8 декабря 2014

Аня Скляр

Десять секретов Любви

1. Первый секрет - СИЛА МЫСЛИ
- Любовь начинается с мыслей.
- Мы становимся тем, о чем думаем. Полные любви мысли создают полную любви жизнь и полные любви отношения.

2. Секрет второй: СИЛА УВАЖЕНИЯ
- Чтобы любить кого-то, научитесь вначале его уважать.
- Прежде всего, нужно уважать себя.

3. Секрет третий: СИЛА ДАРЕНИЯ
- Если вы хотите получить любовь, нужно просто дарить ее! Чем больше любви вы дарите, тем больше вы получите.
- Любить - означает дарить часть себя, без оплаты и оговорок. Практикуйте проявление доброты просто так.
- Тайная формула любви в том, чтобы всегда обращать внимание не на то, что вы можете взять, а на то, что вы можете дать.

4. Секрет четвертый: СИЛА ДРУЖБЫ
- Чтобы найти настоящую любовь, нужно сначала найти настоящего друга.
- Любить означает не смотреть друг на друга, а вместе смотреть на мир в одном направлении.

5. Секрет пятый: СИЛА ПРИКОСНОВЕНИЯ
- Прикосновение - это одно из самых мощных проявлений любви, разрушающее барьеры и укрепляющее взаимоотношения.
- Прикосновение изменяет физическое и эмоциональное состояние и делает людей более восприимчивыми к любви.
- Прикосновение может помочь вылечить тело и согреть сердце. Когда раскрываешь объятия, раскрываешь сердце.

6. Секрет шестой: СИЛА ПРИНЦИПА "ДАТЬ СВОБОДУ"
- Если вы любите кого-то, отпустите его на свободу. Если он возвращается к вам, он ваш, если нет, он никогда не был вашим.
- Даже в истинно любовных отношениях людям нужно собственное пространство.
- Если хочешь научиться любить, сначала нужно научиться прощать и освободиться от прошлых обид, печалей, страхов, предубеждений и оговорок.

7. Секрет седьмой: СИЛА ОБЩЕНИЯ
- Когда мы учимся общаться открыто и честно, жизнь меняется.
- Любить кого-то означает общаться с ним.
- Давайте людям знать, что вы их любите и цените их.
- Никогда не бойтесь сказать эти три волшебных слова: "Я люблю тебя".
- Никогда не упускайте возможности похвалить кого-то.
- Всегда оставляйте слово любви для того, кого любите, - может, вы видите его в последний раз.

8. Секрет восьмой: СИЛА ПРЕДАННОСТИ
- Чтобы любовь была истинной, нужно быть преданным ей, и эта преданность отразится в мыслях и действиях.
- Преданность и верность - это настоящая проверка любви.
- Чтобы иметь отношения любви, нужно быть преданным этим отношениям.
- Преданность отличает прочные отношения от хрупких.

9. Секрет девятый: СИЛА ПРОЯВЛЕНИЯ ЧУВСТВ
- Чувства поддерживают огонь любви и не дают ей угаснуть. Интенсивные чувства любви характеризуются глубокой преданностью, энтузиазмом, интересом и радостным волнением.
- Чувства можно возгревать, воссоздавая прошлые ситуации, когда чувства пламенели.
- Спонтанность и сюрпризы рождают ответные чувства.

10. Секрет десятый: СИЛА ДОВЕРИЯ
- Доверие жизненно важно для отношений любви. Без него один человек становится подозрительным, тревожным и полным опасений, а другой чувствует себя в эмоциональной ловушке, ему кажется, что ему не дают свободно дышать.
- Невозможно действительно любить кого-то, если полностью ему не доверяешь.
- Один из способов решить, подходит ли человек для вас, это спросить себя: "Доверяю ли ему полностью и без оговорок?"

1
2
3
4
5
6
7
8
9
Метки:
Аня Скляр

Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.

мастерство консультирования

Очень полезная книга для тех, кто только начинает свою работу психолога-консультанта. Здесь собрано много примеров из практики, есть разделы по различным проблемам клиента. Базовые знания работы удобно структирированы, книга читается легко, информация объясняется доступным языком.

Мастерство психологического консультирования.
/Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. — СПб.: Речь, 2007. — 240 с.
ISBN 5-9268-0472-8

Данная книга является результатом многолетней работы профессионалов, занятых подготовкой практических психологов. Читатель найдет в ней много ярких клинических примеров и практических упражнений, помогающих в подготовке специалистов. Книга предназначена для психологов, психотерапевтов и всех, кто интересуется вопросами психологического консультирования.

Глава 1. Навыки консультирования.

Глава 2. Процесс психологического консультирования (Попытка описания процесса изнутри)

Глава 3. Терапевтическое пространство

Глава 4. Кризис и основы кризисной интервенции

Главы 5-7. Только интересное из глав.

фото
фото (2)
Аня Скляр

Глава 1. Навыки консультирования.

Человек может нуждаться в психологической помощи не только когда страдает психическим заболеванием, но и когда у него буквально «болит душа», то есть он не может справиться с трудностями, потерями, одиночеством, не может быть в ладу с собой, обрести внутреннюю гармонию

Слово «консультант» обычно ассоциируется со словами «советник», «помощник», «наставник». Эти функции близки друг другу и всегда ценились.

Дача советов ни в коем случае не является определяющей составляющей деятельности специалиста по психологическому консультированию. Более того, по идейным, так сказать, соображениям, психолог-консультант советов не дает, поскольку суть психологического консультирования состоит в том, чтобы помочь человеку в раскрытии своего собственного внутреннего потенциала, а советами этого достичь невозможно.

В основе психологического консультирования лежат две гипотезы. Первая состоит в том, что у человека всегда есть внутренний ресурс, к которому у него, однако, не всегда есть д о с т у п. Задача консультанта — помочь клиенту встретиться с этим внутренним ресурсом, чтобы тот сумел им воспользоваться. Другая гипотеза состоит в том, что человеку присуща потребность в отношениях и что специальным образом построенные отношения могут стать помогающим инструментом. Консультант является специалистом именно в области построения помогающих отношений.

1. Человеческие отношения представляют ценность сами по себе. Отношения присущи человеку, и существует потребность в «Я—Ты»-отношениях. Терапевтические отношения должны отвечать этой потребности.

2. У каждого человека существует потребность в самореализации — раскрытии своей человеческой сущности, своей души, и консультирование должно удовлетворять эту потребность.

3. Существуют различные измерения человеческого опыта, например личностное и духовное. Психотерапия или консультирование не должны игнорировать одно измерение в пользу другого.

4. В каждом человеке заложен творческий потенциал, источник жизненных сил и внутренней мудрости. Задача консультирования — дать человеку возможность соприкоснуться с этим источником.

5. Консультант сам является инструментом своей профессиональной деятельности, это определяет сферу его ответственности.

Построение отношений — процесс двухсторонний.

Основные задачи консультанта: стараться наиболее глубоко понять другого человека, создать безопасное пространство, в котором клиент мог бы выразить себя наиболее полно, понять себя, осознать, в чем он нуждается, что мешает ему жить в согласии с самим собой, и определить, как, находясь в своей актуальной жизненной ситуации, он может позаботиться о себе. Основной инструмент для реализации этих задач — слушание.

Терапевтическое слушание — это обеспеченное всей полнотой внимания консультанта вслушивание, это слышание одновременно целого спектра сообщений:

• относительно содержания ситуации клиента, выраженного с помощью слов и невербальных проявлений (интонаций, поз, жестов, мимики). При этом вербальные и невербальные сообщения могут противоречить друг другу. Например, человек говорит «Да» и отрицательно качает головой;

• по поводу отношения человека к тому, о чем он говорит. Например, клиент говорит вяло, глядя в пол: «Я смелый», то есть либо не верит в это, либо ему не нравится это качество в себе;

• относительно чувств клиента в ситуации «здесь и сейчас», во взаимодействии с терапевтом. Например, слова клиента «У вас холодно» могут быть сообщением о том, что он пока не чувствует себя комфортно в кабинете. Портфель или сумка, которую клиент в течение всей сессии держит на коленях, могут быть способом сообщить консультанту о том, что он не чувствует себя безопасно.

Базовые навыки консультирования — это навыки активного слушания.

Перефразирование — это повторение своими словами содержания высказывания клиента. Содержание включает в себя как факты ситуации, так и чувства клиента.

Цели перефразирования

1. Используя перефразирование, вы можете показать клиенту, что слышите и понимаете его слова.

2. Если, перефразируя содержание, вы проявите недопонимание, у клиента будет возможность вас поправить.

3. Выслушивание своей истории, пересказанной другим человеком, может помочь клиенту прояснить собственные мысли и чувства. Это похоже на перечитывание какой-то фразы из книги.

4. Перефразирование может побудить человека более подробно раскрыть ситуацию или свое отношение к ней.

5. Когда клиент находится в состоянии эмоционального возбуждения, он зачастую говорит спутанно, и перефразирование может помочь и ему, и вам установить приоритеты — на какие события и проблемы нужно прежде всего направить внимание.

Принципы перефразирования

1. Перефразирование должно быть кратким.

2. Перефразирование должно ограничиваться теми вещами, которые, с вашей точки зрения, являются существенными.

3. При кризисной интервенции перефразирование должно по возможности концентрироваться на том содержании, которое актуально для клиента в данный момент.

Как при перефразировании, так и при отражении чувств важно начинать свое высказывание со слов: «Мне показалось, что...», «У меня возникло предположение...», «Я услышал это так ...», «Вы хотите сказать, что...», «Иными словами...», «Насколько я понял...», «Похоже на то, что...». Репертуар этих вводных слов может быть разнообразен, и со временем у каждого консультанта формируются свои индивидуальные предпочтения. Важно, чтобы эти слова отвечали одной цели — подчеркнуть, что вы не изрекаете объективную истину, а лишь высказываете свое субъективное мнение, которое клиент может принять, уточнить или отвергнуть. Таким образом, сама конструкция фразы приглашает клиента к исследованию его внутреннего мира, а не звучит как диагноз «специалиста».

Отражение чувств — это обозначение переживаний клиента, о которых он прямо не говорит, но которые вы можете в нем предположить, исходя из его невербальных проявлений (поза, жесты, мимика, тон голоса), а также из особенностей его ситуации.

Цели отражения чувств

1. Помочь клиенту идентифицировать свои чувства и побудить его больше говорить о своих переживаниях в связи с проблемой.

2. Помочь клиенту вентилировать свои чувства и таким образом снизить уровень напряжения.

3. Показать клиенту, что вы понимаете и принимаете его чувства, что позволит улучшить качество контакта.

Подбирайте для обозначения чувства клиента слово, которое соответствовало бы интенсивности его переживания. Старайтесь сосредоточиться на актуальных чувствах клиента. Отражая чувство, старайтесь говорить просто и коротко, Позитивные формулировки более эффективны, чем негативные («Вы чувствуете себя оскорбленным» вместо «Вы не чувствуете себя счастливым»). Давайте ваше отражение уверенно. Клиент может принять его, уточнить или опровергнуть.

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЧУВСТВА К СОДЕРЖАНИЮ

Это вербальный навык, объединяющий отражение чувств с перефразированием содержания. Этот процесс помогает прояснить чувства и связать их с вызвавшими их событиями, за счет чего уменьшается ощущение хаоса, и проясняются объекты работы.

ПРОЯСНЕНИЕ

Прояснение помогает получить дополнительную информацию от клиента о его проблеме или чувствах, связанных с ней.

Принципы прояснения

1. Первый шаг — это перефразирование того, что вы поняли из слов клиента. Второй шаг — задавание вопроса. При этом также важно использовать вводные слова, чтобы подчеркнуть ваше уважение к праву клиента отказаться от ответа. «Это звучит так, будто отношения с девушкой вызывают у вас чувство растерянности. Могли бы вы рассказать, с чем вы это связываете?» Проясняющий вопрос можно также предварить отражением собственных чувств: «Я не уверен, что правильно понял вас. Могли бы вы сказать об этом подробнее?»

2. Предостережение: нельзя задавать слишком большое количество проясняющих вопросов. Для клиента это может означать, что вы чувствуете неловкость по поводу обсуждаемой темы или хотите «исправить положение», то есть слишком быстро перейти к решению проблемы. Поэтому перед тем как задать проясняющий вопрос, мысленно проверьте свою мотивацию:

• Вы боитесь молчания клиента?

• Вам стало скучно?

• Проблема вызывает у вас неловкость, и вам хочется переменить тему?

• Вы пытаетесь исправить проблему или спасти клиента от нее?

ПРОЯСНЕНИЕ ПРОБЛЕМНОЙ СИТУАЦИИ (ВОЗМОЖНЫЕ ВОПРОСЫ)

• Приведите пример проявления своей проблемы (когда предъявленная проблема звучит абстрактно, например «У меня низкая самооценка», описание конкретной ситуации необходимо консультанту, чтобы понять, что стоит для клиента за штампом «низкой самооценки», «комплекса неполноценности» или «дурного характера»)

• С чем вы связываете появление проблемы?

• Когда это появилось впервые? Что в этот момент происходило в вашей жизни?

• Как это случилось?

• Кто при этом присутствовал?

• Что делали эти люди?

• Где чаще всего проявляется проблема?

• Где реже всего?

• Как вам кажется, отчего это зависит? Есть ли какие-нибудь закономерности?

• Были ли подобные ситуации в прошлом?

• Если да, то как вы с ними справлялись?

• Если проблема разрешится, что будет происходить в вашей жизни иначе?

• Как вы будете себя чувствовать?

• Как будут реагировать другие люди?

• Что будет для вас знаком того, что в решении своей проблемы вы двигаетесь в правильном направлении? (опишите в терминах поведения).

В о п р о с : Что делать, если клиент говорит долго? Я начинаю бояться, что не смогу запомнить все.

О т в е т : Можно останавливать клиента. Если вы скажете: «Можно вас остановить на минуту. Я просто хочу быть уверенным, что правильно понимаю вас...» и отразите то, что вы услышали,

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО ВЫ ВСЕ ДЕЛАЕТЕ ПРАВИЛЬНО

«Вы узнаете об этом, если в работе с вами клиенту удается продвинуться в понимании своей проблемы. Даже в том случае, когда он говорит: «Нет, это не совсем так, это скорее...», — и после этого идет глубже и внимательнее прислушивается к своим переживаниям, значит, вы все сделали правильно. Возможно, ваши слова были не совсем точны, или же они показались не совсем точными клиенту, хотя и были достаточно близки к тому, что он сам произнес минуту назад. Главное — они помогли ему продвинуться дальше в видении проблемы и, значит, достигли желаемого результата.

В другом случае клиент может просто сидеть и ничего не говорить, довольный тем, что вы правильно его понимаете. А может быть, вы увидите, что все идет в верном направлении, по тому, как он с облегчением выдыхает, расслабляется, сбрасывает напряжение, когда все его тело как бы сообщает: «Да, это именно так».

Найти подтверждение тому, что вы все делаете правильно, можно и по менее заметным признакам облегчения, которое наступает у человека, который видит, что его услышали. Каждый знает, как это бывает, когда ты долго пытаешься что-то сообщить, и наконец тебе это удается. Возникает что-то вроде освобождения: тебе не надо больше это говорить. Когда клиент только обозначает проблему, затрагивает какой-то вопрос, делает первый на него намек, возникает определенное напряжение, как будто человек затаил дыхание. Это ощущение сохраняется некоторое время, пока не будет сказано самого главного и пока консультант не поймет и не отреагирует на сказанное. Тогда напряжение спадает, клиент облегченно выдыхает. Его тело как бы освобождается от необходимости удерживать данную проблему, и в нем открывается пространство для рождения чего-то нового. В такие моменты нередко наступает пауза. Бывает, что она длится довольно долго — минуту, а то и больше, и консультанту необходимо научиться принимать это молчание, этот внутренний покой, чтобы не вспугнуть того, что может в нем родиться».

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ЧТО-ТО НЕ ТАК,
И ЧТО МОЖНО ПРЕДПРИНЯТЬ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ

«Если клиент на разные лады повторяет практически одно и то же, это значит, что он чувствует, что вы его еще не поняли. Постарайтесь понять, чем отличается ваше отражение от того, что говорит он.

Иногда, в тот момент, когда вы отражаете сказанное клиентом, на его лице появляется напряжение или растерянность — он пытается понять то, что вы ему говорите. Это значит, что вы делаете что-то не так — добавляете что-то лишнее или что-то упускаете. Как только вы это заметили, остановитесь и попросите клиента повторить сказанное еще раз.

«ТРЕХСТУПЕНЧАТАЯ РАКЕТА»

Нильс Гренстад жил в Кристиансанде в Норвегии. Он был замечательным педагогом, воспитавшим многих учеников, основавшим норвежскую школу гештальт-терапии и психосинтеза. Он был и нашим учителем тоже. В числе многого он научил нас методу «трехступенчатой ракеты». Так он называл особый способ интегрированного использования базовых навыков, которым мы решили с вами поделиться. Нам кажется, что методически это очень удачный прием. Он основывается на теории познания Артура Янга, который говорил о четырех ступенях познания. Из теории А. Янга Нильс позаимствовал первые три ступени. Чтобы лучше понять, о чем идет речь, давайте представим случай, когда мы встречаемся с каким- нибудь объектом.

1. На первой ступени наблюдатель («Я») встречается с объектом:
Объект (стимул) —> Я, наблюдатель, воспринимаю объект, то есть вижу, слышу, ощущаю, обоняю и благодаря этому встречаюсь с очевидным, явным.

2. На второй ступени из того, что я наблюдаю и воспринимаю, я проецирую свои переживания на этот объект:
Объекта— Я проецирую: «Мне кажется», «Я предполагаю» и так далее.

3. На третьей ступени наблюдатель («Я») дает личностный ответ, то есть отмечает, как этот опыт откликается в нем:
Объект Я отвечаю личностно, например, «Я удивлен», «Мне тревожно», и так далее.

Теперь давайте взглянем, как функционирует эта система. Предположим, я смотрю сейчас на Машу, которая склонилась над книгой. Она смотрит на открытую страницу и потирает пальцем лоб.

«Я вижу, как ты смотришь в книгу и потираешь лоб», — говорю я. Это была первая ступень («очевидное, явное»).

Теперь вторая ступень («проекция») «...и мне кажется, что ты чем-то озабочена».

И третья ступень («личностный ответ») «...и мне хочется тебе помочь».

Попробуем еще раз. Я поворачиваюсь к Ане, которая в этот момент кашляет: «Я слышу, как ты кашляешь...», — это первая ступень, «...и представляю себе, что ты простыла», — это вторая ступень, «...и я беспокоюсь за тебя» — это третья ступень.

Упражнение «Трехступенчатая ракета»

Для выполнения этого упражнения группа разделяется на тройки. Каждый участник по очереди побывает в трех ролях: клиента, консультанта и наблюдателя. Обычно смена ролей происходит через 15-20 минут.

Клиент пребывает с переживаниями актуальными в данный момент и занимается исследованием своего состояния.

Консультант помогает клиенту исследовать его состояние, используя схему трехступенчатой ракеты. Можно использовать одну ступень в том случае, если она первая. Вы можете использовать две ступени (первую и вторую, первую и третью) или три ступени (первая, вторая, третья). Таким образом, вы видите, что первая ступень в упражнении является обязательной. Например:

Я вижу, ты нахмурилась. (1)
Я вижу, ты нахмурилась и, мне кажется, ты чем-то недовольна. (1,2)
Я вижу, ты нахмурилась, и меня разбирает любопытство — хочется узнать, с чем это связано. (1, 3)
Я вижу, ты нахмурилась, мне кажется, ты чем-то недовольна, и мне хочется узнать, чем я могу помочь тебе. (1,2,3)

Участник, исполняющий роль клиента, ведет себя естественно. Он может откликаться на то, что говорит консультант, или просто рассказывать о том, что сейчас с ним происходит. Клиент и консультант работают вместе над исследованием состояния в настоящем. Если клиент молчит, консультант может задавать вопросы — что с тобой происходит? и т. д. или отражать молчание клиента, т. к. это тоже то, что происходит с клиентом. В любом случае это упражнение помогает отработать навыки бытия здесь и теперь, присутствия с очевидным, отражения собственных чувств и т. д.

Наблюдатель — это зеркало консультанта. Наблюдатель отмечает невербальные (очевидные) проявления консультанта и ступени, которые консультант использовал в работе, и дает обратную связь по окончании работы. Например, наблюдатель отмечает, когда у консультанта получились все три ступени, когда две, когда первая и третья и т. д. Таким образом, наблюдатель учится присутствовать, быть внимательным и отражать очевидное. Кроме того, в обратной связи могут звучать предложения о том, что сам наблюдатель отметил бы у клиента в процессе упражнения или иначе сформулировал.

Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.
Аня Скляр

Глава 2. Процесс психологического консультирования (Попытка описания процесса изнутри)

«Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим»
Иегуда Бэкон

Если предположить, что причиной затруднений, которые испытывает клиент, является его утрата контакта с самим собой, с собственными ресурсами, то, развивая метафору Джеймса Бьюдженталя, сравнившего психотерапию с путешествием, можно сказать, что для клиента это путешествие к себе. Он отправляется в него, чтобы лучше узнать себя, восстановить связь с собственными ресурсами. Во время этого путешествия ему предстоит ответить на вопросы: что я чувствую? что я думаю? чего хочу? что мне мешает поступать так, как я хочу? какими средствами я буду пользоваться для реализации своих желаний?

Процесс психологического консультирования условно можно разделить на три этапа:

1) построение отношений;

2) основная часть, или работа с проблемой;

3) завершение.

фото (1)

К о н т а к т — это такой уровень безопасности, принятия и доверия во взаимодействии с консультантом, который позволяет клиенту выразить то, что его беспокоит. Консультант, по нашему мнению, как раз и является экспертом в отношениях (а не в проблемах), он обладает комплексом навыков, позволяющих выстраивать контакт.

Психолог-консультант не нацелен на проблемные ситуации, он нацелен на проблемы конкретного человека. И эти проблемы находятся не в ситуации, а в пространстве данной личности.

Проблемная ситуация не существует сама по себе. Личностные проблемы данного человека и конкретная проблемная ситуация — категории взаимосвязанные. И, как это ни странно, когда человек разрешает личные проблемы, ситуация перестает быть проблемной.

Не принимая какую-то ситуацию, мы не можем вести себя в ней адекватно.

Психологическая проблема клиентки состоит в том, что она хочет найти выход, но не может этого сделать, потому что ищет его, не принимая того, что случилось.

Психологически понятная связь между трудностями, которые испытывает клиент (говоря медицинским языком — жалобами), ситуацией, в которой возникли эти трудности, и особенностями личности клиента называется п с и х о л о г и ч е с к и м диагнозом.

Изменить свое отношение к ситуации возможно. Для этого клиенту необходимо обратиться к себе и попытаться понять, что в нем определяет формирование этого отношения и, как следствие, этих реакций.

• ресурсы, которые необходимы для решения жизненных проблем, находятся внутри самого человека;

• человек сам блокирует доступ к этим ресурсам

Под присутствием мы понимаем такую позицию человека, в которой он в максимальной степени открыт и способен отражать то, что происходит в пространстве взаимодействия и в пространстве его внутреннего опыта. Присутствие — это формирующий фактор, который помогает связать в настоящем моменте мысли, переживания и поведение.

Дж. Бьюдженталь обозначал присутствие как «состояние, в котором клиент способен концентрироваться на своем опыте, осознавать то, что происходит, выражать беспокойство, а не говорить о нем... Присутствие — это способ бытия в ситуации, который предполагает для человека такую степень осознавания и участия, на какую он только способен в данное время и в данных обстоятельствах. Присутствие достигается за счет мобилизации чувствительности как внутрь (по отношению к внутреннему опыту), так и во вне (по отношению к ситуации и другим людям)».

Эрих Фромм писал о том, что терапевту необходимо отказаться от роли стороннего наблюдателя и вступить в союз с клиентом, стать соучастником.

«Клиент пришел к терапевту с магнитофоном в руках. «...Доктор, прошлой ночью мне приснился такой удивительный сон, что, проснувшись, я первым делом записал его и все ассоциации, пришедшие мне в голову. Это очень важно, и я бы хотел, чтобы прежде, чем мы начнем работать, вы все прослушали. Я сейчас поставлю для вас запись, а сам пойду позавтракаю — со всеми делами, не успел утром поесть». Он включил магнитофон и ушел. Через несколько минут терапевт появился в кафе и опустился на стул рядом с клиентом. На удивленный взгляд клиента он ответил: «Я тоже сегодня не завтракал, поэтому я включил свой магнитофон, чтобы записать ваши сны и ассоциации, и прослушаю их позже». Как будто содержание может существовать отдельно от клиента, терапевта или их обоих, от конкретной ситуации их встречи».

Убеждение клиента в том, что он такой и не может быть другим, Дж. Бьюдженталь называет «самоподтверждающимся пророчеством».

«Больше всего на меня давит чувство безысходности». Консультант попросил ее рассказать об этом чувстве.

Кто определяет ситуацию как безвыходную?

Как же поступать с тем, что мы видим и слышим и что, на наш взгляд, несет скрытый смысл? Мы можем высказать это как предположение, и, если оно верно, то это поможет клиенту лучше понять себя и приблизиться к себе.

Далее клиентка говорила о том, что она осознает свое нежелание принять происшедшее — ведь если она это сделает, ей придется признать, что только она может что-то изменить в ситуации.

То, что происходило в последние 10 минут, было этапом завершения сессии. Этот этап направлен на то, чтобы помочь клиенту присвоить те изменения, которые в нем произошли в течение сессии, и связать их с той жизненной реальностью, в которой находится клиент. Эту часть процесса консультативного взаимодействия еще называют заземлением.

Принятие — это инициатор изменений и первый шаг к трансформации.

Пространство внутренних ресурсов недоступно страдающему человеку.

Тяжелые переживания являются единственным путем человека к самому себе. Более того, они заявляют о тех частях личности, которые стремятся к реализации.

Когда человек рассказывает о том, что ему предстоит сделать, то ему легче это сделать в реальности. При этом чем больше элементов из реальной ситуации присутствует в рассказе (описание места, присутствующих при этом людей, их возможных реакций, последствий произведенных действий и т. д.), тем легче реализовать намерения. Иногда мы используем воображение и предлагаем клиенту представить все, что он наметил. Можно сказать, что происходит моделирование ситуации.

Может быть, ваши реакции раздражения — это крик, чтобы он обратил внимание, что вам плохо?

В нашем представлении сопротивление имеет большое значение в процессе консультирования:

во-первых, это сигнал того, что клиент соприкоснулся с чем-то важным;

во-вторых, что ему трудно быть с этим;

и, в-третьих, что срабатывают защиты, которые помогают человеку соприкасаться со своим болезненным опытом и сохранять устойчивость.


Изменения происходят в период между сессиями. Можно также вспомнить Милтона Эриксона, который рекомендовал клиентам длительные (не менее 1,5 часа) одинокие прогулки после каждой сессии.

Консультант помогает клиенту рассказать подробнее о том, что с ним происходит, и это само по себе обладает исцеляющим эффектом.

Рассказывая о своем страдании, рассуждая о том, что с ним происходит, человек становится в позицию наблюдателя, рассказчика, того, кто рассуждает. Он уже не само страдание (боль, горечь), а тот, кто на это смотрит, это описывает, выражает свое отношение к этому. Позиция наблюдателя изменяет застывшую картинку. Это все внутренние действия, которые он совершает по отношению к своему «невыносимому» страданию.

Если человек изменился, то и вокруг него происходят изменения.

Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.
Аня Скляр

Глава 3. Терапевтическое пространство

Три основных условия успешной  терапии: искренность (конгруэнтность), безусловное положительное отношение и эмпатия.

Вначале К. Роджерс (1959) говорил об эмпатии как о состоянии: «Быть эмпатичным — значит воспринимать внутреннюю систему координат другого человека, сохраняя точность, эмоциональные компоненты и значения, принадлежащие этому человеку, как будто сам им являешься, но при этом ни в коем случае не забывая об условии „как будто". Таким образом, это означает ощущать боль или радость другого человека так, как он их ощущает, и ощущать их причины так, как ощущает их он, при этом никогда не забывая, что это именно как будто я был ранен, как будто я радовался и тому подобное. Если это „как будто" утрачивается, происходит идентификация».

Лечить... может лишь тот, кто живет во встрече и все же обособлен.

Согласно взглядам Ю. Гендлина, в человеческом организме постоянно течет поток ощущений и переживаний, к которому человек может обращаться снова и снова как к точке отсчета, чтобы обнаружить смысл этих ощущений. Ю. Гендлин называл это «ощущаемым смыслом» («felt sense»).

К. Рождерс (1980)приводит следующую иллюстрацию этой идеи. Во время консультативной сессии мужчина говорит о своем отце в неопределенно отрицательных тонах. Консультант замечает: «Это звучит так, как будто вы злы на своего отца». Мужчина отвечает: «Нет, я так не думаю». «Может быть, вы недовольны им?» «Ну, может быть», — отвечает мужчина с некоторым сомнением в голосе. «Может быть, вы разочарованы в нем?» Мужчина сразу отвечает: «Именно! Я разочарован потому, что он не сильный человек. Мне кажется, я всю жизнь был разочарован в нем, с тех пор, как был еще ребенком».

Эти концептуальные находки позволили К. Роджерсу (1980) отказаться от понятия «состояние эмпатии» и говорить об змпатии как о процессе. «Процесс эмпатии предполагает проникновение в личный мир восприятия другого и переживание его как своего. Он означает быть чувствительным мгновение за мгновением к изменениям переживаемых смыслов, протекающих в другом человеке, к страху или ярости, или нежности, или замешательству, или чему-то еще, что он может испытывать. Он значит на время войти в мир другого и, продвигаясь в нем с осторожностью, не судить его. Это значит ощущать смыслы, которые он или она едва улавливает, но не стараться вскрыть те чувства, которые остаются для него полностью бессознательными, чтобы слишком не испугать его. Это предполагает делиться с ним (с нею) тем, как вашему свежему и неиспуганному взгляду представляется этот мир и те его составляющие, которых он или она так боится. Это означает время от времени сверять с этим человеком точность вашего ощущения и следовать за теми откликами, которые вы от него получаете. Вы являетесь надежным спутником человека в путешествии по его внутреннему миру, его точкой опоры, указывая на возможные смыслы в его опыте, вы помогаете ему переживать эти смыслы более полно и продвигаться в них глубже. Быть с другим, таким образом, означает, что на какое-то время вы откладываете в сторону собственные взгляды и ценности, для того чтобы без бремени предрассудков войти в чужой мир. В каком-то смысле это означает, что вы откладываете в сторону собственное Я. Но это может быть доступно только человеку, который чувствует себя настолько уверенно, что не боится заблудиться в чужом мире, могущим оказаться достаточно неожиданным и хаотичным, и, когда понадобится, целым и невредимым вернуться в собственный мир. Возможно, что это определение объясняет, что эмпатия — это сложный способ бытия, требующий от человека силы и одновременно нежности и чувствительности».

Проведенные в 1950-1970-е годы многочисленные сравнительные исследования позволили К. Роджерсу утверждать:

«Идеальный» терапевт/консультант, прежде всего, эмпатичен. На этом сходятся терапевты самых различных школ и ориентации.

• Уровень эмпатии положительно коррелирует с успешностью терапевтического процесса.

• По степени развития эмпатии можно прогнозировать успешность терапии или консультирования.

• Эмпатическое понимание предоставляется терапевтом или консультантом свободно. Его не нужно вытягивать из него или из нее. И поэтому уровень эмпатии в терапевтических отношениях можно определять, исследуя только высказывания терапевта, не зная высказываний клиента.

• Уровень эмпатии зависит от опыта терапевта или консультанта: чем более терапевт или консультант опытен, тем выше уровень эмпатии.

• Чем более интегрирован терапевт, тем выше уровень эмпатии, предоставляемой им.

• Интеллектуальные и диагностические способности специалиста никак не коррелируют с уровнем эмпатии.

• Эмпатии можно научиться от эмпатичного человека. Более того, можно утверждать, что с этим качеством не рождаются, но оно приобретается через эмпатические взаимоотношения с другим.

Потребность человека в сострадании (со-страдании) — это потребность в присутствии (быть рядом)

Когда ваш страх соприкасается с чьей-нибудь болью, он превращается в жалость.
Когда ваша любовь соприкасается с чьей-то болью, она становится состраданием.


Если вы хотите обратиться к душе другого человека, вам прежде всего необходимо быть в контакте с собственной душой.

Нам кажется уместным упомянуть здесь еще об одном важном принципе, на который обратил внимание К. Роджерс (1961): «Если я создаю помогающее отношение к себе — если я могу быть прочувственно-осознающим и принимающим по отношению к своим собственным чувствам — тогда велика возможность, что я смогу сформировать помогающее отношение к другому. Чтобы быть эмпатичным по отношению к другому, нужно быть эмпатичным по отношению к самому себе». (любить, ценить, уважать себя)

Упражнение на соприкосновение с внутренними переживаниями

Мы хотели бы предложить упражнение, которое направлено на то, чтобы помочь вам соприкоснуться со своими внутренними переживаниями и попытаться обнаружить их смысл. Согласно Ю. Гендлину, «ощущаемый смысл» или «переживаемый смысл» ( «felt sense») не присутствует в нас постоянно, ему нужно созреть, сформироваться, и мы можем научиться способствовать этому процессу, наблюдая за своим телом. Это ощущение проявляется сначала как что-то неясное, расплывчатое. Впоследствии, по мере сосредоточения на нем, оно может становиться более отчетливым и изменяться. По своей сути ощущаемый смысл — это переживание определенной проблемы или жизненной ситуации на уровне тела. Приведем пример «ощущаемого смысла». Представьте, что вы отправляетесь в командировку в другой город. Вы собрали вещи, приехали на вокзал, наконец сели в поезд, но вас все время не покидает какое-то смутное, непонятное ощущение. Что- то не так, но что? И вдруг вы вспомнили, что забыли дома фотографии, которые обещали показать друзьям в этом городе! Да, показать их на сей раз не удастся, но вот что удивительно: ваше состояние изменилось. Фотографии не появились, вы не сможете выполнить свое обещание, а внутри словно что-то «отпустило». Это и есть ощущение «переживаемого смысла», осознание которого может изменять наши переживания.

Итак, вот основные признаки «переживаемого смысла»:

1. Он ощущается в теле.
2. Поначалу он неясен, трудно обозначаем, т. к. всегда уникален.
3. Он переживается как нечто связанное (по смыслу) с личной историей.
4. Он нечто большее, чем эмоция, более целостное, глобальное.
5. Он предполагает развитие, как предполагает развитие оплодотворенная яйцеклетка. Тело содержит в себе прошлое и будущее.

Чтобы выполнить это упражнение, можно записать его текст на магнитофон, а потом, слушая инструкцию, делать упражнение.

Трудный случай» (медитация)

Сядьте поудобнее... расслабьтесь... сделайте медленно 2-3 глубоких вдоха и выдоха...

Вспомните из своей практики какой-нибудь трудный случай...

Воскресите в своем воображении случай, когда вам довелось работать с трудным клиентом.

Сначала взгляните на этот случай с точки зрения его ненормальности. Представьте, что вы считаете этого пациента ненормальным и хотите сделать его нормальным. Рассматривайте случай сквозь эту призму...

• Представьте, что вы обязаны сделать так, чтобы он изменился...

• Почувствуйте свою ответственность за этого пациента...

• Обратите внимание, что этому человеку чего-то недостает, это не целостная, ущербная личность...

• Этот человек должен избавиться от чего-то, как каждый из нас иногда нуждается в избавлении от чего-то...

• Почувствуйте, что в общем-то этот пациент не стоит ваших усилий.

А теперь «отряхнитесь» и отбросьте все это. Попробуем взглянуть иначе:

• Пусть это будет тот же самый клиент, но теперь мы будем смотреть на него сквозь другую призму: взгляните на уникальность этого человека...

• Что, если вы любите, что, если вы цените эту личность безусловно, такой, как она есть?..

• Что, если воспринимать боль этого человека не как что-то, от чего нужно избавиться, а была бы принята как часть условий бытия? Как бы вы себя чувствовали при этом? Как бы он чувствовал себя, если бы у него было такое к этому отношение?..

• Что, если этот человек будет знать, в чем он нуждается и кем является на самом деле?.. Что бы вы чувствовали при этом?..

Включите это в ваш жизненный опыт.

Когда почувствуете себя готовыми, можете сделать записи.

14 препятствий креативности в консультировании

1. Страх неудачи. Консультант «отступает, не решается идти на риск, готов согласиться на малое, только чтобы избежать возможной боли или стыда перед неудачей». Консультант, для которого свойственны такие переживания, старается занять безопасную позицию. Его взаимодействия с клиентом отличаются нерешительностью и стремлением к примирению позиций. Беседуя с клиентом, он стремится к полному с ним слиянию. Обычно он воспринимается как специалист, оказывающий клиентам поддержку, но не способный на то, чтобы подтолкнуть их к решению трудных задач или побудить к активным действиям.

2. Нерасположенность к легкости, к игре. « Слишком буквальный, чрезмерно серьезный стиль. Никогда не идет на «легкомысленные опыты». Страх выглядеть глупо или несерьезно не позволяет участвовать в чем-то необычном и «сомнительном». Здесь мы встречаем строгого и серьезного консультанта, который не допускает в своей работе и тени юмора. Ему сложно решиться на то, чтобы попробовать по-новому воспринять своего клиента. У него отсутствует умение смеяться над самим собой.

3. Неспособность разглядеть имеющиеся ресурсы. Такому специалисту «не удается увидеть собственные сильные стороны и оценить те ресурсы, которыми он окружен, — людей и предметы». Обычно такой консультант слишком много говорит. Он по большей части когнитивен, и ему не удается обратиться к ресурсам, таящимся в отношениях клиента с окружающим его миром. Если, например, его клиентка переживает разлуку с ребенком, ему трудно вообразить, что можно предложить ей закрыть глаза и погладить мягкую подушку, помогая ей таким образом сосредоточить внимание на физических переживаниях.

4. Непоколебимая уверенность. «Ригидность выбираемых способов разрешения задач, отсутствие гибкости в способах реагирования; упорное следование старым, потерявшим функциональность стереотипам; нежелание подвергать проверке собственные представления».
Обычно такой «непоколебимо-уверенный» специалист является приверженцем какого-то одного узкого направления в консультировании и использует ограниченный, специфический для этого направления арсенал терапевтических техник. Он избегает включать в свою практику какие-то элементы работы других специалистов. Нередко собственная работа его интересует больше, чем потребности клиентов.

5. Избегание фрустрации. «Готов сдаться при первом же столкновении с трудностями, стремится избежать малейшей боли или неудобства, часто связанных с какими-то изменениями или новыми способами разрешения проблем». У каждого консультанта есть свои «слабые места», точки, в которых он испытывает затруднения. Кто-то, например, может избегать обращения к темам, связанным с гневом или сексуальностью, если гнев и сексуальность являются его собственными проблемными областями. Поэтому он бессознательно направляет клиента в те области, где чувствует себя уверенно и считает, что может сделать что-то конструктивное.

6. Зависимость от традиций. «Преувеличение значения традиционных способов и путей работы, чрезмерное уважение к прошлому; склонность к конформизму даже в тех случаях, когда это необязательно и не может принести пользы». Тот, кто сам когда-то был клиентом, знает, как часто мы пытаемся копировать манеру своего терапевта или своих учителей. Поэтому нередко вместо того, чтобы быть естественными и принимать себя такими, какие мы есть, мы пытаемся играть роль «идеального консультанта».

7. Бедность воображения. «Недоверчивое, пренебрежительное отношение к воображению и образному представлению себя и других людей; преувеличение значения так называемой „объективной реальности"; отсутствие воображения в смысле „Давайте представим себе..." или „А что бы было, если...". Такой консультант испытывает неловкость относительно собственного мира фантазий, и поэтому ему гораздо ближе практическая, ситуационная сфера жизни клиента, чем его фантазии и сны, которыми такой специалист нередко пренебрегает, сосредотачиваясь на «формулировании задачи сессии» или «заключении контракта».

8. Страх неизвестного. Такой консультант «боится неопределенности, избегает ситуаций, в которых у него нет абсолютной уверенности в успехе, не может что-то начать, не зная, что его ожидает». В своей работе консультант всегда рискует оказаться на совершенно новой, неисследованной территории. С одной стороны, это может вызывать интерес и придавать силы, но одновременно это может пугать. Для человека вообще характерно стремление оставаться в ситуациях, которые кажутся ему понятными и знакомыми. «Мы можем легко оказаться пойманными в ловушку внутреннего предубеждения (которое не всегда заметно снаружи), что существует решение любой жизненной проблемы, что можно раскрыть смысл любого сна или символа и что разумный контроль является целью и идеалом психологически здоровой жизни. От психотерапевтов, конечно, требуется знание, но они должны быть скромны в его оценке. Давайте прямо признаем: наше знание никогда не является достаточным. С той скоростью, с которой мы познаем, с той самой скоростью, с которой мы получаем знание, увеличивается то, что нам предстоит познавать. Притворяться перед клиентом, что мы знаем, что ему нужно, — значит отрицать тайну и предавать клиента. В действительности, проводимая терапия должна помочь встретить и принять тайну, которую клиент несет в себе и которой он окружен».

9. Потребность в равновесии. «Неспособность переносить беспорядок, путаницу и двусмысленность; неприятие сложности; чрезмерная потребность в равновесии, порядке, симметрии». Несмотря на то что, работая с клиентом, важно очертить круг вопросов и тем, которые тот поднимает во время сессии, не менее важно не спешить и не делать этого раньше времени, не пытаться как можно быстрее определить и «зафиксировать» свое восприятие клиента. Бывает, что в течение какого-то времени нам приходится плутать, утыкаться в тупики и вязнуть в мелочах, которые кажутся совершенно несущественными и случайными. Темы, возникающие из всего этого хаоса, могут оказаться более значительными и близкими к экзистенциальным проблемам клиента, чем те, за которые консультант ухватился преждевременно и второпях.

10. Боязнь оказать влияние. «Страх показаться слишком агрессивным или назойливым в навязывании своего влияния, нерешительность в отстаивании своей точки зрения, робость в высказывании собственного мнения». Некоторые из нас легко берут на себя роль «мягкого консультанта» — готовы подносить разжеванную кашку, быть понимающими родителями, становиться принимающим, открытым и безоценочным пространством. Слишком часто мы отказываем себе в том, чтобы настаивать, уговаривать, заставлять и, вообще, как-то повышать голос, как будто любящие родители или зрелые взрослые никогда этого не делают. Действуя таким образом, мы лишаем себя возможности проявлять важную сторону своего влияния на клиента. Важно помнить, что сострадание состоит не только из сочувствия, утешения и принятия. Сострадание также и мучение, борьба, метания, поиск. Как и слово «страдание», «сострадание» и «страсть» имеют общий корень.

11. Боязнь ослабить напряжение, дать возможность процессу разворачиваться в собственном темпе. «Слишком сильное стремление во что бы то ни стало разрешить проблему, неспособность подождать, пока решение созреет само, пока все совершится естественным образом; недостаток доверия к человеческому потенциалу». Мы не можем заставить человека научиться тому, к чему он еще не готов. Мы не можем разжевать и переварить за него пищу так, чтобы она стала его плотью и кровью. Мы не в состоянии диктовать клиенту, когда и с какой скоростью он должен чему-то научиться и что-то познать. Обучение все равно будет происходить с той скоростью и в то время, которое подходит ему. Часто нам приходится довольствоваться лишь тем, что удалось заронить какое-то зерно. Гораздо важнее, чтобы у нас было доверие к процессу этой работы, к тому, что, если мы будем находиться с человеком, в нем так или иначе будут происходить важные изменения, хотя бы и не сразу, хотя бы и небольшими шагами.

12. Бедность эмоциональной жизни. «Недооценка мотивационной силы, которой обладают человеческие эмоции; трата энергии на то, чтобы сдерживать спонтанное выражение чувств; недостаточное осознание значения, которое имеют чувства для достижения индивидуальных и групповых целей». Консультант, у которого есть эмоциональные блоки, теряется, когда клиент плачет или повышает голос. (это применимо и к обычной жизни) Ему не удается включать в работу методы, направленные на то, чтобы повысить интенсивность чувств и фантазий клиента, чтобы способствовать усилению и углублению переживаемого им опыта. Такой консультант не способен обеспечить работу на глубоком эмоциональном уровне. Ему будет трудно исследовать те чувства клиента, относительно которых он сам испытывает затруднения. Скорее всего, он будет избегать к ним обращаться.

13. Недостаточная интеграция Инь и Янь. «Неумение обращаться к противоположным способам проникновения в суть вещей; склонность к поляризации и противопоставлению подходов, вместо того чтобы интегрировать все лучшее, что есть в каждом из них; отсутствие обобщенного восприятия целостности вселенной». Личность терапевта, блокирующего Инь-Янь, биполярна. Для него характерно ригидное представление о собственном Я, и поэтому его оценки поведения других людей страдают ограниченностью. Он склонен мыслить в категориях «либо— либо». Ему точно известно, что прекрасно, а что уродливо. «Он лишен эстетической тонкости, и ему трудно рассмотреть красоту в теореме Эвклида, строении кристалла соли, в горе мусора и в ржавом глушителе на обочине дороги. Поэтому, не будучи в состоянии помочь другому человеку достичь большей интеграции, он и клиента ставит в поляризованную позицию».

14. Сенсорная тупость. «Недостаточное использование основных органов чувств в процессе познания; наличие лишь частичного контакта с собой и окружающей действительностью; атрофия способности к исследованию; пониженная чувствительность». Консультант, которому свойственны сенсорные блоки, преимущественно вербален. Он способен разъяснить проблему и задать уместные и весьма тонкие вопросы. Он может, например, спросить: «Как, на ваш взгляд, сказываются последствия ваших трудностей, связанных с взаимоотношениями с отцом, на ваших отношениях с мужем?» Он понимает человеческую природу, но совершенно не способен на уровне чувств отдать должное вполне конкретной, здесь и сейчас проявляющейся человечности своего клиента. Он вряд ли сможет поделиться с клиентом такими наблюдениями, как: «У вас сегодня какой-то осевший вид, как будто вы несете на плечах непомерную ношу» — или: «У вас сегодня какой-то особенно напряженный и треснувший голос».

Никто не может загнать нас в ловушку, кроме самих себя.

Видя угрозу своему Я, мы начинаем защищаться. И это ловушка, в которую мы загоняем сами себя.

Упражнение «Ловушки консультирования»

Ведущий обращается к группе: «Я буду называть вам фразы. Это реальные высказывания клиентов. Постарайтесь представить себя на месте консультанта, к которому обращена эта фраза, и прислушайтесь к себе — что вы чувствуете, что происходит с вашим телом, какие мысли появляются у вас, чего вы хотите. Будьте внимательны к себе. Не пропускайте никаких своих реакций, даже если они покажутся вам противоречивыми. После того как я произнесу фразу, возьмите одну-две минуты на то, чтобы сделать письменные заметки. Потом поделитесь своими наблюдениями с группой».

«Последняя соломинка»

Высказывание клиента: «Доктор, вы моя последняя надежда. Если вы мне не поможете, у меня остается только один выход».

Реакции консультанта: страх, груз ответственности, напряжение в теле, желание отбросить эту ответственность клиенту, как мячик, скованность, раздражение, тоска, уныние.

Ведущий: «А теперь я повторю фразу. А вы, прислушавшись, попытайтесь пофантазировать, что стоит за этим высказыванием клиента — какие чувства, какие стремления. И снова, после того как я произнесу фразу, возьмите одну-две минуты на то, чтобы сделать свои заметки, а потом поделитесь с группой».

Фантазии о том, что стоит за словами клиента: отчаянье, безнадежность, страх, неверие в свои силы, желание избавиться от ответственности, обрести защиту, привязать к себе консультанта.

Ведущий: «А теперь попробуйте сформулировать возможный ответ клиенту, стараясь реагировать на чувства, стоящие за высказыванием».

Вариант ответа консультанта: «Это звучит так, словно вы чувствуете такую усталость и безнадежность, что готовы верить мне больше, чем себе».

«Чудотворец»

Высказывание клиента: «Доктор, вы волшебник, — может быть, вы действуете какими-то лучами?»

Реакции консультанта: приятно, чувствую, будто меня поставили на пьедестал и мне уже страшно сделать что-то не то, неловкость, смущение, радость.

Фантазии о том, что стоит за словами клиента: ощущение собственной слабости, неверие в себя, желание освободиться от ответственности.

Вариант ответа консультанта: «Я рада, что мне удалось вам помочь, но меня беспокоит то, что вы не видите своего вклада. Как вам кажется, что вам мешает?»

«Красные флажки»

Высказывание клиента: «Вы знаете, я ведь не первый раз обращаюсь. Месяц назад я была у Имярек. По его словам выходило, что для того, чтобы помочь моему ребенку, нужно разбираться в моих отношениях с мужем. Я ему прямо сказала: „Я к вам обратилась не за этим!" Больше мы с этим „специалистом" не встречались».

Реакция консультанта: скованность в теле, напряжение — боюсь, вдруг затрону что-то запретное и клиент уйдет; раздражение, как будто меня ограничивают, желание быть лучше, чем Имярек; как будто мне зажгли красный свет — вход воспрещен!

Фантазии о том, что стоит за словами клиента: желание избежать боли, страх прикоснуться к ране, раздражение, обида.

Вариант ответа консультанта: «У меня сейчас двойственные чувства — я понимаю, что не обо всем вы сейчас готовы говорить и я хочу уважать ваши желания, но в то же время я знаю, что чем больше будет у нас „запретных" тем, тем меньше шанс эффективно помочь вам».

Конечно, невозможно разработать варианты ответов на разные высказывания клиентов, но размышлять об этом необходимо. Если консультант ограничится осознанием, не озвучит свою реакцию, есть опасность возникновения как бы молчаливого соглашения с клиентом — стать «последней соломинкой», «чудотворцем» или метаться на узком пятачке, обложенным красными флажками.

Клиент может нападать на консультанта, угрожать, льстить, шантажировать, но нам важно понимать, что за всеми этими непривлекательными реакциями стоит боль, страх и бессилие страдающего человека. Если консультант научится отвечать именно на эти чувства, он убережет и себя и клиента от попадания в ловушку.

С. Карпман показал, что все многообразие ролей, лежащее в основе «игр, в которые играют люди», может быть сведено к трем основным — Спасателя, Преследователя и Жертвы.

Треугольник, в который объединяются эти роли, символизирует их связь, постоянную смену и блестяще иллюстрирует то, как, двигаясь по этому заколдованному кругу, люди попадают в ловушку вечной игры.

Жизнь можно проживать подлинно и спонтанно, а можно превратить ее в спектакль, где все будет «как будто», хотя, может быть, и очень похоже на реальную жизнь. Три драматические роли этой игры — Спасатель, Преследователь и Жертва — являются на самом деле мелодраматическим упрощением реальной жизни. Мы видим себя щедрыми Спасателями благодарной или неблагодарной Жертвы, праведными Преследователями нечестивых и Жертвами жестоких Преследователей. Погружаясь в любую из этих ролей, мы начинаем игнорировать реальность, как актеры на сцене, которые знают, что живут вымышленной жизнью, но должны делать вид, что верят в ее подлинность, чтобы создать хороший спектакль. При этом мы никогда надолго не задерживаемся в одной роли.

Одним из примеров, объясняющих попадания в ловушку, является треугольник С. Карпмана.

фото

СТЕРЕОТИПЫ СПАСАТЕЛЬСТВА

1. Чувство, что вы должны исправить чувства другого человека или решить его проблему.
2. Желание облегчить его задачу.
3. Страх ответной реакции и попытка заставить другого человека чувствовать себя лучше (т. е. избегание интенсивности переживаний или конфликта).
4. Вы думаете, что должны убедить другого человека сделать правильный выбор.
5. Чувство вины за действия другого человека.
6. Быстро переключаетесь на решение проблемы, чтобы обуздать неприемлемую для вас интенсивность.

ИЗБЕГАНИЕ СПАСАТЕЛЬСТВА

1. Не помогайте без контракта.
2. Никогда не верьте, что человек беспомощен (за исключением тех случаев, когда он без сознания).
3. Помогайте людям, которые чувствуют себя беспомощным, обратиться, воспользоваться той силой, которая у них есть.
4. Не берите на себя более 50% работы, требуйте, чтобы клиент взял на себя хотя бы 50%.
5. Не делайте ничего, чего вы в действительности не хотите делать.

Задача: Каждый человек берет ответственность за свои собственные чувства и проблемы, вместо того чтобы определять их действиями другого. Фокусирование на другом человеке помогает избежать собственных проблем.
Пожалуй, нигде эти роли не проявляются так ярко, как в ситуациях, связанных с алкоголизмом.

Чтобы в действительности помочь алкоголику, необходимо отказаться участвовать в игре в качестве исполнителя одной из ролей — Спасателя, Преследователя или Жертвы.

Многим из нас свойственно здоровое желание заботиться о людях, которые в нас нуждаются, и помогать им. Однако необходимо различать спасателя с маленькой буквы от Спасателя с большой буквы. К первым относятся пожарные, полицейские, врачи, медсестры, социальные работники и другие. Вторые — персонажи игры с Жертвой. Для того чтобы не превратиться из «спасателя» в «Спасателя», необходимо иметь в виду следующее:

Не делайте более 50% работы, когда стараетесь кому-то помочь. Не имеет смысла стараться помогать тому, кто сам не хочет помочь себе.

Не помогайте человеку, который не просит о помощи. Это то, что чрезвычайно характерно для Спасателя, — ринуться с головой в ситуацию, где жертва даже не изъявляет желания быть спасенной. Алкоголики чрезвычайно преуспели в искусстве демонстрирования ситуаций, которые совершенно необходимо исправить. Они не желают тратить на это собственные усилия, но очень не прочь предоставить нам такое право, если мы хотим попытаться. Чтобы избежать этой ловушки Спасательства, необходимо тщательно разработать контракт на помощь и четко его придерживаться.

В ситуации Спасательства дело обстоит иначе. Раз попавшись на крючок Спасательства, от него очень трудно избавиться. Мы не можем перестать Спасать, потому что нам кажется, что наша Жертва утонет, пропадет, умрет или покончит с собой, если мы остановимся. И мы увязаем в своей роли Спасателя, потому что не хотим нести ответственность за гибель другого человека. Мы продолжаем тащить, часто в течение очень долгого времени, однажды взятый груз, хотя давно уже не хотим этого. Если вы поймали себя на том, что продолжаете оказывать помощь, не желая более этого делать, можете быть уверены, что вы превратились в Спасателя. А если это так, то вы не только не помогаете по- настоящему, но даже наносите вред. Это очень трудно понять человеку, который уже растворился в Спасении алкоголика. Но это правда.

Терапевт должен прояснить ситуацию клиента: что заставляет клиента чувствовать себя несчастным, неудовлетворенным? Что должно произойти, чтобы он почувствовал себя более счастливым? Проблема должна быть очерчена отчетливо, просто, должна быть сформулирована в терминах наблюдаемого поведения, так, чтобы это было понятно и ребенку. Если не будет проделана это первоначальная работа, невозможно будет определить, разрешилась ли проблема, достигнут ли результат.

Для того чтобы избежать Спасательства, не нужно брать на себя больше того, что составляет вашу часть работы, и не делать того, что не хочется делать.

Не превращаясь в Спасателя, вы отвергаете роль Жертвы. На мольбу «Помогите мне, я не могу этого сделать» ответ эффективного помощника будет: «Я хочу и буду помогать вам, если я увижу, что вы что-то делаете и со своей стороны. Что вы делаете для себя? Что еще вы можете сделать? Что вы будете делать, если я помогу вам? Что вы хотите, чтобы я сделал? Давайте заключим договор — я сделаю X, если вы сделаете Y».

Избегая Спасательства, мы также избегаем и Преследования, к которому неизбежно приводит Спасательство. И поскольку никто не совершенен и не может хотя бы иногда не впасть в Спасательство, необходимо также знать, как работать с тенденцией к Преследованию. Прежде всего, важно понимать, что Преследование может быть очень травматичным, и когда мы злимся на кого-то за то, что он недостаточно усердно работает, отвергает все наши усилия или не демонстрирует улучшения состояния, эта злость — наша ответственность, и не нужно ее перекладывать на этого человека. Когда появляется чувство, что мы превращаемся в Преследователя, необходимо себе в этом признаться и принять на себя ответственность за это.

«Карл, я разозлился на вас потому, что вы не приняли мое предложение (или потому, что то, что я делал, не помогло). Я понял, что не должен злиться и что моя злость возникла оттого, что я слишком старался. Я прошу прощения за то, что Спасал вас, и постараюсь не злиться. Я думаю, вы поймете меня, если я немного приторможу и не буду так сильно стараться».

Быть изначально дружелюбным, активным, исполненным желания помочь человеку еще не значит быть Спасателем. Поддерживать того, кто чувствует себя обиженным, беспомощным, отчаявшимся, еще не значит быть Спасателем. Человек плачет, выражая свою печаль или бессилие, злится, чувствуя себя загнанным в угол, — и я верю в искренность его чувств и хочу его поддержать. Только если это поведение становится стереотипным, если человек впадает в злобу, начинает плакать или крушить все вокруг слишком часто и с течением времени этот стереотип не меняется, я могу сделать вывод, что это игра, и реагировать иначе.

Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.
Аня Скляр

Глава 4. Кризис и основы кризисной интервенции

Находящийся в кризисе человек не видит выхода из сложившейся проблемной ситуации. С одной стороны, это ощущение безысходности влечет за собой тяжелые переживания, с другой — в этот момент человек максимально открыт новому опыту.

• Кризис может являться результатом длительно развивающегося процесса или внезапного действия одного либо нескольких факторов.
• Кризис может возникнуть как в ответ на катастрофу, так и на незначительное событие (по типу «последней капли»),
• Кризис может привести к положительным личностным переменам и явиться важным жизненным опытом.
• Кризис ограничен во времени 2 - 6 неделями.

Три стадии развития кризисного процесса

Данная классификация имеет важное практическое значение. Если человек, находящийся на первой стадии развития кризиса, совсем не обязательно оказывается клиентом психолога-консультанта, поскольку еще есть возможность задействовать внутренние адаптационные механизмы, то, начиная со второй стадии, пробуждается готовность в получении помощи специалиста, а на третьей стадии такая помощь является просто необходимой.

1. Стадия нормальной адаптации. Характеризуется ростом напряжения, стимулирующим привычные способы решения проблем. Вначале, при столкновении с проблемной ситуацией, для того чтобы с ней справиться, человек использует прошлый опыт. На этой стадии:

• используются привычные для человека способы решения проблем и механизмы защиты;
• задействуются знакомые ресурсы;
• сохраняется гибкость в решении проблемы;
• напряжение и релаксация сбалансированы.

Если привычные способы решения проблем не срабатывают, наступает вторая стадия.

2. Стадия мобилизации. Характеризуется дальнейшим ростом напряжения:

• растет ощущение неуверенности и страха;
• еще больше возрастает напряжение;
• происходит мобилизация новых ресурсов, внешних и внутренних источников помощи;
• пробуждается готовность для новых путей преодоления ситуации;
• уменьшается гибкость в подходе к проблеме;
• напряжение преобладает над релаксацией.

На этой стадии человек нуждается в помощи со стороны и открыт ей. Если по тем или иным причинам он/она не может получить помощи, наступает следующая стадия.

3. Критическая стадия. Характеризуется повышением тревоги, чувствами беспомощности и безнадежности, дезорганизацией личности:

• проявляется эмоциональная и интеллектуальная дезорганизация, ощущение хаоса;
• разрушаются привычные механизмы преодоления;
• происходит крах системы поддержки (семья и близкие больше не воспринимаются как источник помощи);
• человек может обращаться к таким способам разреше- ния ситуации, как суицид, убийство и другие противоправные действия.

На этой стадии консультант может помочь человеку обрести контроль над ситуацией, обратиться к своим ресурсам и, если не решить проблему (не все проблемы в принципе решаемы), то все же увидеть возможности выбора.

Кризис может завершиться на любой стадии, если исчезнет опасность или обнаружится решение. На любой из этих стадий может закончиться развитие кризисного процесса.

Особый метод психологической помощи при кризисе, называемый кризисной интервенцией, это работа с интенсивными чувствами и актуальными проблемами. Кризисная интервенция — это:

• работа, направленная на выражение сильных эмоций;
уменьшение смятения благодаря процессу повторения;
• открытие доступа к исследованию острых проблем;
формирование понимания текущих проблем для поддержки клиента;
• создание фундамента для принятия людьми пережитого опыта.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КРИЗИСНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ

1. Кризисная интервенция центрирована на проблеме, а не на личности.
2. Кризисная интервенция — это не консультирование и не психотерапия, при кризисной интервенции не нужно вскрывать старые раны, потому что у человека нет сил с ними справиться.
3. Кризисная интервенция сосредоточена на актуальной ситуации.
4. Нерешенные «исторические» проблемы вплетены в кризисную ситуацию, эмоциональное топливо прошлого подогревает актуальный конфликт. Иногда клиент осознает это, иногда — нет. Важно идентифицировать эти «исторические» проблемы, обозначить их место в нынешней ситуации, а затем сконцентрироваться на актуальной проблеме.
5. Для эффективной кризисной интервенции важно четко определить проблему.
6. Навыки активного слушания (перефразирование, отражение чувств, прояснение, присоединение чувств к содержанию) позволяют уменьшить хаос и облегчить восстановление контроля.

ТРИ СТАДИИ РАБОТЫ С КРИЗИСОМ

Кризисная интервенция направлена на то, чтобы сделать возможной работу над проблемой, а не обязательно решить ее. Многие проблемы, порождающие и поддерживающие кризис, невозможно решить быстро.

Первая стадия: Сбор информации

1. Помогите клиенту идентифицировать и выразить чувства и связать их с содержанием. Это позволяет снизить эмоциональное напряжение и, кроме того, делает возможным определение кризиса через отдельные события и проблемы. Образно выражаясь, гора, которую клиент тщетно пытался сдвинуть с места, распадается на отдельные куски породы, к которым можно подступиться.

2. Уделите время тому, чтобы максимально полно исследовать проблему вместе с клиентом. Человек, находящийся в кризисном состоянии, жаждет получить немедленное облегчение. У консультанта кризисной службы может возникнуть искушение поскорее перескочить от исследования проблемы к ее решению, чтобы снизить интенсивность переживаний клиента. При таких преждевременных попытках
решения важная информация может быть упущена, и вы рискуете толкнуть клиента на повторение его же собственных ошибок.

3. Идентифицируйте событие, вызвавшее кризис, и постарайтесь отделить «исторические» проблемы от актуальной ситуации.

Вторая стадия: Формулирование и переформулирование проблемы

1. Результатом исследования ситуации может явиться переформулирование проблемы, поскольку:
• формулируя свою проблему, клиент мог не учесть ее важных аспектов. Классическим примером может быть от- рицание алкоголизма. Признание факта зависимости может полностью изменить формулирование семейной проблемы;
• проблема может быть слишком глобальной, и для того, чтобы с ней справиться, ее потребуется разделить на более мелкие;
• формулируя проблему, клиент может смешивать акту- альные и «исторические» проблемы.

2. Проясните, что клиент уже предпринимал для решения проблемы. Повторение неэффективных способов решения может стать частью картины кризиса. Отделив проблему от неэффективных способов ее решения, можно переформулировать проблему и подойти к ней по-новому.

3. Спросите клиента, что помогало ему справляться с проблемой раньше. С вашей помощью клиент может обнаружить, что он владеет многими полезными навыками. Кроме того, это помогает переформулировать проблему — она уже не выглядит совершенно недоступной контролю, клиент понимает, что может с ней справиться хотя бы частично.

4. Что делать, если определение проблемы застопоривается:
• перейти от более обобщенного определения к более конкретному, частному;
• перейти от частного, конкретного определения к более обобщенному;
• проверить, не пропущено ли какое-то действующее лицо при определении проблемы;
• исследовать, нет ли каких-то подспудных, скрытых проблем.

Третья стадия: Альтернативы и решения

1. Откажитесь от попыток решения проблемы. Это часто является ключевым моментом работы, потому что иногда неудачные решения вносят существенный вклад в развитие кризиса. Переключайтесь на работу с проблемой. Такой прием имеет смысл применить в следующих случаях:
• когда клиент пытается контролировать события, которые он в принципе контролировать не может;
• когда решение усугубляет проблему.
2. Откажитесь от цели. Это полезно делать тогда, когда цели, которые ставит перед собой клиент, нереалистичны или недостижимы в данный момент.
3. Выясните, есть ли что-то такое, что мог бы предпринять клиент для улучшения ситуации, если невозможно полностью исправить ее.
4. Спросите, что помогало раньше в аналогичной ситуации.
5. Выявите ложно направленную потребность контроля и переключите внимание клиента на работу с проблемой.
6. Избегайте попадания в ловушку преждевременных решений.

Кризис наносит удар по привычным представлениям человека о себе и об окружающем мире, утрачивается контроль, неопределенными становятся представления о будущем. «Но даже когда невозможность существовать в прежней системе представлений очевидна, человек продолжает цепляться за них. „Хочу, чтобы все было как раньше", „Почему это произошло со мной?" — подобные мысли могут принимать характер навязчивости».

В кризисном состоянии человек настолько захвачен своими переживаниями, что он просто не может говорить и думать ни о чем другом, даже объективно более значимом.

Когда бушует пожар, важно его потушить, а потом уже разбираться в том, бросил ли кто-то непотушенный окурок или сгорела проводка.

ВЫЯВЛЕНИЕ СУИЦИДАЛЬНЫХ НАМЕРЕНИЙ

Предупреждающие знаки:
• сниженное настроение;
• нарушения сна, режима питания;
• злоупотребление алкоголем, наркотиками;
• саморазрушительное поведение;
• разговоры о смерти, обращение к песням, стихам,
литературным произведениям, в которых говорится о само- убийстве, смерти, жизни после смерти;
• социальное отчуждение;
• снижение внимания к себе (неопрятность, неряшли- вость, прогулы);
• резкое изменение состояния — например, внезапное просветление после периода длительной депрессии;
• резкие изменения в поведении — человек, который был застенчивым и тихим, внезапно становится шумным и экс- травагантным, а тот, кто был общительным и дружелюбным, отстраняется от людей;
• приведение дел в порядок — составление завещания, улаживание всех мелких ссор с друзьями и соседями, раздача долгов, устройство на попечение домашних животных (для под- ростка— раздаривание любимых кассет, книг, безделушек);
• разговор об отсутствии смысла жизни, о собственной ненужности, о безвыходности своей ситуации.

ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ

Прежде всего, дать возможность человеку говорить о своих чувствах, демонстрируя понимание и принятие. Важно определить, какую проблему пытается человек решить с помощью суицида, какую потребность он хочет удовлетворить таким образом — это желание обрести по- кой, избавиться от боли, выразить свою злость, наказать кого-то, заставить прислушаться к себе или попросить о помощи? Консультанту важно «прочитать» это скрытое сообщение. Быть может, есть другой путь получения желаемого.

Вопрос для размышления: В какой помощи нуждается человек, который хочет покончить с собой?


Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.
Аня Скляр

ЗАКОН ДОВЕРИЯ

Abt_Glj1wsM

Доверие жизненно важно для истинно любовных отношений. Без него человек становится подозрительным, тревожным и полным опасений, а другой чувствует себя в эмоциональной ловушке, ему кажется, что ему не дают свободно дышать. Ревность — это страх одиночества, низкая самооценка и нелюбовь к себе. Доверие — это неотъемлемый элемент настоящей любви.
Метки:
Аня Скляр

Главы 5-7. Только интересное из глав.

Глава 5
ОСОБЕННОСТИ ТЕЛЕФОННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Воровство детей вызывает у родителей шок. Сразу же возникают сомнения в психической нормальности ребенка или подозрения в патологических криминальных наклонностях. Важно дать им возможность выразить свои чувства, а затем предоставить информацию о том, что воровство может являться симптомом психологического неблагополучия ребенка. Важно понять, какую проблему пытается разрешить ребенок с помощью воровства, и тогда можно будет думать о том, нельзя ли разрешить эту проблему как-то по-другому. А для этого необходимо выяснить очень много разных вещей: когда началось воровство и что в это время происходило в семье, у кого ворует ребенок, что он делает с этими деньгами и т. п.

Консультант: Я услышала, Аня, что сейчас вы не представляете себя вне отношений с этим человеком. А могли бы мы просто пофантазировать, какой могла бы быть Аня без Бориса.
Глава 6
ОБУЧЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ

Обучение консультированию — это обучение построению помогающих отношений, и происходит это обучение через отношения.

Есть различные уровни, различные виды знания. Одно знание можно почерпнуть из книг, из лекций, его можно рассказать. Это «знание о», знание-понимание. Оно опирается на факты. Для этого знания очень важным критерием является объективность. Оно описывает мир так, как если бы мир существовал объективно, т. е. вне зависимости от сознания наблюдателя. Другой вид знания можно обрести только через опыт. Дэвид Боом называл этот второй вид знания тацит (от латинского t a c e o — молчание). В отличие от знания-понимания, это молчаливое знание-имение, присвоение. Оно всех называет на «ты» и не запоминает титулов, потому что это слова, а этому знанию нельзя научиться словами. Словами его можно попытаться описать, но постичь через слова невозможно. Его также невозможно приобрести посредством наблюдения. Езда на велосипеде и умение завязывать шнурки — простейшие примеры такого молчаливого знания.

Я вижу тебя, и ты видишь меня. Я воспринимаю тебя, ты воспринимаешь меня. Но никогда-никогда я не смогу увидеть, как ты воспринимаешь меня. Также как ты не можешь „видеть", как я воспринимаю тебя.

Чтобы обрести навыки бытия с другим человеком, нужно освободить себя от схем и предрассудков.

Чтобы быть способным устанавливать связь с переживаниями другого человека, консультант должен уметь устанавливать связь с собственными переживаниями. Поэтому одна из задач консультанта — узнать как можно больше о себе.

Обучение через опыт происходит тогда, когда личность вовлекается в некую деятельность, затем анализирует ее, осмысливает и в результате такого осмысления изменяет оп- ределенным образом свое поведение. Получая новый опыт, человек спрашивает себя: «Что произошло?», «Что на самом деле произошло?», «Что это означает для меня? Что я должен из этого извлечь?», «Как я собираюсь использовать эти знания в будущем?».

Исследования показали, что лучше всего человек обучается через «делание».

• У меня возникло предположение, что клиентка боится взрослеть, — я бы попробовала поисследовать, откуда идет этот страх взрослости.

• Ты говорила, что у нее страх оценки со стороны окружающих. А сама она может поставить себе оценку? Можно, например, попробовать предложить ей оценить свое участие в сессии...

«Сгорание» характеризуется состоянием хронической усталости, эмоционального истощения, опустошенности. Появляются трудности сосредоточения, снижается продуктивность работы. Нарушаются отношения с окружающими — отмечается чрезмерная обидчивость, чувствительность к критике, частые конфликты. Если вовремя не помочь себе, описанные симптомы могут усугубляться и выражаться уже на физическом уровне в форме снижения иммунитета к болезням, повышенного травматизма.

Сгорание может быть описано как сочетание физической и эмоциональной усталости.

СПОСОБЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

Основные потребности консультанта

Для того чтобы расти, развиваться и сохранять творческую форму, консультанту необходимо иметь возможность:

1.Описать свою работу в условиях конфиденциальности.
2. Получить обратную связь/руководство.
3. Постоянно развивать профессиональные навыки, получать новые знания.
4. «Выпускать пар», если чувствуется злость, усталость от перегрузок, теряется веру в себя.
5. Уважать свои чувства— как позитивные (радость, удовлетворение), так и негативные (подавленность, горечь неудачи).
6. Чувствовать себя оцененным коллегами.

Упражнение

Подумайте:

• Какие из этих потребностей удовлетворены в настоящий период вашей жизни в достаточной мере?

• Какие из этих потребностей удовлетворяются не полностью или не удовлетворяются вообще?

• Что вы могли бы сделать в своей нынешней ситуации, чтобы удовлетворить эти потребности? Постарайтесь быть максимально конкретными в ответе на этот вопрос. Подумайте о том, где вы могли бы удовлетворить эти потребности, кто мог бы вам помочь, кто или что может этому помешать — во внешней ситуации или в себе само. С какими трудностями вы можете встретиться, в чем вы нуждаетесь, чтобы их преодолеть и пр. ?

Если упражнение выполняется в группе, поделитесь своими ответами с партнером, затем в общем кругу.

Подкрепляющие и ограничивающие сообщения

Еще один подход к тому, как консультант может позаботиться о себе, разработан в рамках трансактного анализа. Он основан на осознании и проработке подкрепляющих и ограничивающих сообщений, звучащих в каждом из нас и способствующих нашему личностному и профессиональному росту или тормозящих его.

Примеры ограничивающих сообщений:

• Не чувствуй! Не будь эффективным! Этого недоста-точно!
• Не проявляй инициативу! Не будь слишком любопытным! Не делай ничего!
• Не доверяй своей интуиции! Не живи согласно своим чувствам! Не иди навстречу своим потребностям!
• Не думай! Не злись! Не отделяйся от других! (Иди на компромиссы.)
• Не будь здравомыслящим! Не будь сильным! Не будь прямым! Не люби!
• Не будь тем, что ты есть! (Будь таким, каким другие хотят тебя видеть.)
• Не спорь! Не делай ошибок!

Примеры подкрепляющих сообщений:

• Живи, исследуй мир, питай свои чувства! Это хорошо!
• Ищи свои границы, учись говорить «нет», будь само-стоятельным, отделенным от меня! Это хорошо!
• Это нормально — иметь свой взгляд на мир, быть тем, что ты есть, пробовать свои силы!
• Это нормально — учиться думать по-своему, искать свои собственные моральные принципы и убеждения.

Подкрепление (affirmation) — это ваше собственное позитивное утверждение о самом себе или о какой-то одной стороне вашей личности (о чувствах, уме, душевных качествах). Обычно оно выражается в виде Я-высказывания и в настоящем времени, то есть «Я обладаю..., Я являюсь...» вместо «Я не являюсь..., Я хочу..., Я буду».

Если вы записываете подкрепление, используйте разговорный язык и простые, короткие фразы. Пробуйте различные формы высказывания и повторяйте его столько раз, сколько захотите. Если сможете — скажите свою подкрепляющую фразу вслух, можете даже записать ее на магнитофон и потом послушать.

Подкрепления — это здоровые сообщения, которых вы не слышали или слышали недостаточно в детстве. Более того, часто подкрепляющие утверждения противоположны по своему содержанию внутренним убеждениям, прямым или косвенным сообщениям, которые вы усвоили с детства, например:

Я люблю себя (Я недостоин любви).
Я доверяю миру (Я всегда должен быть настороже).
У меня прекрасный брак (Любой брак — это жалкий компромисс).
Я доверяю своим чувствам во всем, что я делаю или хочу сделать (Чувства только вредят ясности мышления).
Я доверяю себе (Я подозрителен).

Использование подкрепления в процессе обучения и изменений может состоять в том, чтобы сформулировать свою цель в настоящем времени, так, как будто она уже достигнута: Я хочу научиться быть довольным собой — Я могу быть довольным собой.

Упражнение

1. Подумайте о своей проблеме. Постарайтесь определить, какие ограничивающие сообщения создают или поддерживают эту проблему.

2. Какие подкрепляющие сообщения можно было бы им противопоставить.

3. Определите, к какой задаче развития нужно обратиться.

Упражнение

Выполняется в парах (участники А, В)

Подумайте о ситуации в своей жизни, которую вам хотелось бы изменить. В каком подкреплении вы нуждаетесь для того, чтобы осуществить это изменение?

А говорит вслух свое подкрепляющее высказывание В.

В говорит А свое подкрепляющее высказывание.

Упражнение

фото (1)
1. Отметьте точкой на каждой спице колеса то, как вы оцениваете свое состояние в данный момент.
2. Проведите линию, последовательно соединяющую эти точки друг с другом.
3. Сравните контуры «идеального колеса» с той фигурой, которая получилась после соединения точек.
4. Теперь попробуйте оценить для себя:

• Какая сфера жизнедеятельности у вас наиболее благополучна?

• Какая наименее благополучна?

• Рассмотрите получившийся от соединения точек онтур. Похож ли он на круг? Может ли ваше колесо «катиться по жизни»? Какие чувства оно у вас вызывает?

• Что бы вам хотелось изменить?

• Перечислите шаги, которые вам необходимо сделать, чтобы достичь этих изменений.

Глава 7
ЧАСТНЫЕ ВОПРОСЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Задачей консультанта в данном случае является помочь клиенту начать говорить о себе, о своих чувствах и переживаниях, видеть и принимать болезненную ситуацию (реальность), исследовать стили и способы взаимодействия клиента с человеком, страдающим зависимостью, и другими людьми и научиться чувствовать личные границы и разделять ответственность.

Созависимость — комплекс специфических личностных особенностей, эмоциональных реакций, поведенческих стереотипов, возникающих в ответ на химическую зависимость близкого человека (приставка «со» — указывает на совместность, сочетанность действий и состояний созависимого и зависимого человека).

Работа консультанта с созависимыми заключается в том, чтобы помочь человеку исследовать себя, научиться заботиться о себе, найти собственные ресурсы для того, чтобы обрести большую уверенность и гармонию в собственной жизни.

Сильная травма обычно сопровождается диссоциацией, исключением какой-то части себя или своего опыта.

Для работы в процессе реабилитации наиболее адекватными нам кажутся встречи с использованием арт-терапевтических методов. Для детей это привычный язык — лепка, рисование, придумывание сказок, превращение в сказочных персонажей. Для подростков — это мир, с помощью которого они могут выразить свои эмоции и обращаться к болезни. Для родителей — возможность обратиться к собственным ресурсам, используя творчество и не уходя в привычный интеллектуальный мир.

Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. Конспект книги.