anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Глава 4. Чтение характера (Ролло Мэй - Искусство психологического консультирования). Цитаты.

«Признак, который отличает консультанта, — его большая чувствительность к людям, — чувствительность к их надеждам и опасениям, а также личностным напряжениям. Особенно чувствителен консультант ко всем мелким проявлениям характера, таким, как тон голоса, осанка, выражения лица, даже одежда и, вероятно, случайные движения тела. И таким образом он учится читать характер — совсем не так просто, как открытую и общеизвестную книгу, он, скорее, похож на путешественника в неизведанной стране, для которого все ново и интересно и который делает попытки понять.

Все эти сведения добавляют штрихи к личностной картине. Ничто не бывает случайным или лишенным смысла, даже малейшее движение или смена выражения лица внутренняя индивидуальность постоянно выражается через голос, жест, одежду, и единственный вопрос заключается в способности консультанта воспринять эти выражения и почувствовать их значение.

Личностный паттерн «проявляет себя в любой активности индивида. Его можно очень ясно увидеть во внешних проявлениях индивида, например: как он смотрит на другого человека, как пожимает руку или разговаривает. Его личность как целое может производить неизгладимое впечатление тем или иным образом, которое мы ощущаем почти интуитивно»

«Неряшливость платья, неухоженные волосы, оборванные концы шнурков — в значении этих признаков никто не сможет ошибиться. С другой стороны, человек, проявляющий излишнюю скрупулезность по отношению к наряду, ногти у которого находятся всегда в образцовом порядке и галстук всегда сидит идеально, одновременно способен испытывать излишнее беспокойство и относительно деталей в других областях своего существования. Многие индивиды, развивающие религиозный, или компульсивный, невроз, о котором пойдет речь в следующей главе, проявляют в манере одежды это преувеличенное желание, чтобы все было в идеальном порядке и абсолютно безупречным.»

«Невротик, всегда отодвигающийся, именно тот человек, который неспособен любить.»

«Существует множество признаков нервозности, наблюдаемых во время интервью, например: клиент сцепляет и перекрещивает ноги, крепко сжимает ручки кресла или любым другим образом проявляет натянутость в поведении. В таких случаях мы задаем себе вопрос, с чего бы данному индивиду нервничать; другими словами, что он прячет или с чем борется внутри себя?»

«Консультант должен уметь читать выражения радости, боли, страха; однако, с другой стороны, ему бывает необходимо определить боль, даже под маской счастья, или страх, даже если человек своей позой симулирует самообладание и непринужденность. Всегда улыбающийся человек, по всей видимости, проявляет фальшивый оптимизм. А неизменное в совершенстве внешнее самообладание на самом деле является компенсацией страха ситуации.»

«Невротику очень трудно засмеяться. Такой человек может сардонически или иронически усмехаться, бросать взгляды искоса, подобно негодяю из старой драмы, — поскольку при этом углы рта остаются опущенными, — однако ему не удается искренний смех. Настоящий смех выражает психическое здоровье. Это приглашение к дружбе, истинное доказательство доброжелательного отношения к жизни.»

«Прямота речи означает честность, и человек, который с излишним усердием копается в деталях или которого выдает нервный голос или уклончивая речь, вполне способен напасть со спины.»

Забывание и ошибки

«Человек ничего не забывает случайно.»

«Речевые ошибки и ошибочные действия, подобно памяти и забыванию, являются выражениями бессознательного индивида.»

«Взятая за основу теория, что ошибка в речи говорит о настоящих мыслях человека, которые тот не намерен произносить вслух, довольно точна.»

«Все оговорки и ошибочные действия следует рассматривать как имеющие определенный смысл, даже если человеку непосвященному бывает очень трудно его раскрыть.»

«Английский психоаналитик Джоунс говорит, что успешность работы психотерапевта может быть оценена по количеству забытых клиентами в его кабинете вещей, ведь забывание предметов бессознательно выражает стремление вернуться.»

«Если индивид постоянно приходит на условленные встречи с опозданием «или вовсе забывает о них, мы с полным основанием можем предположить о существовании в его бессознательном установки сомнения, тенденции ухода от обсуждаемого предмета. Или при постоянном забывании имен мы можем справедливо сделать заключение об отсутствии достаточного социального интереса. Распространенную фразу: «У меня всегда была плохая память на имена», — можно перевести в более правдивую: «У меня нет особенного интереса к людям». Для всех этих обобщений найдется множество исключений; тем не менее оно обладает некоторой надежностью и окажется полезным для опытного и осторожного консультанта.»

Структура семьи

«Старшему ребенку в семье свойственна склонность к заметному чувству ответственности. Первые годы своей жизни он провел, наслаждаясь безраздельной любовью и заботой родителей, что и придало ему некоторую стабильность. С раннего возраста ему также поручались различные обязанности, включающие, возможно, оказание матери посильной помощи, и даже участие в воспитании других детей. Вероятно, он получал родительское доверие и разделял планы семьи в значительно большей степени, чем другие дети. Поэтому старший ребенок стремится к поддержке закона и порядка, являясь консерватором и сторонником стабильности. Выражаясь аллегорически, мы можем сказать, что он пытается вернуться к тому первоначальному состоянию первых лет младенчества, когда он был королем, в одиночку занимавшим трон любви своих родителей.

Это привилегированное положение старшего давно было признано народными обычаями в традиции передачи короны или аристократического титула или даже крестьянского клочка земли по наследству старшему сыну. Миссис Д., будучи старшим ребенком из пяти детей, является примером особенностей этого положения в семье. Одним из ее ранних воспоминаний была помощь матери по хозяйству, заключавшаяся в приборке в комнате. Она всегда помогала ухаживать за младшими детьми, и мать делилась с ней своими планами с самого раннего возраста. Теперь миссис Д. занимает весьма ответственное положение и четко выполняет свои обязанности.

Абсолютно другие тенденции мы обнаруживаем во втором ребенке. Придя в мир, он тут же сталкивается с конкурентом, которому уже год или два. На протяжении всего младенчества и детства впереди него всегда находится первый, задающий шаг, который научился ходить, и говорить, и делать множество других вещей до него. Таким образом, второй ребенок постоянно и очевидно находится перед лицом своей неполноценности. И видя это, он все время устремлен вперед, подобно гонщику, который пытается обогнать соперника, задающего скорость. Однако судьба распорядилась так, что у первого ребенка всегда будет преимущество в росте и размерах, и вполне вероятно, что независимо от количества прилагаемых усилий второй не сможет догнать первого. Он ухватывается за какую-либо специфическую сферу деятельности, в которой может блистать по сравнению с первым. Ситуация еще осложняется и тем фактом, что старший может испытывать ревность по отношению ко второму, считая его выскочкой, который хочет свергнуть его с престола родительской любви. Несомненно, все эти установки похоронены глубоко в бессознательном; и зачастую индивид сам по себе никогда не признает соперничества с братом или сестрой, даже несмотря на объективные признаки, свидетельствующие об этом со всей ясностью.

В таком случае у второго ребенка существует тенденция к развитию преувеличенного честолюбия и привычной склонности к большому напряжению. Он также стремится к большей революционности; его ситуация раннего детства была не из лучших, и мы, опять иносказательно, можем представить его как человека, желающего расстроить планы другого и начать все заново на выровненной почве. Консультант часто сталкивается с яркими примерами этого паттерна неполноценности-амбициозности второго ребенка. Джордж Б., необычайно амбициозный реформатор в случае, рассмотренном в первой главе, как мы помним, был вторым после сестры ребенком в семье, что еще больше обострило ситуацию, поскольку девочки в раннем детстве физически развиваются быстрее мальчиков.

Положение детей, находящееся между вторым и младшим ребенком в семье, характеризуется меньшим значением, и прогнозы, касающиеся их личности, не отличаются четкостью. Однако положение младшего ребенка всегда признавалось особенным. Во многих сказках именно младшая дочь выходит замуж за принца или именно младший сын благодаря своим уникальным способностям достигает величия и спасает всю семью.

Младший ребенок, как правило, за детство и юность получает огромное количество любви, и не только от своих родителей, но также от старших братьев или сестер. Все эти взрослые помогают ему, делают что-то за него, заботятся о нем и, несомненно, стремятся учить и инструктировать его. Это может зародить в младшем ребенке особенно теплую установку по отношению к окружающему миру и общее ожидание, что он будет любить и будет всеми любим. Ни для кого не является открытием необычайная привлекательность младшего ребенка. Однако опасность таится в том, что он становится особенно избалованным и впоследствии ожидает от окружающего мира, что с ним будут нянчиться и создавать ему всяческий комфорт. И когда оказывается, что на самом деле это не так, он может принять установку всеми забытого и недовольного человека. Мисс Р., как пример младшего ребенка, были свойственны необычайный шарм и привлекательность. Однако ее личностная проблема заключалась в ожидании того, что мир должен быть необычайно красивым, добрым и идеальным; и, когда это ожидание не оправдалось, она приобрела склонность к циничности и недоверию.

С другой стороны, младший ребенок может интерпретировать свою ситуацию как ситуацию неполноценности, поскольку мир вокруг него состоит из могущественных взрослых; и впоследствии, развив сильное честолюбие, он дает клятву превзойти всех остальных, когда вырастет.

А теперь рассмотрим единственного ребенка в семье. Люди всегда признавали особенно трудной эту позицию. Родители осыпают этого ребенка всей своей любовью и заботой; они с особенной бдительностью следят, как бы чего не случилось с их единственным малышом; и поэтому ребенок получает значительно больше внимания и на него больше тратится усилий по воспитанию, чем на детей, имеющих братьев и сестер. Этот единственный ребенок не имеет также опыта социальных контактов, навыков жизни с другими, в отличие от детей из многодетных семей. Все это означает, что у единственного ребенка больше шансов вырасти избалованным и, следовательно, развить требовательную и зависимую установку по отношению к жизни. Он ожидает, что мир придет к нему сам, как это всегда происходило в его детстве. И когда мир не оправдывает этих ожиданий, то он в глубине души чувствует, что был предан, и принимает позицию обиженного и несмелого человека по отношению к жизни.

Тем не менее нельзя одними лишь черными красками обрисовывать картину единственного ребенка. У него больше возможностей для развития по сравнению с другими детьми, поскольку оба родителя объединяют свои усилия с целью его образования, и у него больше возможностей для саморазвития. В случае единственного ребенка относительно полного личностного развития большие опасности идут рука об руку с большими возможностями.

Мисс Хелен М. была единственным ребенком. До двадцати семи лет родители принимали за нее большинство решений. Она купалась в любви своего отца, в то же самое время испытывая на себе его доминирование; и ее самое раннее воспоминание заключалось в том, как он шлепал ее всю дорогу домой после того, как она однажды потерялась. Здесь мы обращаем внимание на ошибку, часто совершаемую родителями, — это награждение своего ребенка чрезмерной любовью и одновременная необычайная строгость в воспитании, что в результате портит характер ребенка. Такие родители особенно строги и суровы с ребенком, поскольку видят опасность в своей слишком сильной любви, а затем возвращаются к еще большей любви, чтобы уравновесить муштру, и это повторяется вновь и вновь, в то время как бедный ребенок пребывает в растерянности, не зная, что происходит в его странном мире. Когда мисс Хелен М. уехала учиться в колледж, ее угнетало чувство неполноценности, несмотря на необычайную внешнюю привлекательность. Здесь мы видим, что чувство неполноценности показывает не реальную неполноценность человека, а особенную интерпретацию, производимую индивидом исходя из его ситуации; во многих случаях это просто техника, посредством которой человек отделяет самого себя от своей социальной группы. Мисс М. было трудно устанавливать контакты с другими студентами в студенческом общежитии, в результате чего она часто отлучалась домой. После учебы она получила работу преподавателя; однако напряженность ситуации, требующей независимости и самостоятельного принятия решений, была настолько сильной, что, даже живя в родном доме, она страдала неудержимыми приступами рыданий, часто не могла заснуть по ночам и находилась на грани нервного срыва. Ко времени обращения за консультацией ей было двадцать восемь лет, она не только все еще не была за мужем, но даже не была ни в кого влюблена. Этот факт, учитывая ее привлекательность, изумил бы поверхностного наблюдателя. Однако человеку, более основательно изучающему человеческую природу, известно, что смелость и способность принимать важные решения являются предпосылкой даже для подлинного чувства влюбленности, не говоря уже о замужестве; а избалованному ребенку этих качеств недостает. Мисс М. рассказывала, что она «сублимировала» свой половой инстинкт, — что, как будет обсуждаться в следующих главах, является распространенным средством избежать ответственности за решение своих сексуальных проблем. Тем не менее она была очень умной женщиной; и мы можем надеяться, что через понимание себя и своей ситуации ей удастся развить недостающую смелость и независимость, и таким образом направить свои таланты и способности на социально конструктивную работу, и в то же самое время творчески решить проблему любви в своей жизни.

В заключение мы можем сказать, что другие положения в структуре семьи также имеют специфические воздействия на индивида. Например, близнецам свойственна тенденция конкурировать друг с другом в своем развитии — каждый выбирает свое направление, в котором специализируется и превосходит другого. Мальчик, выросший в семье из девочек, будет проявлять определенные склонности, то же относится и к девочке, родившейся в семье мальчиков. Иногда консультанту удается получить ценные сведения, выявляя, к кому из членов семьи клиент испытывал особую привязанность и с кем ему не удавалось уживаться.

Зная семейный фон, мы можем увидеть характер клиента в перспективе. Мы видим путь, который он прошел, и поэтому нам значительно легче понять его состояние в тот момент, когда он появился у нас. Таким образом для нас становится яснее направление, в котором он движется, и это движение вызывает самый большой интерес с нашей точки зрения динамического понимания личности. Иногда во время консультирования мне удается мимолетно заглянуть в личность клиента в возрасте шести, десяти или двадцати лет почти так же отчетливо, как если бы он прямо на моих глазах был трансформирован в свой детский образ. Как консультант, я никогда не позволяю себе выдвигать никаких предположений об индивиде, не зная его фона; на самом деле это и невозможно, ибо подобные умозаключения можно сравнить с попыткой решить уравнение в отсутствие одного из необходимых числовых данных. В случаях, когда нет возможности выяснить фон, — как у пассажира трамвая, который пытается разгадать подноготную своего усталого попутчика, — можно поймать себя на автоматическом построении предположении о вымышленном фоне.

«Следует иметь четкое представление о том, что семейный фон нельзя рассматривать как единственную причину настоящей ситуации индивида. Нам не следует нисходить до облегченного детерминизма. Клиент может пытаться обвинять в своей настоящей проблеме что-то или кого-то из его детского окружения, но в той степени, в которой он считает себя продуктом причины и следствия, его личностная реадаптация будет затруднена. Функцией консультанта является — после выявления всех сил детской окружающей среды и фактического указания клиенту многих аспектов их влияния на его личность, о которых он и не подозревал, — внушать ему, что в настоящий момент перед ним стоит задача использования этого фона для наиболее творческой адаптации. Допустим, что у старшего ребенка есть склонность к консерватизму, — конструктивное в социальном плане использование этой склонности в форме социальной ответственности не ограничено. Допустим, что у второго ребенка есть склонность к революционности — многие из тех, кому удалось принести обществу величайшие блага, а также индивиды достигавшие необычайно творческой адаптации своих личностных напряжений, были по сути реформаторами, обратившими свои амбиции на службу человечеству. Фон индивида является подспорьем для его понимания, но не исчерпывающим объяснением. Локус личностной проблемы все же остается в пределах таинственной области свободного творчества индивида.»

«Все детали, описанные нами, — поза клиента, его манера говорить, положение в семье, воспоминания раннего детства, его забывание или допускаемые в речи оговорки, суть его настоящей проблемы — все это полезно для внимательного консультанта. Когда большинство этих подсказок для чтения совпадает в чем-то одном, консультант может начать строить гипотезу, но ни в коем случае не раньше. Мы намеренно используем термин «гипотеза», поскольку, имея дело с личностью, никогда нельзя выводить окончательных заключений; материал не настолько статичен. Я считаю целесообразным жонглировать наблюдениями в своей голове и откладывать формирование гипотезы до тех пор, пока факты неожиданно не выстраиваются в единый ряд как будто сами по себе, Цель этой книги состоит в повышении чувствительности консультанта. Мы не хотим экипировать его сводом правил — боже упаси! Мы, скорее, хотим способствовать проявлению его бдительности к огромному количеству способов «выведывания» характера и привести его в состояние такой чувствительности к людям, чтобы это чтение — так сказать, оценивание — их характеров стало второй натурой. На каждое обобщение, предложенное выше, приходится множество исключений; цель нашей дискуссии — скорее в предложении и побуждении, чем в создании некоей системы. Есть множество других способов понимания характера, которых мы даже не касались. Нам хотелось бы надеяться, что консультант сам будет стремиться к их изучению. Понимать людей — вот в чем смысл работы консультанта.

Но не опасно ли столь сильно акцентироваться на чтении характеров других людей? Временами можно услышать сомнения, а не будут ли эти люди возражать, если их подвергать постоянному «изучению»? Конечно, будут, если этот процесс произойдет как подглядывание в замочную скважину двери чужого человека. Такой «анализ» прямо противоположен тому, о чем мы говорили; на деле он характерен тем аналитикам, которые ставят себя выше других людей, «причисляя их» к той или иной категории. Истинный консультант берется за это совершенно по-другому. Он стремится понимать людей, ценя их при этом. И в этом случае другой человек, даже и не помышляя о возражении, высоко ценит такое понимание. Ибо это повышает престиж того, кого понимают, а также позволяет тому ощутить личную значимость. Такое понимание ломает барьеры, отделяющие человека от ему подобных; оно на мгновение вынимает человеческое существо из скорлупы его одинокого существования и приглашает к единению с другой душой. Это похоже на приглашение странника войти в дом, чтобы на час прервать его холодный и одинокий путь и дать ему возможность погреться перед огнем гостеприимного очага чужого для него человека. Такое понимание, можно сказать безо всякого преувеличения, является наиболее объективной формой любви. По этой причине со стороны клиента всегда есть склонность к переживанию какой-то степени любви к консультанту — к человеку, «который тебя понимает». В этом мире мало что может сравниться со столь богатым даром одного человека другому, как понимание.»

██ Ролло Мэй - Искусство психологического консультирования. Как давать и обретать душевное здоровье. ██ Это очень простая и доступная любому человеку, желающему приобрести навыки консультирования, книга, написанная основателем экзистенциальной психологии, видным психологом, признанным специалистом в области психотерапии и консультирования. Консультант по Мэю - это тот, кому приходится разговаривать с людьми и выслушивать их чаще, чем кому бы то ни было; он учитель и друг, который ведет заплутавшего в собственных проблемах, "комплексах" и переживаниях и оттого несчастного человека к пониманию самого себя, просветлению, одухотворенности и творческому отношению к собственной жизни и к себе.


Subscribe

promo anchiktigra march 25, 2016 11:57
Buy for 1 000 tokens
Летние книги, подборка. Книги о лете. Летние книги для чтения. Летняя подборка книг. Джоанн Харрис - Ежевичное вино (2000) Вино способно творить чудеса и новые миры. Джей Макинтош, писатель, который не пишет, безнадежно застряв в прошлом, находит шесть бутылок домашнего вина, чудом…
Comments for this post were disabled by the author