7 февраля 2016

Аня Скляр

Владимир Соловьев - Жизненная драма Платона (1898). Конспект.



Смерть Сократа со всем ее драматизмом; роковой вопрос - стоит ли жить, когда законно убита правда в своем лучшем воплощении; решение - смысл жизни в ином идеальном мире, а этот - есть царство зла и обмана; явление священного Эрота, бросающего мост между двумя мирами и ставящего задачу полного их соединения, спасения низшего мира, перерождения его; бессильный отказ от этой задачи; подмена ее другою - преобразования, исправления общества мудрыми политическими уставами чрез действие послушного тиранна; и, наконец, под предлогом исправления мирской неправды торжественное утверждение этой неправды в той самой форме, которою осужден и убит праведник, - я не знаю более значительной и глубокой трагедии в человеческой истории.

Путь высшей любви, совершенно соединяющей мужеское с женским, духовное с телесным, необходимо уже в самом начале есть соединение или взаимодействие божеского с человеческим, или есть процесс богочеловеческий. Три понятия, определяющие высший путь любви, - понятия андрогинизма, духовной телесности и богочеловечности - мы находим и у Платона, хотя лишь в смутном виде. Первое - в мифе, вложенном в уста Аристофана (Пиршество), второе - в определении красоты (Фэдр), и третье - в самом понятии Эрота как посредствующей силы между Божеством и смертною природой (речь Диотимы в Пиршестве). Но у Платона эти три принципа являются как мимолетные фантазии. Он не связал их вместе и не положил в реальное начало высшего жизненного пути, а потому и конец этого пути - воскрешение мертвой природы для вечной жизни - остался для него сокрытым, хотя логически вытекал из его собственных мыслей. Читать дальше...Свернуть )
Аня Скляр

Владимир Соловьев - Жизненная драма Платона (1898). О книге.

НАЧАЛО ЗДЕСЬ: http://anchiktigra.livejournal.com/1989444.html

Впервые напечатана в "Вестнике Европы". 1898. No 3. С. 334--356; No 4. С. 769--793.

В последние годы жизни Соловьев задумал и приступил к осуществлению перевода на русский язык всех диалогов Платона. Первый том "Творений Платона" вышел в 1899 г., второй -- в 1903 г., после смерти переводчика, дело которого продолжили его сотрудники. Соловьеву принадлежит и обширная статья "Платон" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (1898). В России он был, вне сомнения, крупнейшим знатоком идейного наследия великого философа и глубоким его интерпретатором. В философии Платон -- родоначальник европейского идеализма, и в этом смысле Соловьев его последователь.

"Жизненная драма Платона", написанная Соловьевым в период глубокого погружения в мир древнегреческого мыслителя,-- не биография, не очерк идей. Соловьевское определение философии как "жизненной задачи" приложимо к автору не менее, чем к его герою, "божественному Платону". Начало "жизненной драмы" Платона -- в необходимости преодолеть трагическую катастрофу, какой стала для него гибель Сократа, искателя правды и духовного подвижника. Судьба Сократа, обличавшего "темную косность охранителей и праздное движение софистов", отнимавшего у тех и у других "возможность быть самодовольными", поразительно близка Соловьеву, философу и публицисту, который тысячелетия спустя повторял преступления древнего грека, вскрывая идейную наготу "охранителей и разрушителей". Для Соловьева бесспорен вывод, к которому, по его убеждению, пришел "гений Платона": "Тот мир, в котором праведник должен умереть за правду, не есть настоящий, подлинный мир. Существует другой мир, где правда живет". Здесь -- истоки идеализма Платона (и Соловьева).

Во второй части очерка на первый план выдвигается тема любви. Соловьев словно вновь обращается к вопросам, поднятым в "Смысле любви", он пишет об Эроте и его силе, о "путях любви", проклятых ибо благословенных, дает чудесное определение: "Настоящая задача любви -- действительно увековечить любимое, действительно избавить его от смерти и тления, окончательно переродить его в красоте". Травин Платона в том и состоит, что он не овладел "бесконечною силою рота", взялся за решение задачи более поверхностной -- "преобразование общественных отношений". И свершилось "падение" Платона.

Завершающие строки работы возвращают к проблематике "Чтений о Богочеловечестве" (1878) и, одновременно, предвосхищают искания русской интеллигенции начала XX в.

В "Жизненной драме Платона" Соловьев, в отличие от энциклопедической статьи "Платон", последовательно избегал точных указаний на время, когда происходили описываемые события, глухо, без ссылок на источники, цитировал Платона и других авторов.

----------------

«Жизненная драма Платона» - позднее сочинение Владимира Соловьева, одно из лучших у этого великого философа. Это образцовое историко-философское эссе: очень хорошо написанная, увлекательная биография Платона.

«Драма Платона» во многом – автобиографическое сочинение, интимное, даже исповедальное. Коренные для Соловьева (здесь приписанные Платону) ужас перед отсутствием в жизни правды, острая жажда истины, борьба со слепой верой легитимизующей безнравственные «отческие установления». Чисто соловьевское искушение утопией, мироустроительными проектами.

Соловьев, реконструирует жизнь Платона. Драма Платона в Сократе. Столь ужасное, совершенно бессмысленное убийство Сократа открывает глаза молодому Платону: в мире правды нет. Она тогда не в нашем, не-истинном мире: она в ином мире – мире идей. Так родился платонизм. Но как тогда жить? Что делать? Здесь трагедия Платона: сконструировать здесь, своими руками «в Сиракузах и на Крите», руками тиранов идеальное Государство. Поддавшись на это искушение, уже стариком, Платон пишет «Законы» - апологию не Сократа, а его убийц, апологию богов и полиса (с прямым указанием смертной казни за оскорбление богов и законов – обвинение, которое вменяли Сократу).

Наконец, «Жизненная драма Платона» - это второй вариант (после «Смысла любви») того, что называют «эротической утопией» Соловьева. Любовь как основа всего - вечная тема filosofia perennis, особенно в её христианском преображении: аскеза и половая любовь не как противоположности, но две формы единой силы.