале обойти небольшие лавочки. Здесь уже чувствовался праздничный дух — на окнах напылен искусственный снег, витрины украшены красными шелковыми бантами и пластмассовым остролистом. Цепная пила, выставленная в скобяной лавке, перевита парчовой лентой и снабжена табличкой: «Отличный рождественский подарок».»

«Вот если бы у меня был брат или сестра… Лучше, конечно, брат. Потому что когда все время общаешься только с женщинами, ужасно тупеешь. Вечно они болтают о какой-то ерунде — о тряпках, о ресторанах, друг о друге…»

«Ее голос упал почти до шепота. Она умолкла. Что еще можно сказать? Она представила себе их квартиру в Лондоне, потом вытолкнула этот образ в дальний угол своего сознания и с силой захлопнула воображаемую дверь. Не стоит вспоминать. Не стоит думать о том, что надо туда возвращаться. Не стоит отравлять эту минуту, этот час, этот день. Это время.»

«Когда строишь планы и думаешь о будущем, то становишься более решительной.»

«У меня хорошие отметки в школе, значит, я не глупая. Если я сама не буду отстаивать свои права, никто этого за меня не сделает. И не надо ни дуться, ни сердиться, а надо доказывать свою правоту логическими доводами.»

«Все рассветы не похожи один на другой, и то, как небо постепенно заливается светом, Сэму всегда казалось чудом. Он вспоминал, как потом возвращался домой после ранних прогулок, как бежал по заросшим травой тропинкам, перепрыгивал через ручьи, и его распирало ощущение счастья и безграничная энергия. Теперь он понимал, что чувство счастья проистекало из предвкушения обильного завтрака, ожидавшего дома.»

«Сэм открыл входную дверь и окунулся в тихое, темное, пронзительно холодное утро. Под ногами захрустел обледеневший снег.»

«В чистом, но темном небе горела единственная звезда. Морской берег был окутан туманом. Доносился дальний шум прибоя, песок смерзся, озерца между скалами покрылись льдом. Северный ветер резал лицо как ножом, и Сэм подтянул легкие складки шарфа к подбородку.»

«Взглянув на небо, он увидел, что розовый цвет уступил место красно-золотому ореолу, из которого неудержимо рвались огненные стрелы. И над голыми холмами, окаймлявшими далекий залив, показался сегмент оранжевого солнца. Ослепительный свет коснулся морских волн, разогнал тени на песчаных дюнах и поглотил всю тьму неба, так что на глазах оно превращалось из сапфира в аквамарин.»

«Он почувствовал неудержимое желание дотронуться до нее, нет, схватить ее в свои объятия, целовать, забыв обо всех возможных преградах, и говорить, говорить, говорить.»

«На улице дул холодный злой ветер. Закутавшись — в сапогах, в пальто-накидке и шерстяной шапке, — Элфрида вышла из теплого дома и поежилась. По небу неслись облака, в морозном воздухе кружили чайки.»

«Они ехали в Бакли по узкой пустынной дороге. Пейзаж был такой зимний, что дальше некуда: белые холмы, серое небо, туча, которую гонит северный ветер, и бескрайние заснеженные вересковые пустоши.»

«Искрящийся на солнце снег, свежий сосновый запах, темно-синее небо, горы на дальней стороне сверкающего залива. Пригревает низко стоящее солнце, свежий снег ослепительно блестит и скрипит под ногами, Кэрри с наслаждением вдыхает холодный воздух, и он глубоко проникает в легкие.»

«На ужин были спагетти с соусом «болоньезе», сыр и сладкий пирог со сливками.»

«— Артур! Вы такой красивый сегодня. А где миссис Снид?
— Кончает готовить котлетки «по-киевски», миссис Фиппс. Через минуту поднимется.»

«Время летит как на крыльях, когда людям хорошо.»

«Да и кто бы не расстроился, услышав такую весть по телефону? Я всегда не любил за это телефон. Чувствуешь себя таким бессильным. И таким далеким, потому что не видишь собеседника.»

«К сожалению, когда мы расстроены, то всегда вымещаем свои чувства на самых близких и любимых людях.»

«— А что она умела делать лучше всего?
— Жить.»

«Франческа хотела, чтобы Рождество было таким, как в легенде, иначе оно теряло для нее свою волшебную притягательность. Потому что рождественские гимны, ночная темнота и подарки были неразрывно связаны с тем временем года, когда жизнь обретает крылья и весь мир воспаряет вверх, к звездам.»

«Кэрри и Сэм прекрасно все устроили. Они привезли горячий суп, приправленный шерри, и все пили его прямо из кружек. Еще были свежие булочки, щедро прослоенные ветчиной с горчицей, омлет с беконом, куриные грудки, салат из помидоров, крепкие хрустящие зеленые яблоки и толстые ломти чеддера.»

«Было всего лишь четыре часа дня, но уже подкрались синие сумерки и прекрасная новорожденная луна, нежная, как цветок, выплыла на сапфировое небо. Снежные вершины холмов слабо светились в странном сумеречном мерцании луны. Начался отлив. Отступая, море обнажило волнистую песчаную отмель.»

Характеристики:

Оригинальное название: Winter Solstice. Rosamunde Pilcher.
Автор: Розамунда Пилчер
Издательство: СЛОВО
Язык: Русский
Год издания: 2011
Год первого издания: 2000
Переводчик: И. Шевченко, И. Архангельская, Майя Тугушева
Количество страниц: 496 стр.
Формат: 84x108/32 (~130x210 мм)
Переплет: Твердый
Бумага: Офсетная
Шрифт: Academy
Тираж: 2500
ISBN: 978-5-387-00447-6#978-5-387-00360-8
Вес: 525 гр.
Литература стран мира: Литература Англии, Австралии и Новой Зеландии
Литература по периодам: Современная литература

ОБ АВТОРЕ

Первый рассказ известной английской писательницы Розамунды Пилчер был опубликован в журнале «Woman and Home», когда ей было восемнадцать лет. Во время Второй мировой войны она работала в Министерстве иностранных дел, а потом в составе женской вспомогательной службы британских военно-морских сил в Портсмуте и на Вест-индском флоте. Она и ее муж сейчас живут в Шотландии, в окрестностях Данди. У них четверо детей и восемь внуков.

Розамунда Пилчер — автор тринадцати романов, переведенных на многие языки. Два ее бестселлера, «The Shell Seekers» («Искатели раковин», в настоящем переводе «Семейная реликвия») и «September» («Сентябрь»), завоевали признание во всем мире. Большой успех выпал и на долю других ее произведений — романа «Winter Solstice» («В канун Рождества»), сборников рассказов «The Blue Bedroom» («Голубая комната»), «Flowers in the Rain» («Цветы под дождем») и других.



Розамунда Пилчер - В канун Рождества. Отзывы:

Замечательная, добрая и очень душевная книга. Самое то, как для грустных осенних дней, так и для зимних вечеров. Это одна из тех редких историй, после которых дышится легче, мир кажется светлее, а в душе крепнет надежда на то, что все обязательно образуется! Итак, в центре событий находятся пять человек, связанные узами отдаленного родства или столь же отдаленного знакомства, которые волей судьбы собираются в одном шотландском доме. Все они недавно по одиночке прошли через собственные мрачные жизненные периоды, и теперь, так или иначе, чувствуют себя потерянными и несчастными. Но, практически случайно сойдясь вместе, они обнаруживают, что горе постепенно начинает отступать и откуда-то вновь берутся силы жить и любить дальше. Так для них на смену темной жизненной полосе приходит светлая. Любопытно, что, несмотря на то, что героев друг от друга отделяют и возраст, и, в какой-то степени, социальное положение, они с легкостью находят друг с другом общий язык и ощущаются единым целым, одной большой настоящей семьей. В общем, очень теплая книга и уютная история о том, как любовь и душевное тепло помогли героям вернуться к жизни. @Omiana

«В канун рождества», думается мне, лучше всего читать именно в зимнее время года. Не буду ничего говорить о теплом пледе, чашке горячего чая и прочих атрибутах, которые сопровождают такие вот книги (а так хочется), но сама атмосфера навязывает именно эти образы. Книга чем-то напомнила произведения Флэгг, быть может своим оптимизмом, добротой, светлостью, которые характерны этой писательнице. Книга оставляет только приятные впечатления. Описанных в ней людей с первых же строк хочется записать в свои родственники и, конечно, сразу начинаешь верить, что отныне судьба к ним будет более благосклонна,а мечты обязательно сбудутся. @Krishana

Книга мне понравилась, когда я ее дочитала, у меня осталось приятное ощущение гармонии и умиротворения. Книга очень добрая, жизнеутверждающая, о любви и дружбе, и о том, что когда мы вместе — у нас все-все получается. Это книга, которую хочется читать, завернувшись в плед с чашкой горячего чая в руках. @MonokuroBoo

Приятный, интересный роман. В нем есть все то, о чем мне нравится читать. Подробные описания быта, домов, интерьеров, обстановки. Описания званых обедов, еды, одежды, покупок, подарков. Герои книги - приветливые гостеприимные люди, с их повседневными заботами и делами. Мы узнаем о жизни этих людей, взаимоотношениях, семейных драмах и радостях, расставаниях и встречах. Очень понравились описания природы заснеженной Шотландии, а также предпраздничной рождественской суеты. На меня такие книги оказывают магическое воздействие, сразу хочется горы свернуть для своих близких. @Olza

Старинный дом на побережье Шотландии собрал под своей крышей интересную компанию: люди разного возраста и разной судьбы, но всех их объединяло одно – строительство новой жизни на обломках старой. Теплая, светлая и немного сентиментальная история, с чудесной атмосферой маленьких английских поселений. Книга как будто создана для вечернего чтения – удобное кресло, горячий чай, приглушенный свет и позади все дневные заботы и тревоги, остаешься только ты и книга. В этой истории нет героев и злодеев, в ней показана простая, обыденная жизнь со всеми ее радостями и горестями, победами и поражениями. Книга, способная подарить улыбку и подарить немножко оптимизма, которого иногда так не хватает. @inn-a

Мне безумно понравилось.Я наслаждалась языком, я с удовольствием следила за тем, как много историй сливаются в одно. Я проглотила книгу за один вечер. Я не могла оторваться. Чудесное,размеренное произведение. Тем более очень зимнее и теплое. Мне было уютно, интересно. Шотландия, усадьбы, Рождественские праздники, хорошие семьи и не очень, простые люди с их проблемами, заботами и надеждами. Книга,которая попадет в любимые. Прекрасно. Нечего добавить.Надо читать. @darya-yureva

promo anchiktigra Січень 8, 11:04
Buy for 1 000 tokens
Продам салон красоты в Центре Днепра. Цена 59000 у.е. Звоните! Выгодная инвестиция, готовый бизнес. Детали по телефону: 067 5654274 Продам стильный салон красоты "Ля Руж" в Нагорном районе (угол Гончара - Шевченко). Площадь 84 кв.м., 4 зала, дизайнерский качественный ремонт, свежее…

Для этой записи комментарии отключены.