anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Глава 15. Сексуальные роли женщины: проститутка, сестра, романтический идеал, мать (А.Лоуэн)

«С точки зрения отношений, возникающих с представителями противоположного пола, женщина может играть четыре роли: сексуального объекта, сестры, романтического идеала и матери.»

«Очередной этап развития вырастает из предыдущего. Женщина не может играть роль сестры, если она не исполнила роль дочери. Если в ее развитии случаются отклонения, которые останавливают ее на какой-то более ранней стадии, то поведение взрослой женщины будет отражать их, и какая-то грань личности будет доминировать.»

«Я представлю особенности сексуального поведения женщин, личность которых остановилась в развитии на одной из вышеперечисленных ролей.

1. Приостановка созревания на уровне дочери связана с неспособностью преодолеть ситуацию Эдипова комплекса, зафиксировав ее личность на роли сексуального объекта. Такая женщина становится «психологической проституткой» и легко может стать проституткой профессиональной.

Проституция вовсе не означает, что за пользование телом обязательно взимается плата (сакральная проституция в Коринфе не требовала оплаты). Термин «проституция», который я использую, означает предоставление своего тела для сексуального использования, причем любовные чувства к партнеру при этом отсутствуют. В психологическом смысле этот вид проституции охватывает все разнообразие от уличных женщин до девушек по вызову. То, что они получают за свои услуги деньги, дополнительно обижает мужчину. Для него это означает, что его чувства к женщине для нее ничего не значат. Морис Чойзи утверждает, что «проститутка, получающая деньги от мужчины, кастрирует его». С другой стороны, плату женщине можно считать выражением мужской признательности. Поэтому требование денег отражает презрение.

Последние десять лет проституток изучали с психоаналитической точки зрения, и в настоящее время известны основные бессознательные тенденции мотивации их поведения. В каждом случае было доказано отсутствие родительской любви, причем ребенок чувствовал себя нелюбимым и нежеланным. Это отстранение порождало разлом в отношении девочки к окружающим и к себе самой. Чувствуя себя нелюбимой, она отрицает собственную потребность любить и переносит ее на других. Отрицание и проецирование – вот те механизмы, которые использует такой ребенок, чтобы защититься от боли отвержения. Именно они становятся управляющей силой, которая доминирует в поведении профессиональных проституток.

Непосредственный эффект, возникающий из-за недостатка любви, выражается неспособностью остаться в одиночестве. Невротическая реакция проституток на собственную потребность в человеческом тепле состоит в том, что они, отвергая все нормальные социальные взаимоотношения, замещают их псевдоотношениями: со своими клиентами, с сутенером, с другими проститутками и с опустившимися людьми. Отсутствие любви связано с отсутствием понимания со стороны ее отца, на которого девочка переносит незавершенное оральное влечение. Этот перенос, который присущ каждой девочке в ходе ее психосексуального развития, создает чрезмерную зависимость от мужской фигуры. Профессиональная проститутка отрицает свою зависимость и проецирует ее на мужчину. Она чувствует, на одном из уровней сознания, что все мужчины желают ее и нуждаются в ней. Это чувство поддерживается наблюдением, что большинство мужчин откликаются на нее как на сексуальный объект. Она с ранних лет начинает сознавать собственную сексуальную привлекательность. В большинстве случаев личная история таких женщин связана со скрытыми сексуальными притязаниями или открыто выраженным сексуальным интересом со стороны более взрослых мужчин, в то время, когда она еще была ребенком. Потеря самоуважения из-за того, что девочка чувствовала, что ее отвергли как объект любви, но приняли в качестве объекта сексуальных притязаний, вызвала протест против сексуальности и подавление сексуальных эмоций у ребенка. И снова преобладают отрицание и протест; такая женщина пытается преодолеть существующее положение вещей в псевдоотношениях с мужчинами. Но подавление не исчезает, в связи с чем профессиональные проститутки бывают фригидны. Их потребность в сексуальных чувствах и удовлетворении проецируется на мужчину. Попытка такой женщины стать личностью провалилась, и проститутка ненавидит мужчин и боится их. Страх маскируется пренебрежением, а ненависть укрыта за позицией смирения.

Личность, сложившаяся на этом фоне, переживает дефицит «Эго», лишена ощущения самостоятельности и страдает от дефицита половых ощущений. Проститутка – незрелый индивид с оральной структурой характера, в которой обычно наличествуют шизофренические и параноидальные склонности. Расщепление личности отражает двойственное отношение к мужчинам; потребность в любви и согласии направлена на сутенера, которого проститутка боится и ненавидит, в то время как к клиенту она относится безразлично и презрительно.

Профессиональная проститутка подавляет осознание своей потребности в любви и «выражает» негативные чувства антисоциальным поведением. Психологическая проститутка, в отличие от профессиональной, подавляет бунт и «изображает» потребность в любви. Поскольку в ее поведении нет ничего антисоциального, то его можно понять, только изучив личную историю такой женщины.»

«Будет вполне естественно сделать вывод, что легкомысленное сексуальное поведение этой женщины представляло собой поиск утраченного отца. Бригит Брофи, писавшая о профессиональных проститутках, отмечала: «Секс с мужчинами – это лотерея, в которой проститутка стремится вытащить максимально большее число билетиков. Каждый из них может оказаться счастливым: каждый мужчина может оказаться отцом, которого она ищет». Конечно, проститутке никогда не найти его. Обрести отца и вступить с ним в сексуальную связь – значит совершить инцест, чего не может даже проститутка. Следует ли Лауре обрекать себя на то, чтобы всю оставшуюся жизнь провести в поисках утраченной мечты? Суждено ли ей повторить свой детский опыт, то есть иметь отца и потерять его? Если так, то каковы же особенности ее характера, которые определили ее судьбу?

В отношениях с мужчинами Лаура остановилась на фазе дочери, поскольку была не способна разрешить ситуацию Эдипова комплекса. Можно сказать, что ей не удавалось выйти из роли «папенькиной дочки», поскольку она не могла совместить ее с сексуальными чувствами к отцу. Оба ее родителя несли ответственность за это. Отец воспринимал дочь как сексуальный объект, привязывая ее скрытыми сексуальными отношениями, которые не могли быть реализованы. Это отторгало Лауру от матери, для которой она становилась соперницей. Девочка не принимала мать, а поэтому не могла достичь сознательного отождествления с ней. Она не умела следить за домом или готовить. Тем не менее, Лаура проявляла многие черты, из-за которых отвергала свою мать. Как и мать, она была эмоционально слабой и незрелой. И поступила со своим ребенком так же, как и ее мать, которая отдала своих детей в приют после смерти мужа. Лаура поместила его туда же.

Будучи ребенком, Лаура инстинктивно ощущала сексуальное влечение отца и догадывалась, что сможет удовлетворить его. Это было неосознанным пониманием, но осознание своей женской сущности, сознание своей значимости для мужчины, как сексуального объекта, создавало ситуацию, которую принято называть Эдиповым комплексом. Именно здесь начинал созревать не распустившийся цветок генитальности, которым завершается оральная фаза развития. Если бы его не повредила взрослая сексуальная реакция, то его сменило бы дальнейшее развитие детской личности. Но для Лауры нормальное развитие прервалось. Она была отчуждена от матери и зависела от отца, потому что надеялась, что он всю жизнь будет с ней и вернет ей возможность исполнять его желания и нужды. Именно это понятие ложилось в основу отношений Лауры с любым мужчиной и составляло фундамент обманчивой инфантильной позиции, из которой подобная «сделка» выглядела возможной. Лауру никогда не посещала мысль, что любовь нельзя приобрести с помощью услужливости и смирения.

В поведении Лауры доминировала позитивная сторона двойственности проститутки. Вместо отрицания своей потребности любви, она принимала ее; она сознавала неизбежность поиска и обретения своей сексуальности; она принимала свою зависимость от мужчины, которого в то же время боялась и ненавидела. Ее неспособность достичь вагинальной кульминации была обусловлена неадекватными тазовыми движениями. Во время полового акта она выдвигала таз вперед, будто ребенок, который тянется к груди. Когда пенис входил во влагалище, она сжимала его, боясь потерять. Поскольку ноги и таз были ригидными, сексуальные движения осуществлялись неуверенно и вызывали ощущение незащищенности. Фиксированное положение выдвинутого вперед таза было настолько прочным, что дыхание женщины нарушалось. Она не могла пережить оргазм, потому что не могла «раскрепоститься», и не могла найти себе подходящего мужа, потому что была неспособна отказывать мужчинам.

В каждой женщине, которая была «папенькиной дочкой», скрыта проститутка; иными словами, каждая девочка интуитивно сознает, что у нее есть то, что может сделать мужчину счастливым. Глубоко в сознании у нее скрыта мысль, что ради этого мужчина может многое для нее сделать. Бессознательно сознавая, что женщина для мужчины является сексуальным объектом, она принимает этот факт. Реакция более взрослых женщин на поведение юной девушки часто бывает чрезмерной. Девушек ругательно называют проститутками или кем-то вроде этого, перед их отцами или перед мужчинами, проявившими к ним интерес. Большой вред наносит ребенку непомерное внимание, которое взрослые зачастую придают эксгибиционизму. Действия ребенка, связанные с этим явлением, – вполне естественное выражение женской сущности, женской природы, все это позже трансформируется в нормальное развитие, если, конечно, не нарушать его. Во многих отношениях Лаура вела себя со своими любовниками так же, как профессиональные проститутки со своим сутенером.

Отрицательная сторона двойственности тоже присутствовала в ее поведении, но редко проявлялась непосредственно. Ее призыв к любви содержал в себе разрушительный компонент. Прелесть ее глаз, соблазнительность манер была столь же смертоносна, как ловушка Венеры. Мужчине, попавшему в нее, предстояло быть «сожранным», психологически, конечно. Только «заглатывая» своих партнеров, она могла заполнить внутреннюю бессодержательность своего существа. Сколько бы мужчин у нее ни было, их никогда не хватало. Эта потребность не насыщалась, а любовникам оставалось лишь переживать чувство вины за свою неуклюжесть. В конце концов, она прогоняла их, как ничего не заслуживающих. Презрение к мужчинам тяготило ее. Лаура сказала: «Они не ведают, обретают ли что–нибудь в сексе или ничего не приобретают». На фрустрацию Лаура отвечала депрессией, которая заключала ее в темное облако и часто увлекала своим отчаянием и любовников.

Мужчины, которых привлекала внешность Лауры, искали в ней материнскую сущность. Мне пришлось лечить одного из ее любовников. Он искал покровительства матери, которая не слишком бы много требовала от него и была бы мягкой и отзывчивой. Лаура сулила именно это. Сама же Лаура нуждалась в покровительстве отца, который нравился бы ей, заботился бы о ней и любил бы ее. Они напоминали двух детей, играющих в игру, в которой они изображают, будто уже взрослые. Работать с ними было невозможно, и работа действительно не состоялась.»

«2. Сестринское отношение к мужчине вырастает из общности интересов и ощущения равенства. Оно отражает чувства девочки предпубертатного возраста к мальчикам ее возрастной группы, к их братьям и друзьям. Истинное сестринское чувство к мальчику или настоящее братское отношение к девочке подразумевает признание прав другого человека и его личности и принятие его как представителя другого пола. Сестринские отношения, однако, в своей основе лишены сексуальности, поскольку это биологически определено латентным периодом, который продолжается с пяти-шести лет вплоть до поры взросления.

Многие девочки застывают на этом уровне развития личности. Однако это не препятствует их вступлению в брак или рождению детей. Застывание на сестринском уровне специфическим образом выстраивает их отношения с мужьями. Супружеские отношения выходят на первый план, а сексуальные отходят на второй, но, тем не менее, первые обеспечивают взаимную поддержку во внешнем мире. Мне пришлось лечить мужа и жену, которые состояли в таких отношениях. Они бросились ко мне, как два ребенка, долго бродившие по темному лесу, взявшись за руки, чтобы поддерживать друг друга и защищать. Действительно, каждый боялся остаться в одиночестве, и если кто-то из них собирался уйти из семьи, другой впадал в панику. Мужчине было тридцать лет, а женщине – двадцать шесть. До этого они уже состояли в браке.

Женщина в своих сестринских отношениях с сексуальным партнером осознает себя, прежде всего, как компаньонку и как его сподвижницу. Она стремится разделить его жизнь, быть на его стороне в борьбе, участвовать в обсуждении грядущих решений. Вроде бы ничего ложного в такой позиции нет. Затруднение возникает, когда мужчина настаивает на праве иметь свою собственную личную жизнь. Это рано или поздно происходит, и мужчина начинает ощущать, что позиция женщины ограничивает и связывает его. Женщина-сестра, если уж попытаться описать ее цель в данном случае, не бывает удовлетворена положением, при котором она остается «на вторых ролях». Ее желание быть незаменимой для мужа заставляет ее доказывать, что она превосходит его интеллектуально или в деловом отношении. Таким образом, она не только его компаньон и соратник, но и конкурент.

Нетрудно предвидеть проблемы, возникающие из таких отношений. Все общее, нет ничего личного. Каждое изменение настроения отражается на партнере. Секс не является страстью, но выступает как демонстрация единства интересов и как залог лояльности. После первого возбуждения, вызванного тем, что пал барьер инцеста, сексуальное чувство, как правило, быстро идет на спад. Женщина-сестра изначально сторонится секса и вступает в такие взаимоотношения, чтобы избежать появления чувства сексуальной вины.

Каким же образом девочка застывает на этой стадии? Сестринское отношение к мужчине отчасти сливается с проблемой Эдипова комплекса. Полная невозможность разрешить эту проблему приводит, как в случае Лауры, к психологической проституции. Сестринское отношение можно понимать как защиту против психологической проституции; другими словами, женщина-сестра отрицает, что ее любовник является для нее отцом, настаивая на том, что он ее брат. Поэтому, хотя такая женщина и не признает свою, обусловленную Эдиповым комплексом вину, это чувство все же сохраняется, чтобы удерживать ее от глубокого восприятия собственного права на сексуальную завершенность.»

«Иметь оргазм – значит быть женщиной, но ей этого не удавалось, поскольку она относилась к мужу как сестра.»

«Женщина-сестра чувствует, что она является поддержкой для мужчины, что без нее он слаб. Именно такое чувство заложено в основу роли сподвижницы. Но, сочувствуя, она унижает его.»

«Отец и дочь были скрытыми союзниками в борьбе против матери. Их альянс, противостоящий образу Великой Матери, делает их равными, но принижает до состояния детей. Дочь становится сестрой своему отцу. Такая кооперация, основанная на страхе, сближает их в совместной тревожности и беззащитности, но и связывает их, делая беспомощными и заставляя презирать друг друга.

Двойственность характеризует и отношения женщины-сестры к мужу, отцу и матери. В той мере, в которой она чувствует потребность поддерживать «Эго» мужа, она презирает его. Ее симпатия к отцу скрывает презрение к нему, к тому, что он не способен противостоять матери. В ее отношениях с мужчинами – сначала с отцом, а позже с мужем – презрение подавляется, поскольку необходимо сохранить силы для борьбы с более мощной силой, которую представляет собственная мать.

Несмотря на скрытый союз с мужчинами, женщина-сестра бессознательно отождествлена с матерью. Так же, как мать, она обижается на мужскую слабость и чувствует себя униженной. Так же, как мать, она будет отстаивать свое превосходство перед мужчиной, коварными способами добиваясь доминирования. Ее отождествление с пассивным мужчиной на уровне «Эго» и с доминирующей матерью на бессознательном уровне объясняет, почему женщина–сестра обладает мужественно-агрессивной структурой личности.

Связь, объединяющая женщину-сестру с мужем, имеет вынужденный характер и ограничивает как ее независимость, так и ее способность к оргазму. Поскольку такая женщина отождествлена с мужчиной, она, как правило, ограничена и в клиторальной кульминации. Чтобы достичь вершины, ей необходима кооперация с партнером, и половое отношение принимает форму, в которой каждый что-то «делает» для другого. Если вспомнить то, что я говорил о гомосексуальной позиции партнера в гетеросексуальных отношениях, можно заметить, что сексуальная позиция женщины-сестры обладает теми же свойствами. Ее личность заключает в себе скрытые гомосексуальные тенденции, и конфигурация ее тела, как правило, имеет выраженные мужественные или мальчишеские черты. В терминах оргастической потенции, женщина-сестра находится между сексуальным объектом и романтическим идеалом. Если у проститутки нет опыта достижения точки кульминации в половом акте, то женщина-сестра способна к клиторальной разрядке. С другой стороны, у женщины-сестры отклик слабее, чем у романтического идеала женщины, которая обычно способна к частичному оргазму.

Зрелая женщина может действовать как помощник и компаньон мужа, не превращаясь в сестру. Этот аспект женской личности не доминирует в отношениях зрелой женщины и ее сексуального партнера, как это происходит у женщины-сестры. Взрослая, зрелая женщина не руководит и не разрушает. Поскольку она цельная женщина, то может стать истинным другом.»

«3. Женщина, чья личность зафиксирована на романтическом уровне, вступает в отношения с мужчинами как сексуальная личность. Она отличается от типажа дочери-проститутки, которая подает себя как обезличенный сексуальный объект. Но хотя призыв к мужчинам исходит с сексуального уровня, ее личность исключает возможность того, что она обладает сексуальным влиянием, в этом мире она принижена до позиции сексуального объекта. Таким образом, на определенном уровне своей личности она сохраняет девственность. Ее психосексуальное развитие соответствует подростковой стадии, возрасту 16-17 лет.

Задержка эмоционального развития на стадии девственницы или романтического идеала происходит по причине неполного разрешения ситуации Эдипова комплекса. Данная структура личности подразумевает, что развитие продвинулось за уровень «сестры» и что девушка не подавляет своих сексуальных чувств, как другие типы. Но ей не удается уйти от конфликта, возникшего в отношениях с отцом. Он принимал ее при условии, что она подавляет или скрывает сексуальную активность. Это «хорошо воспитанная» девушка, которая находится под влиянием своих родителей, уважает их, и поэтому не переступает норм сексуальной морали. Блюститель строгого морального кодекса – авторитарный отец с его жестким отражением собственной сексуальной вины и конфликтов. Подавление сексуальности в случае дочери-проститутки возникает из реального страха, возникшего в со знании девочки, которая боялась, что отец или другой взрослый мужчина сексуально откликнется на нее. У романтического идеала или «типа Венеры» этот страх переходит в боязнь своего собственного сексуального отклика. Такая женщина не «маленькая папенькина дочка», как Лаура, но «большая папенькина дочка». О ней можно сказать, что «папе принадлежит только ее сердце», в отличие от Лауры, которая отдавала отцу и тело и душу. Романтические взаимоотношения вызывают более или менее сознательный отрыв чувства любви от сексуальности.

Структуре личности, определяемой этим конфликтом, в психоаналитической литературе присвоен ярлык «истерической женщины». Во времена Фрейда проявления этого конфликта между любовью и сексом вызывали истерические припадки или кризисы. Фрейд и ранние аналитики лечили женщин, выросших в условиях викторианской морали. На упоминание секса для них было наложено табу, им становилось дурно, если они неожиданно сталкивались с реальными фактами жизни. Истерическая реакция возникала из-за высвобождения подавленного сексуального чувства. Хотя моральная атмосфера с тех пор сильно изменилась и истерическая реакция встречается гораздо реже, но истерическая структура характера осталась все той же. Такая личность не может соединить романтические аспекты любви с ее физическим выражением в сексе. Но там, где викторианская женщина углублялась в романтические идеалы и сдерживала сексуальную активность, ее современная сестра более свободна, хотя все так же отрывает секс от романтических устремлений. Конфликт, будучи все еще заряженным достаточной силой, менее взрывоопасен; истерия теперь, главным образом, проявляется рыданиями или выкриками.

Каково женщине, исполняющей эту роль в реальной жизни? В процессе ухаживания, когда она разыгрывает роль романтического идеала, ее возбуждение временно наполняется чувствами секса и любви. Но в браке этот сплав постепенно тает по мере того, как реальность занимает место иллюзии. Романтический идеал не может выстоять перед повседневной физической близостью, которая в супружеской ситуации неизбежна. Это отлично было известно романтическим влюбленным XIV и XV столетий. Сексуальное обладание изменяет дистанцию и снимает тот барьер, который необходим, чтобы любовь оставалась романтической. Муж приравнивается к отцу, по отношению к которому сексуальные чувства романтического идеала подавлены. Это перенесение происходит потому, что и муж, и отец выглядят авторитарными фигурами, требующими подчинения моральному кодексу. В результате любовь к мужу становится компульсивной, и сексуальное возбуждение в брачных отношениях сходит на нет. Поскольку романтическое возбуждение существует только вне патриархальной семьи, «истерическая женщина» начинает флиртовать с посторонними мужчинами. Женщина, фиксированная на этой роли, всегда имеет романтического любовника, то есть какого-то мужчину, для которого она является романтическим идеалом. Этот любовник может быть реальным человеком или вымышленным персонажем.

«Истерическая женщина» нуждается в постоянной стимуляции романтической любовью, чтобы поддерживать свое сексуальное возбуждение. Она ищет возбуждения в окружающих мужчинах, в собственных детях, занимая позицию соблазнительницы. Она требует, чтобы дети превозносили ее красоту и откликались на ее очарование. Привлекая мужчин, она может перешагнуть границы приемлемого поведения. Требования, которые предъявляет ее «Эго», не позволяют ей полноценно отдавать себя детям и мужу. Грудное вскармливание, как и секс, для «истерической женщины» выглядит отклонением от романтического образа, который подразумевает, что она помещена на пьедестал и ею восхищаются. Сексуальность служит приманкой, которой пользуется такая женщина, чтобы привлечь к себе и заставить поклоняться. Поскольку это действует только до тех пор, пока мужчина не овладел ею, она избегает полной «капитуляции» перед мужчиной, а следовательно, избегает и полного погружения в сексуальные эмоции. Вильгельм Райх отмечал, что «истерическая женщина» использует секс как защиту от генитальности. Ее оргастический отклик неизбежно ограничен. Она способна к вагинальному оргазму, но ее реакция заторможена, она не охватывает все ее существо. Она остается разочарованной, что заставляет ее участвовать в вымышленных или реальных амурных приключениях.

«Подобно всем невротическим личностям, она принужденно «изображает» перед любовником ту отстраненность, из-за которой страдала в руках своего отца.»

«В физиологическом плане «истерическая женщина» обладает привлекательным, хорошо развитым и пропорционально сложенным телом, у нее ясные глаза и живые манеры. Однако, чем жестче сексуальное подавление, тем более кукольное выражение приобретает ее лицо. На телесном уровне конфликт проявляется либо в виде общей ригидности, либо в развитии пластичного «панциря», который я уже описывал в книге «Физическая динамика структуры характера». Степень ригидности пропорциональна жесткости подавления отцом сексуальных проявлений дочери. На психологическом уровне конфликт выражается как болезненная и чрезмерно развитая гордость, которая говорит: «Я буду держаться подальше, тогда вы не сможете опять отвергнуть меня». На физиологическом уровне скованность связана с мышечным напряжением шеи, плечевого пояса, спины и ног.»

«Кэрол удивилась, когда я сказал, что ей никогда не найти ее героя-рыцаря. Образ романтического любовника был защитой против неспособности полностью сдаться или отдать себя – любви к мужчине. Терапевтическая задача состояла в устранении расщепления ее личности.»

«Необходимо было высвободить подавленную ненависть к мужчинам. Отчасти это удавалось, если Кэрол физически выражала злость, к примеру, в процессе ударов по кушетке. Таким образом, она могла дать волю чувству ненависти к отцу за то, что он отверг ее стремление к физической близости. Два года работы постепенно превратили Кэрол из скованной, испуганной, истеричной женщины в женщину, которая выглядела не только сильной и независимой, но и обрела мягкость и нежность. На последующем этапе лечения у этой больной появилась возможность выбора между скованностью и мягкостью, отстранением и сотрудничеством, страхом или уступкой.»

«Пациентка поняла, что ее скованность и замкнутость были защитной реакцией против угрозы предполагаемого превосходства мужской силы. Когда она била ракеткой по кушетке, то испытала, насколько сильно ее ожесточение, она ощутила, что это сила, которой можно защищать себя, заменив ею пассивное сопротивление, которым она пользовалась прежде. Проникновение в сущность механизмов формирования собственной злости позволило Кэрол глубже проникнуть в собственные сексуальные импульсы, не пугаясь того, что надо сдаться. Последующий прогресс доказал, что для Кэрол, как для всякой «истерической женщины», сексуальное удовлетворение неотделимо от необходимости чувствовать и выражать ожесточение по отношению к мужчине. Проявление ожесточения упраздняет раздраженность, которая переживалась в ситуации Эдипова комплекса, поскольку именно раздраженность порождает напряжения, проявляющиеся в истерическом симптоме или в истерической реакции.

Для невротической личности чрезвычайно трудно воспринять отрицательные последствия поведения, которое «Это» воспринимает как самозащиту. Женщина-ребенок не понимает, что отвержение мужчины – это свойство ее собственной личности. Женщину-сестру ослепляет факт, что роль компаньона и сподвижника отрицает мужской сексуальный интерес к ней. «Истерическая женщина» принимает этот интерес, но бессознательно чувствует, что он не может быть связан с любовью. Отрицание негативного чувства выражается заботой о сексуальном партнере. В своем воображении ум женщины рисует себе мужчину, который настаивает на том, чтобы она играла эти роли. Конечно же, она и выбирает себе именно таких мужчин, которые настаивают на этом.»

«4. Коварство невротических тенденций в браке ярче всего проявляется в супружеских проблемах женщины, которая играет по отношению к мужчине роль матери.

«Я подчеркнул, что она играла для мужа роль матери: она чувствовала себя зрелой рядом с его незрелостью, она предлагала помощь и поддерживала его, а также предоставила бы ему сексуальную свободу, если бы он остался с ней.»

«Я пыталась стать матерью своему собственному отцу и взять на себя заботу о его нуждах: мне было жаль его».»

«Роль матери можно рассматривать как защиту против позиции сексуального объекта. Чтобы сохранить эту защиту, активность женщины фокусируется на материнстве; факт принятия пиши становится более важным, чем удовольствие от того, что вкушаешь ее; дети становятся важней, чем она сама. Обычно такая женщина создает большую семью, которая является своеобразной компенсацией за отсутствие интереса к ней как к личности.»

«Четыре роли, описанные мною, представляют собой невротические разрешения ситуации Эдипова комплекса . Конечная форма отношения девочки к отцу определяет форму ее отношения ко всем мужчинам. В каждом случае эта форма содержит специфический конфликт.»

«В каждой истории болезни проблема женщины связана с тем, как складывались ее отношения с отцом. На него девушка переносит незавершенное стремление получить оральное удовлетворение и стремится к телесному контакту с ним. На него она проецирует представление о сексуальной удовлетворенности и счастье. Первое – реальная потребность, второе – часть детского игрового отношения к жизни. Их единство в позиции девочки и в ее чувствах очень важно для отца, которому необходимо относиться к одному мимоходом, а к другому – серьезно, даже если он не может отличить одно от другого. Если он позитивно откликается на ее оральные потребности, то рискует чрезмерно проникнуться ее сексуальностью и создать неразрешимую проблему Эдипова комплекса. Однако и отказ от реакции на реальные потребности воспринимается как отвержение сексуальности. Я думаю, что отцу никуда не деться от подобных трудностей. Проблема незавершенности оральных нужд не должна выходить на передний план. Если она не разовьется, то сексуальные чувства девочки к отцу могут стать нормальными.

«Пренебрежение женщин к кормлению детей грудью, на мой взгляд, является основной причиной возникновения незавершенного орального стремления. Я уверен, что необходимо кормить ребенка грудью до трех лет. Сколько женщин могут обеспечить такое оральное удовлетворение ребенку?»

██ Александр Лоуэн - Любовь и оргазм ██ Сексуальная незрелость, тревога и конфликты на сексуальности, а также природа и функции оргазма и его связь с человеческой психикой - таковы основные темы книги знаменитого психолога Александра Лоуэна, явившейся результатом двадцатилетних исследований. Данная книга представляет собой попытку рассказать о природе сексуального оргазма и его неразрывной связи с личностью, вскрыть причины неудовлетворенности сексуальной жизнью мужчин и женщин, показать механизм этого сложного и сладострастного чувства.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo anchiktigra december 31, 2015 00:16
Buy for 1 000 tokens
Как создать новогоднее настроение? Читаем все про Новый Год: НОВОГОДНИЕ КНИГИ. ЗИМНИЕ КНИГИ. Рождественские рассказы. Книги про Новый Год и Рождество. Новый год 2021 - как встречать, в чем встречать, что нас ждет? ЛУЧШИЕ НОВОГОДНИЕ ФИЛЬМЫ. НОВОГОДНЕЕ КИНО. ФИЛЬМЫ ПРО…
Comments for this post were disabled by the author