Аня Скляр

Мюриель Барбери - Жизнь эльфов (2016)



Такая волшебная книга. Приятно ее читать. Как сказка. Я думаю, что если эту книгу качественно экранизируют в стиле "Алисы в стране чудес" Бертона или "Гарри Поттера", то получится очень красивый фильм. Стиль изложения автора очень необычный. Мне книга понравилась) Аня Скляр

Описание

Героини нового романа Мюриель Барбери «Жизнь эльфов» – две девочки Клара и Мария, это две невероятные судьбы, которых коснулось волшебство. Одна живет в Испании, в селении, затерянном в горах Абруцци, другая – в бургундской деревушке. Обе загадочным образом связаны с миром эльфов. Одна – талантливая пианистка, способная благодаря музыке проникать в незримое, другая наделена особым даром ощущать тайны природы, читать ее знаки, чуять присутствие невидимых созданий. Девочки узнают о страшной угрозе, нависшей над миром людей. Клара и Мария, никогда не встречавшиеся друг с другом, устанавливают между собой связь и, объединив усилия, вступают в битву, от исхода которой зависит и жизнь близких им людей, и само существование человечества.

От автора «Элегантности ежика»! Новый долгожданный роман великолепной Мюриель Барбери «Жизнь эльфов» впервые на русском!»

Двенадцатилетняя Мария живет в тихой деревушке в Бургундии. Однажды она открывает в себе удивительную способность говорить с природой и понимать ее ответы. За сотни миль от Бургундии, в Италии, ровесница Марии Клара понимает, что у нее есть необыкновенный музыкальный дар. Родители отправляют Клару в Рим, чтобы там ее талант развился в полную силу. Барбери рассказывает историю двух детей, чьи неординарные способности приоткроют дверь в волшебный, но далеко не всегда дружелюбный мир. Случись Марии и Кларе встретиться, кто знает, возможно, их встреча изменит ход мировой истории…

Цитаты из книги Мюриель Барбери - Жизнь эльфов:

«В свободное время девочка чаще всего сидела среди ветвей. Когда не знали, где она, шли к деревьям. Сначала к большому вязу, что нависал над северной пристройкой и где она любила мечтать, следя за жизнью фермы, потом к старой липе, которая росла в саду кюре возле низкой прохладной каменной ограды, и наконец – чаще всего зимой – к дубам у западного оврага ближнего поля, где на взгорке высились три таких исполина, краше которых во всем крае не найдешь. Малышка просиживала на деревьях все время, которое могла урвать от деревенской жизни, состоявшей из учебы, еды и походов в церковь.»



«А что за характер! Все бы ей бегать по полям, падать в траву и лежать там, глядя в огромное небо, или шлепать по ручьям босиком, даже зимой, когда вода холодит или кусается. А потом с важностью епископа повествовать всем о важных и ничтожных событиях своих вольных дней. И при этом легкая грусть, какая бывает у тех, чей разум превосходит восприятие и кто по каким-то приметам, присутствующим повсюду, даже в таких укромных, хоть и весьма бедных местах, где она выросла, уже предчувствует человеческие трагедии.»

«Земля убережет от зла, если сердце чисто.»

«И потому в нарождающихся сумерках, когда выплескивался на улицу веселый люд, хмельной от возвращения теплых ветров, Клара видела лишь груду мертвых камней и кладбище, где добровольно хоронили себя живые.»

«Время замерло, подрагивая, как закипающее молоко. Снаружи зарядил дождь, славный ливень, ей-богу, он полился из черной тучи, которая разверзлась разом и собиралась на целый день напоить цветы и животных, и горница полнилась шумом воды и шепотом огня, которые все равно заглушались молчанием, непомерным для пяти людей, сидящих за столом и пытающихся расслышать поступь судьбы.»

«Вырваться из тюрем можно, только углубившись в себя.»

«Войны… Мы знаем: они диктуют свой закон и требуют дани, принуждая и праведника вступить в бой. Но что будет, если поутру все опустятся на полевую траву, сложив оружие?»

«Прощать легче, когда можешь понять. Но когда ты не понимаешь, то прощаешь, чтобы не мучиться.»

«Грядет время людей, и я твердо знаю: ни смерть, ни жизнь, ни мысли, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни светила, ни бездны и никакое создание – ничто не сможет отделить человека от любви, что явлена нашей землей. Грядет время людей, что понимают благородство дубрав и благодать деревьев, время людей, которые умеют собирать и врачевать – и любить, наконец.»

«– Что ты знаешь о призраках? – поинтересовался он в ответ.
– Они живут с нами, – сказала она.
– Нет, – ответил он, – это мы живем с ними и не даем им уйти. Они уйдут, если им рассказать правильную историю.»

«– Но кто вы на самом деле? – спросила она.
– Как это – кто?
– Маэстро, Паулус, Маркус и ты. Вы ведь не люди?
– Люди? Конечно нет, –сказал он озадаченно. – Мы эльфы.
– Эльфы? – повторила она в изумлении. – Разве бывают эльфы-пьяницы?
Он принял удрученный вид:
– Я не пьяница, у меня просто повышенная чувствительность к алкоголю. Кстати, мы все такие. И что, из-за этого лишать себя такого удовольствия?
– У вас что, все пьют?
– Да нет же, – сказал он немного неуверенно. – Потому-то я и здесь.
– Ты здесь ради москато?
– Я здесь ради москато и разговоров с людьми.
– У эльфов нет интересных разговоров?
– Есть, – сказал Петрус и потер лоб. – Это посложнее, чем я думал, – пробурчал он.
– А чем вы занимаетесь весь день? – поинтересовалась Клара в похвальном желании помочь ему.
– Да разными делами, разными… Стихосложением, каллиграфией, походами в лес ходим, в сады камней, занимаемся керамикой, музыкой. Встречаем сумерки и туманы. Пьем чай. Целые реки чая.»



«– Знаешь, каков секрет хорошего рассказа?
– Вино? – предположила она.
– Лирика и небрежное отношение к истине. Зато вот с сердцем шутки плохи.»

«Меланхолия живет в сердцах тех, чьи матери лили слезы и кто сам потом полюбил рыдающих женщин.»

«Никто лучше меня не поймет, что чувствует человек, трагически чуждый миру, в котором ему довелось родиться. Кто-то попадает в чужое тело, кто-то в чужое место. Их несчастье обычно приписывают изъянам характера, а они просто заблудились, попали не туда, куда надо было.»

«– Чуть больше. Расскажи мне о твоем родном мире.
– Что ты хочешь узнать? – спросил Петрус.
– На что он похож?
– Это мир туманов, – сказал он.
– Вы живете как в дымке?
– Нет-нет, там прекрасно все видно. Туманы живые, сквозь них видно все, что нужно, и они перемещаются по мере необходимости.
– Чьей необходимости?
– Сообщества, конечно, – ответил он.
– Сообщества эльфов? – спросила Клара.
– Сообщества вообще, – повторил Петрус, – эльфов, деревьев, камней, предков, животных.
– Все живут вместе?
– Все они – просто вместе, – ответил он. – Разъединение – это болезнь. – Он печально налил себе еще: – Увы, мы утратили рай.



«– Наступит день, и ты войдешь в свой мир, – сказал Маэстро. – Мне жаль, что ты была лишена его. Но тебя ждут и примут в свой круг.»



«Он был женат на красивейшей женщине Бургундии, которую провожали взглядом почтительно, как одно из прекрасных творений матушки-природы, но без лишнего вожделения, поскольку кухарка из нее была никакая. И хотя любовь и не исчерпывается умением готовить, оно, однако же, входит в нее такой заметной частью, особенно в сердца мужчин межгорья, что те без труда смирялись с отсутствием в своей жизни голубоглазой красавицы, когда их собственные жены ставили на стол – и не как-нибудь, а с доброй улыбкой – тушеную говядину с морковкой, таявшую быстрее, чем мартовский снег.»

«Всю округу затопило под стрелами ненависти, обращавшей природные стихии в орудия пыток и мести…»

«Священник и крестьянин вдруг поняли, что именно является оружием в данной войне. Они почувствовали: в битве дух так же важен, как и материя, и можно сражаться сердцем так же успешно, как ружьем.»

«Окна в комнате были распахнуты в сладостный воздух лета».



«Некоторые женщины обладают особой аурой. Она возникает в них от многократного умножения женской сути, подобно эху, что, делая их уникальными и частью множества, воплощает их одновременно в них самих и в потомках. Если Роза была сама небесная лазурь и речная вода, то потому, что в ней жил поток ее предшественниц. Он тек благодаря магии слияния со всем женским родом, идущей гораздо дальше наследования крови. И если она мечтала о путешествии, то потому, что ее взор пронизывал пространства и времена и связывал между собой ступени материка женщин, – и отсюда ее прозрачная открытость, делавшая ее неуловимой и легкой, и текучая энергия, которую Роза черпала далеко за пределами самой себя.»

«Она поняла, что именно сила полей и почв позволяет Андре разобрать ее собственный язык воды и неба.»

«Она увидела их лица, они сливались воедино и уходили в глубь веков. Столько могил, и столько женщин, которые вечерами пели колыбельные песни и выли от горя, читая военные письма. В последнем стремительно промелькнувшем хороводе она различала каждое лицо и каждую сверкнувшую слезу. Потом все женщины исчезли. Но в вихре обобщенной памяти Мария расслышала их послание.»

«Туманы возродят двое
дети ноября и снега
лишенные корней
сойдутся в последнем единении.»

«– Вселенная – это гигантская книга, – сказал Петрус. – В ней у каждого есть собственная повесть, она искрится где-то на небосводе легенд и куда-то ведет сквозь пророчества и грезы.»

«– Бывает только два случая, когда в этой жизни возможно все, – заметил Петрус, – когда человек пьян и когда он придумывает истории.»

«Клара почувствовала, как в груди затрепетало знание, идущее из глубины веков, словно все женщины сомкнули руки поверх пространств и времен. Этот опыт пришел к ней от Розы, но сейчас она связала живые существа и творения разума. Перед ее внутренним взором встало обширное созвездие. Души и творения размещались на нем, как на звездной карте, и ярчайшие лучи света шли от них из конца в конец космоса, так что какое-нибудь полотно, написанное в Риме в нашем веке, находило путь к сердцам в бесконечно удаленных эпохах и местах. Общая частота волн земли и искусства рождалась и соединяла понятия и сущности, и они находили друг в друге тем больший отклик, чем больше была их географическая взаимоудаленность. Эта единая частота теперь билась не только в слоях ее восприятия, она пронизывала разнородные плоскости реальности и разворачивалась, как сеть, загораясь и преобразовывая материальность расстояний. Чувствовалась мощь природы и мощь человека.»

«Вы с Марией воплощаете совокупность двух миров – мира природы и мира искусства.»

...«и люди жили в такой гармонии, какая в чистом виде не встречается, но мечта вычленяет ее в химической таблице желаний, ломая границы земли и разума, и эту мечту – с тех пор, как человек стал человеком, – зовут любовью.»

«Люди будут терять близких и мучиться от неожиданных предательств, переживать невиданные бури, дрожать в нечеловеческий холод и, блуждая в потемках страшнейшего дьявольского морока, вдуваемого в человеческие уши, утратят всякую веру и изведают ледяные столпы и неисцелимое отчаяние. Но не для того он внезапно увидел два тысячелетия душевных метаний, чтобы сдаться на милость страха. Дрожь прошла по нему, а потом сменилась надеждой маленького мальчика, игравшего когда-то в траве у ручья, и он понял, что все разобщенное – воссоединится, раздробленное – сложится, иначе все умрут. Отныне самое важное – это желание сберечь единство живого.»

«Вот слова от Эжена Лоретте, сказанные моим голосом, но от его сердца: любимая, я тридцать лет шагал под небом и ни разу не усомнился, что жил славно, ни разу не пошатнулся, ни разу не оступился. Я был как все, кутила и горлопан, и глуп и пуст, как воробьи и павлины, я утирался рукавом, носил в дом грязь на башмаках, случалось и рыгнуть под гогот и пьянку. Но в любую грозу я не склонял головы, потому что я любил тебя и ты тоже любила меня. Эта любовь не знала шелков и стихов, а только взгляды, в которых тонули наши невзгоды. Любовь не спасает, она воспитывает и растит, вынашивает в себе то, что освещает жизнь, и ведет нас в темном лесу. Она таится в серых буднях, тяжелой работе, бесцельно потраченных часах; она не скользит на золотых плотах по сверкающим рекам, не поет, не сверкает и никогда ничего не заявляет вслух. Но поздним вечером, когда в доме подметено, угли закрыты в печи и дети уложены спать, поздним вечером, в постели, в медленных взглядах, без движений и слов, – поздним вечером посреди утомительной и жалкой жизни, повседневного неказистого существования, каждый из нас становится колодцем, из которого черпает другой. И мы любим друг друга и учимся любить себя.»



Характеристики:

Оригинальное название: La vie des elfes
Автор: Мюриель Барбери
Издательство: Азбука
Серия книг: Азбука-бестселлер
Язык: Русский
Год издания: 2016
Год первого издания: 2015
Переводчик: Алла Беляк
Количество страниц: 320
Иллюстрации: Нет иллюстраций
Формат: 84х100/32 (~125х185 мм)
Переплет: Твердый, Суперобложка
Бумага: Офсетная
Тираж: 12 000
ISBN: 978-5-389-10588-1
Вес: 342 гр.
Литература стран мира: Литература Франции
Литература по периодам: Современная литература

«Muriel Barbery
LA VIE DES ELFES
Copyright © Éditions GALLIMARD, Paris, 2015
© А. Беляк, перевод, 2015
© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015
Издательство АЗБУКА®»


Мюриель Барбери - Жизнь эльфов. Отзывы:
(стиль и орфография сохранены):

@NataliGoncharova: как живут эльфы?
Складывается впечатление, что автор поднялась на Фудзияму чтобы достигнуть внутреннего покоя, в течении девяти лет пробыла там, а результатом дзэн стала эта книга: неспешная, полная сложносочиненных предложений на полстраницы, объединяющая искусство, природу и магию, рассказывающая о жизни и смерти, о войне добра и зла, о эльфах и мире туманов, и прочих чудесах. Автор постоянно проживает в Японии и это чувствуется, а потому эта книга будет интересна всем кто любит эту страну, всё необычное, неспешное, атмосферное. Может со временем я даже перечитаю её. Есть намёк на продолжение. Особенно хочется отметить волшебную обложку, нежно-лимонный срез и плотные странички с приятным шрифтом издательства "Азбука". "Эльфы рассказывают истории не так, как люди, но, главное, они их не выдумывают. Мы воспеваем прекрасные дела и великие подвиги, сочиняем оды озерным птицам и гимны красоте туманов, мы славим то, что существует. Но никогда не позволяем вмешиваться воображению. Эльфы умеют восславлять красоту мира, но не знают игр с реальностью. Они живут в мире роскошном, вечном и неизменном."

@Пешкова Аксана:
Вот и новый роман Мюриель Барбери. Как и предыдущий роман "Элегантность ежика", "Жизнь эльфов" поражает своей точностью и простотой. Написан легко и читается на одно дыхании. Читая веришь в мир в который попадают девочки. Издание милое и красивое.

@Хорошко Елена: "Жизнь эльфов" - это нежная, неторопливая сказка о двух мирах. О мире искусства и мире природы: об эльфах и людях, богатых и бедных, образованных и невежественных. И о двух необычных девочках, которых связало древнее пророчество, благословив на трудный бой с тьмой. Но прежде всего, это сказка о любви. Она в изящном кружеве слов на страницах книг, в легком прикосновении пальцев к клавишам, во взмахе кисти над холстом; она и в повседневных хлопотах где-то в деревенской глуши, и в кружке горячего вина после тяжелого дня, и в долгих рассказах возле домашнего очага. Она соединит сердца, сломает все стены, сметет все границы, проложит новые мосты и соединит оба мира. Теперь, после прочтения, я смотрю на книгу, и мне кажется: что стоит ее открыть, и я услышу тихую музыку, будет пахнуть фиалками, а между листков можно найти нежный цветок боярышника...

@Мареева Мария: Какая красивая обложка! Какое интригующее название!
А внутри настоящий сказочный мир средневековья, наполненный замысловатыми фразами и стремлением автора нарисовать у вас в голове все красочно и образно.
В начале мне было очень сложно заставить себя не отвлекаться от сюжета и не убегать мыслями в насущные проблемы. Дело в том, что весь роман - это эфир, который вас обволакивает и переносит в глубокую античную старину, где совершенно другой темп жизни, другие проблемы и заботы. Да и сама изюминка очень сказочна - две девочки, которые обладают отличительными способностями и от которых зависит судьба человечества.
К этой книге надо подходить спокойно и расслаблено. Здесь нет динамичного сюжета. Нет захватывающих моментов. Здесь много размышлений, игры воображения и философия.
На мой взгляд такую книгу надо брать с собой на Бали для медитации.
При этом книга не вызывает раздражения. Она очень гармонична. У меня порой складывалось ощущение, что автор нашел какие-то древние свитки античных философов и перевела на свой язык. Потому что книга предельно атмосферна, выдержана в своей эпохе и в своем стиле. Здесь автору ставлю 5+






















Для этой записи комментарии отключены.