Аня Скляр

Как начать новую жизнь?



Большинство верят, что могут собственными усилиями изменить свою жизнь к лучшему. Но почему-то чаще всего мы ничего не предпринимаем, а просто ждем перемен, которые произойдут сами собой.

Желание перемен – всего лишь слова? Какой смысл в фантазиях, если за ними не следуют действия? Вот именно в этом и смысл: в распространенных, если не сказать всеобщих, фантазиях. «Мы, люди, по своей природе – существа в развитии, которые вечно строят планы, – замечает философ Мишель Лакруа. – Ведь мы никогда не бываем полностью равны себе». Наше желание постоянно устремляется к новым объектам. Жан-Поль Сартр говорил, что человека определяет не то, что он есть, а то, чем он не является. А Мишель Лакруа утверждает, что «стремиться к новому – характерное свойство нашего времени», хотя это стремление не всегда толкает к тому, чтобы решительно порвать с прошлым.

Желание перемен охватывает нас еще прежде, чем оно воплотится в какой-то конкретный проект. Перемены, пишет английский психотерапевт Винсент Диэри (Vincent Deary), заявляют о себе как «весть иного мира». Она может начаться с «далекого шума, звука за пределами нашего привычного мирка». Кризис среднего возраста усиливает этот эффект. Карл Густав Юнг говорил, что мы проводим половину жизни, карабкаясь по приставной лестнице, а другую половину – осознавая, что мы приставили ее не к той стене. Иногда все дело в накопившемся ощущении, что жить так, как я живу, непереносимо, размышляет психотерапевт Марина Хазанова. Охваченные гневом, мы можем принимать импульсивные радикальные решения, образно говоря, хлопаем дверью, резко порываем с прошлым. «В таком случае не мы руководим этим переменами, а, наоборот, они нас несут», – подчеркивает психотерапевт. Другой вариант – когда мы принимаем себя и свою жизнь, но вместе с тем возникает ощущение, что какая-то ее часть уже не так нам интересна, перестала приносить удовлетворение и удовольствие. «Мы не тратим свои ресурсы на импульсивные защитные реакции, у нас есть возможность вслушаться в себя, понять и почувствовать, чего мы хотим, – говорит Марина Хазанова. – И тогда мы готовы к осмысленным и не столь болезненным для нас переменам». Как поступить? Куда пойти? Это начало странствия, которое, возможно, станет одиссеей нашей жизни. Туман перед островом, к которому мы плывем.

Но мы можем не захотеть прислушиваться к метаморфозе, которая свершается в нас. Ведь изменение пугает. Что бы ни говорили данные опросов, мало кто хочет перевернуть свою жизнь вверх дном. Мы – существа привычки, привязанные к тем тропинкам, которые протоптали и которые нас определяют, даже если предпочитаем воображать себя искателями приключений. Перемена трудоемка и опасна. Оставить работу, спутника жизни, место, где мы пустили корни, даже ради рая, – разве можно вообразить, чтобы это можно было сделать легко и без сожалений? Поэтому, когда впереди маячит крутой поворот, возникает мощное и ожесточенное сопротивление. Что заставляет нас медлить? «Нам придется решить для себя вопрос, не слишком ли высока цена, которую надо заплатить за изменения, – отмечает Марина Хазанова. – От чего нам придется отказаться ради них? Что, если перемены потребуют от нас слишком много усилий? А может, мы не ощущаем в себе достаточно ресурсов, уверенности, не чувствуем себя достойными оказаться в этой новой ситуации?».

Если мы слишком зацикливаемся на возможных рисках и будущих утратах, стоит проверить себя, обратившись к тому, что нас манит. Вот мы после перемены, на новом месте, в новых обстоятельствах. Стали ли мы счастливее? Возможно, если мы попробуем визуализировать эту новую жизнь, нас охватит жгучее желание «собирать чемоданы». Самый главный вопрос, считает Мишель Лакруа, – «Хочу ли я этого?», а не «Способен ли я на это?». Марина Хазанова добавляет к этому еще один вопрос: «Правильно ли это?» – и поясняет: «Речь не идет о правильности с точки зрения общепринятых представлений, а о нашем внутреннем чувстве, что правильно, честно, справедливо. Именно для меня, а не для всех. Иначе говоря, это означает, что, изменив свою жизнь, я буду готов отвечать за последствия своего решения».

Когда мы проясним свое желание, это позволит нам заметить, что к его осуществлению ведут определенные ступени, и будущее станет менее пугающим. Цели и задачи представляются более реальными –возможно, речь идет не столько о том, чтобы уехать или остаться, сколько о том, как стать теми, кто мы есть, здесь или там. И как же? «Подобно многим, я был одержим идеей самореализации, – признается Мишель Лакруа. – Но я пересмотрел свои взгляды. Потому что если у нас нет страсти, то потенциал остается довольно туманным. Если я его не распознаю, если я не считаю, что у меня он велик, то что мне остается, кроме депрессии?» Отсюда новая идея: «Уйти от мысли об изменении как о бегстве или сублимации». Возможно, здесь и сейчас я могу что-то сделать для того, чтобы мои дети, мой партнер, мои коллеги жили лучше? Как добавить в их жизнь, и в мою тоже, мечты, надежды, движение вместо инерции? Есть совокупность мелких изменений – больше разговаривать друг с другом, быть более внимательными, – которые не очень заметны, но обладают способностью менять нашу жизнь сильнее, чем переезд в далекие края. Философ подводит итог: «Говорят, что дьявол
в деталях. Но там же можно найти ангелов».

Текст Галина Черменская.
Источник: журнал PSYCHOLOGIES, АПРЕЛЬ 2016, "ЗАЧЕМ МЫ МЕЧТАЕМ О ПЕРЕМЕНАХ,БОЛЬШИХ И МАЛЫХ"

Для этой записи комментарии отключены.