anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Category:

Церковь Христова, или христианство, как Божественная жизнь любви (А.Миропольский)

ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА, ИЛИ ХРИСТИАНСТВО, КАК БОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБВИ

«Так как в личной жизни Богочеловека Христа проявилась полнота Божественной жизни любви, то и все учение Церкви Христовой есть учение любви о любви, проходящее через все Евангелие и выраженное во всем величии особенно у избранных апостолов Иоанна и Павла, которым глубже были открыты мысли и тайны Божественной жизни и религии любви. Святой апостол Иоанн, заканчивая последние дни своей жизни, говорил: «Дети любите друг друга, это заповедь Господня, и если соблюдете ее, то и довольно». Апостол Павел пишет: Все у вас да будет с любовью (1 Кор. 16:14). Даже там, где умножится грех, пусть преобладает благодать (Рим. 5:20) — т.е. проявление любви.

В христианстве человек является предметом вечной Божественной любви, проводником ее в видимый мир. Он по жизни любви должен быть образом и подобием Божиим, сыном Его, и потому — жить единой с Богом жизнью любви. Тот, кто своего брата ненавидит, а говорит, будто любит Бога,— лжец (см. 1 Ин 4:20). Таким образом, любовь к Богу и ближнему в христианстве есть исходная точка учения и основание жизни, определяющее характер ее. На вопрос: «Кто мой ближний?» Христос отвечал, что ближний нам тот, кто нуждается в нашей любви, без различия родства и национальности.»

«Христианство, хотя и не отбрасывает естественных отношений между людьми, но проповедует не ограничивать любви семьей или даже государством, а изливать ее на все человечество. Христианское учение о любви осветило и развило эту заповедь, положило в основание ее самоотречение и самопреданность как главные причины, благодаря которым хриcтианство стало быстро распространяться. Христианство облагораживает жизнь, просвещает человека, обновляет его, уничтожая в нем исконное самолюбие — причину всех зол. Почва, на которой возрастает учение о любви, есть Божественная жизнь любви как первопричина жизни человеческой.

В христианстве недопустимы ни ненависть, ни злоба, ни мстительность; и в душе человеческой эти проявления самолюбия необходимо немедленно искоренять. Злое настроение, по христианскому учению, такая же вина, как и совершенное преступление: Всякий ненавидящий брата есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной... мы должны душу свою полагать за брата (1 Ин. 3:15-16). Вы слышали, что сказано древним: не убий; Я же говорю вам: всякий гневающийся на брата своего напрасно подлежит суду (Мф. 9:21-22).

Для человека, живущего христианской жизнью, недопустимы чувства гнева, досады и тем более злобы, омрачающие душу: всякая досада, ярость и гнев, крик, злоречие должны быть удалены от вас (Иак. 1:19). Понятно, что возмущение против зла и неправды не порицается и не запрещается, ибо и Спаситель гневался на фарисеев, но не как на людей, а как на представителей лицемерия и лжи. И пророк Давид говорит: Гневаясь, не согрешайте (Пс. «4:5),— т.е. не злитесь. Христос же не имел и тени злобы и раздражения. И апостол пишет то же: Гневаясь, не согрешайте (Еф. 4:26). А если гнев и возбужденность несовместимы с Божественной жизнью любви, то уже понятно, что и всякая месть не допускается: Никому не платите злом за зло... не мстите за себя, но дайте место гневу Божию (Рим. 12:17-19), всегда ищите добра друг другу и всем (1 Фес. 5:15). В обязанности христианина входит молитва за врагов: Отче, отпусти им, ибо они не знают, что творят (Лк. 23:34).

Человек создан Богом для проявления Божественной любви в жизни своей, а потому он должен проявлять ее не идейной любовью, но деятельной, т.е. делами любви к ближнему: Дети мои, станем любить не словами и языком, но делом и истиною (1 Ин. 3:18). Пример сострадательного самарянина довольно ясно говорит, как должно проявлять любовь к людям: Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его (Рим. 12:20).

Правда, иногда и самолюбивые христиане возражают, что любить врага неестественно, что нельзя быть другом человека, отталкивающего нас от себя. Но нам необходимо помнить, что проявлять Божественную любовь в жизни значит жить, а потому, не справляясь о том, примут ее или нет, мы должны делать свое дело: принявший блажен, а непринявший несчастен. Проявление любви в нашей жизни должно быть совершенно бескорыстно, чисто. Выставлять свое великодушие, льстить себе, подобно язычникам, будет несогласно со святой Божественной
любовью. Христианская любовь не ищет одобрения, расположения других и похвалы; она должна быть смиренна, ибо, делая добро врагу, мы делаем только должное (см. Лк. 17:7-10). Корыстную любовь и добродетель Спаситель строго порицал в фарисеях.

Из сказанного выше видно, что христианская любовь к врагам не есть льстивая, заискивающая, доказывающая слабость характера. Напротив, она проявляет добро ради самого добра, ибо христианство само есть источник всякого добра как жизнь богочеловеческая. Христианин должен благословлять врага в сердце своем и любить его не для себя, но в подражание Христу, во славу Ему, ибо любовь есть совокупность Божественных совершенств.
Бог, возвещенный в Евангелии, Тот же, Кто открыл Себя в Ветхом Завете; однако в Новом Завете в лице Сына Своего Иисуса Христа Он является приближенным к человеку, добрым, любвеобильным Отцом раскаявшихся грешников, Богом прощающим и спасающим.»

«Как только разовьется любовь, страх будет не нужен.»

«Внушаемый народу страх был временным средством к вразумлению народа во младенческом состоянии, когда еще любовь заглушена была в душах людей самолюбием.»

«Милости (любви) хочу, а не жертвы,— говорит Господь (Мф. 9:12; 12:7).»

«Бог стремится соединить Свою святую волю и любовь с волей и любовью человека, восстановить в нем ток и сияние Своей жизни. Бог желает, согласно идее создания человека, чтобы он был свободным проводником в мир Его воли и жизни любви.»

«Не христианство неприменимо к жизни, но человек настолько погряз в самолюбии и плотских страстях, что перестал стремиться к Богу и, свыкшись с грязной плотской жизнью, потерял свою восприимчивость к любви и жизни духовной. Любить Бога и ближнего совсем не так тяжело, как грешники полагают, и делать посильные дела любви совсем необременительно. А особых подвигов Бог от нас не требует, оставляя их на добрую волю каждого стремящегося к духовному совершенству.

На любовь человеческую Бог всегда готов ответить Своей Божественной любовью и приобщить жизнь его к Своей жизни.

Любовью Христос призывал к Себе народы, привлекал блудницу припадать к стопам Своим, мытаря — отдавать нищим половину имения. Любовь Христа спасла Петра от совершенного отпадения от Бога после отречения. Любовь Божественная пробуждает человека от сна самолюбия и плотских страстей, призывая на путь покаяния. А без любви Христа человек сам не мог и не может восстать от своего падения и обратиться к Нему.

Но это еще не значит, что мы в деле своего спасения имеем право оставаться пассивными, не проявлять никакого с нашей стороны сочувствия. Нет, мы должны содействовать Христу, т.е. воспринимать Его любовь и даруемую нам жизнь, воспринимать Его благодатную помощь и тем не препятствовать воздействию на нас Божественной жизни любви. Христос стремится всех объединить с Божественной жизнью, почему Он и умолял Отца Своего: Да будут все едино с Нами (Ин. 17:21).

Божественная любовь вечна. Она и в человека вложена вместе с жизнью, чтобы служить в нем отображением Бога и составлять образ и подобие Его. И говоря о любви к ближнему, Христос указывает на собственную любовь к человеку: Любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 13:34; 15:12). Всякий любящий рожден от Бога (1 Ин. 4:7). Поэтому каждый любящий человек отражает в себе идеал и относится к другим людям как носящим ту же искру, тот же образ вечной жизни любви. А потому весь нравственный закон заключается в любви; и мы не соблюдаем этого закона лишь по собственному самолюбию, которое есть нарушение и извращение закона жизни любви.

Любовь всегда вмещает в себе всякое добро и исключает зло с его последствиями, что и служит фактическим доказательством ее Божественного свойства и высшего значения ее в жизни человека. Уклонение с этого пути всегда влечет общественное зло и бедствия, поскольку является нарушением закона Божественной жизни. Все лучшее, все благородное и высокое принадлежит любви. Она заключает в себе все виды добродетелей. Нет ни одного доброго дела, которое бы так или иначе не входило в понятие любви. И наоборот, нет ни одного злого помысла и дела, которое бы не имело в основе своей самолюбия.

Любовь есть знак того, находимся ли мы в свете и истине или во тьме и лжи, как говорит апостол Иоанн. Любовь есть вместе и правда Божия, ныне часто языком проповедуемая, но не исполняемая; а между тем она есть жизнь Божества и человечества. Любовь есть влечение людей друг к другу, она же побуждает радоваться с радующимися и плакать с плачущими (см. Рим. 12:15). Все счастье наше или благо жизни зиждется на любви. Только в благожелательной деятельности человек может преодолеть отчужденность от всего остального мира; только дружественные отношения связывают нас с миром и дают силы нашему существованию.

Само собой разумеется, что здесь имеется в виду чистая нравственная любовь, а не самолюбивая, отражающая самолюбивый инстинкт, и не пропитанная чувственными удовольствиями. По слову апостола Павла (см. Гал. 5:22), христианская любовь, как кристалл, отражает в себе все виды добродетелей: терпение, благость, милосердие, великодушие, смирение, уступчивость, бескорыстие, благодушие, простоту, чистосердечие, всепрощение, искренность, самоотвержение.

Такая любовь одинаково относится к врагу или падшему брату, который хотя бы и отклонился в жизни от своего первообраза — Божественной жизни любви,— однако он может исправиться и достичь высшего совершенства. Потому-то мы и должны любить даже грешников во имя идеи любви, или Божественной жизни. Эта любовь есть сила духовного мира, основа закона деятельности разумных существ,— закона, вложенного в человека и обязательного для него; ибо жизнь в союзе с Божественной жизнью любви есть вместе и истинная религия, и источник блаженства и вечной жизни.

Бог, Который есть Любовь, избрал нас в царство Свое прежде сложения мира (Еф. 1:4), т.е. Господь для того только и создал человека, чтобы в нем или в жизни его проявлять Свою Божественную любовь и быть с человеком в единстве жизни, равно как и со всеми разумными тварями, дабы было полное единение с нами, как у детей с Отцом. Вот поэтому и молился Христос: Да будут все едино, как Ты во Мне, Отче, и Я в Тебе (Ин. 17:21). Поэтому Бог воспитывает человечество в общении любви, начиная с первых людей.

Условием вступления в это общение отпадшего от Божественной жизни человека должно быть покаяние, сознание своего отпадения от Бога и самоосуждение в противовес самолюбию. Покаяние, смирение и самоосуждение человека привлекает к нему любовь Божию, почему Сам Христос прежде всего призывает грешников: Покайтесь, ибо приблизилось царствие небесное (Мф. 3:2; 4:17).

Бог же может и должен царствовать внутри человека, т.е. в сердце его (см. Мф. 6:33; Лк. 12:31), когда человек живет Божественной жизнью любви. Вот почему Христос говорит, что гнев на брата содержит в себе зерно братоубийства и потому подлежит суду, и без примирения с братом никакие жертвы и молитвы не действительны и не приемлются Богом (Мф. 5:22-23). Христос, воплотившаяся Божественная любовь, в Своих беседах не выражает ни повелений, ни запрещений, но лишь указывает на добродетель — проявление любви,— необходимую для желающих вступить в царство Божие, или в единство жизни с Богом.»

«Современные ученые, точнее, неверие и маловерие, во всяком вероучении — христианском, языческом, мусульманском и других — стараются видеть религиозную мораль, совершенно забывая, что всякая истинная мораль заключается в любви, проповедуемой только христианством: кто любит Меня, заповеди Мои соблюдет (Ин. 14:23). А потому любой религиозный закон, определяющий идеал и цель жизни, есть и должен быть только законом любви, в которой заключается всякое совершенство жизни (Кол. 3:14).

Совершенная, полная любовь составляет и чистоту сердца, столь желанную для Бога, стремящегося вселиться в сердце человеческое для проявления в жизни его Своих свойств и совершенств, дабы осуществить Божественную идею об образе и подобии Божиих в человеке. Человек должен быть проводником в мир Божественных свойств и совершенств; почему и Христос заповедует: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5:48). Человек должен содействовать Богу в Его самооткровении и самопроявлении в своей душе. Такое стремление человека «составит единство его жизни с Божественной жизнью любви.

В силу этого человек не только не должен делать зла, но должен любить, т.е. простирать стремления добрых свойств сердца к Богу и ближнему для полного союза, для единения в любви с Богом и ближним. Это есть высшее благо на земле и блаженство в царстве Христовом. Сам Христос есть идеал безграничной любви: Он прежде возлюбил нас, как Отец Своих блудных детей. Любите, как Я вас возлюбил (Ин. 13:34),— говорит Он. Человек, живущий с Богом единой жизнью любви, становится сыном Божиим. И вот этим объясняется возможность для грешников, в случае уклонения их в самолюбие, раскаяться в своих грехах и быть снова принятыми в объятия Отца.

«Если человек есть сын Божий, то Божественная воля и жизнь для него не чужие, не внешние, основывающиеся на принуждении, страхе или надежде на награду. Но он видит себя в союзе жизни с Богом, чувствует в себе Его жизнь как истинное внутреннее определение своего существа; так что, исполняя волю Божию, он осуществляет свою собственную волю. Поэтому всегда так хорошо человеку, сделавшему доброе дело.»

«Даже при искреннем сознании своих слабостей и грехов, благодатный сын Божий не боится лишиться царства небесного, потому что Отец любит его, даже когда он грешит, и верен слову Своему. Потому что он есть наследник царства Отца и блаженства в единении с Богом и в участии всех благ духовных, как в сем мире, так и в будущем.
Человек только непременно сам должен стремиться всеми силами души к союзу любви с Отцом своим Небесным.»

«Быть нравственно свободным — значит иметь постоянное стремление к добру, а потому все, что содействует подобному настроению, содействует и свободе.»

«Совесть — это не что иное, как сама божественная жизнь, которая хотя и омрачена самолюбивыми проявлениями, однако не уничтожена, а потому она постоянно напоминает человеку о его неправильных поступках и обличает его в самолюбии — во всем, что не свойственно Божественной жизни любви.»

📖 Священномученик Александр Миропольский - Любовь - сущность христианства В настоящем сочинении достаточно подробно разъяснено, почему только православное христианство заключает в себе ту самую Божественную жизнь, от которой отпало человечество в лице своих прародителей, Адама и Евы. К этой жизни Спаситель Христос приводит человечество Своим учением, примером личной жизни, страданиями, смертью и воскресением как проявлением наивысшей Божественной любви к человеку. Согласно с Божественным Откровением (1 Ин. 4:8, 16-17) Бог есть Любовь, и причиной создания Богом духовного и вещественного мира, Ангелов и человека была любовь. Мы постараемся как можно обстоятельнее выяснить значение и сущность любви прежде всего в жизни Самого Бога, а затем в Его Откровении.



Subscribe

promo anchiktigra december 31, 2015 00:16
Buy for 1 000 tokens
Как создать новогоднее настроение? Читаем все про Новый Год: НОВОГОДНИЕ КНИГИ. ЗИМНИЕ КНИГИ. Рождественские рассказы. Книги про Новый Год и Рождество. Новый год 2021 - как встречать, в чем встречать, что нас ждет? ЛУЧШИЕ НОВОГОДНИЕ ФИЛЬМЫ. НОВОГОДНЕЕ КИНО. ФИЛЬМЫ ПРО…
Comments for this post were disabled by the author