Аня Скляр

Хижина для любви. Поиск идеального мужчины)


"Иди в детскую!" текст FIONA MCGREGOR фото LOUIS QUAIL, журнал Marie Claire март 2011

Что бы вы подумали, если бы к вашему пятнадцатилетию родители построили во дворе шалаш и отправили вас туда, на свободу, набираться опыта в сексе? Мечта! .. В племени креунг в Камбодже девушки находят себе мужей именно таким способом.

Вечером в камбоджийских джунглях темнее, чем в любом ночном клубе, а деревенские подростки знают, что темнота - друг молодежи. Театр теней при свете костра и хихиканье
говорят о том, что образовательный процесс идет полным ходом. Когда вечеринка закончится, никто не пойдет провожать свою девушку до подъезда, у которого, по идее, должны стоять ее разгневанные мама с папой. Влюбленные в обнимку переместятся в крохотный «шалаш любви», миниатюрный домик, который эти мама с папой построили для любимой дочери. Познакомьтесь с нравами племени креунг, которое обитает в провинции Ратанакири на северо-востоке Камбоджи. Здесь плодородная земля в зарослях тропических джунглей, а в горах обитают медведи, слоны и несколько оставшихся в стране тигров. Согласно местным обычаям, которые заставили бы ваших родителей содрогнуться от ужаса, девочек-подростков поощряют к экспериментам в сексе, чтобы они сами нашли свою настоящую любовь. На первый взгляд это кажется дикостью, но в племени креунг считают, что когда правила в сексе устанавливает девушка (а не религиозные, общественные и политические авторитеты мужского пола), это воспитывает уверенных в себе и независимых молодых женщин. Разводы, кстати, здесь большая редкость. Информацию о странных для патриархальной Камбоджи нравах племени креунг я нашла в Интернете и, заинтригованная, решила поехать в Ратанакири (тринадцать часов езды на автобусе от столицы - города Пномпень), чтобы своими глазами увидеть, как все это происходит. Бамбуковые домики, где, за редким исключением, нет электричества и горячей воды, построены на сваях. Под ними обычно отдыхают старики, играют дети и укрываются в тени свиньи, собаки и куры. Вся жизнь здесь вертится вокруг риса и овощей, которые растут на маленьких фермах глубоко в джунглях. Мужчины еще охотятся с арбалетом на диких кабанов, крыс и лесных птиц, которых женщины потом готовят на открытом огне.



Нанг Чань - семнадцатилетняя девушка с приятным голосом. Она точно знает, в чем плюс секс-хижин - они помогают девушкам найти то, что им нужно. «Хижина дает мне независимость и помогает определиться, какие мальчики мне больше нравятся», - объясняет она, сидя на бамбуковых ступеньках своего домика, в то время как рядом несколько поросят копают ржавую пыль у нее под ногами. «Когда парень остается у меня на ночь, он не будет приставать ко мне, если я не захочу. Тогда мы просто разговариваем и засыпаем. Но если он особенный и мы любим друг друга, мы занимаемся сексом. Если я разлюблю его и найду другого, я просто перестану спать с первым», - говорит Нанг Чань.

В хижине размером два на полтора метра она показывает мне кровать - матрас на полу, украшенный несколькими подушками в цветочек и одеялом с сюжетами из мультфильмов. «Я переехала в свой шалаш, когда мне было пятнадцать, и с тех пор у меня было четыре бойфренда. Я считаю только особенных! - рассказывает она. - Я не помню, сколько еще парней приходили ко мне на ночь, но думаю, еще где-то три или четыре». Нанг Чань объяснила мне, как они с подругами рассуждают: «Прежде чем ты полностью отдашься мужчине, он должен доказать свою любовь, ответить на несколько "сложных" вопросов, а также поклясться в вечной любви». Неправительственные организации, работающие в этом регионе, с энтузиазмом рассказывают девушкам о презервативах - до того методы контрацепции сводились к коктейлю из древесного спирта и сороконожек, который, по мнению местных, способен остановить беременность (камбоджийский вариант таблеток «на следующее утро» - вроде постинора) .

«Мысли о беременности меня беспокоят, но нас учили, как предохраняться, да и мальчики обычно подходят к делу ответственно и надевают презервативы. К тому же мы, как правило, занимаемся сексом только по взаимной любви. Не знаю, как в других странах, но у нас тут девушки сами решают, с кем им спать», - рассказывает Чань. Юноши племени креунг обычно стесняются важных девушек, живущих в шалашах - из страха быть отвергнутыми они часто ждут неделями и месяцами, прежде чем сделают первый шаг. Уважение к женщине - качество, которое передается мальчикам от отцов и дедушек. Родители не дают своим детям прямых указаний, как вести себя с противоположным полом, - тут это категорически не принято . Вся педагогика построена на том, чтобы воспитать в ребенке достаточно самоуважения и твердости характера, чтобы тот сам мог сделать правильный выбор. И если девушка выбрала «плохого парня» и даже забеременела от него, это не испортит ее репутацию. Чего не скажешь об остальной Камбодже, где судьба оступившейся молодой женщины ужасна. Как правило, она окажется в секс-индустрии, где ей придется обслуживать десятки мужчин в день.

Тиа сейчас пятнадцать лет, и она хочет выйти замуж в семнадцать, несмотря на то что отец еще не построил ей хижину для любви. «Парни не будут приходить к тебе, если ты еще живешь с родителями. Вы можете подумать, что мой отец не строит мне хижину, потому что слишком строг и не хочет, чтобы я встречалась с парнями. Но я думаю, что ему просто лень. Это его вина, что у меня до сих пор нет бойфренда, а все потому, что у меня еще нет хижины!» Тиа говорит, как типичный обиженный подросток, но ее выводы не так уж беспочвенны.



Двадцатилетняя Конг Кам, серьезная молодая женщина с длинными волосами по пояс, решила, что ей не видать мужа до тех пор, пока у нее не появится хижина. Она пришла к этому выводу после того, как ее младшая сестра вышла замуж за первого же мальчика, который пришел к ней в шалаш. «Когда я жила в родительском доме, мальчики стеснялись приходить ко мне в гости, поэтому у меня не было шанса познакомиться с ними поближе, - говорит Кам. - Возможно, я бы давно уже встретила свою судьбу и завела детей, если бы мне вовремя построили любовное гнездо».

Гахам и ее муж Врия - ровесники, им по двадцать одному году, они поженились год назад. Ребята объяснили мне, что «хижины любви» играют в их деревне роль школы, дискотеки и социальных сетей одновременно, без них молодое поколение не смогло бы осуществить того, что мы с вами называем словом «социализация». «Собственный дом - это определенный социальный статус,- говорит Гахам. - К тебе чаще приходят гости, и не только мальчики. Но в случае с мальчиками хижины становятся особенно романтичным местом».

В современном мире местные традиции неизбежно сталкиваются с внешним влиянием. Во многих деревнях сегодня есть по крайней мере один телевизор, выполняющий роль деревенского кинотеатра по вечерам, а американские, кхмерские и тайские программы представляют совсем другой образ женщины и сексуальной жизни, чем тот, к которому привыкли в племени креунг. «По телевизору парни смотрят разные вещи, и теперь они уже не так уважительно относятся к женщине, - говорит Лунь Вен, 49-летний деревенский староста. - Они покупают себе мобильные телефоны и закачивают в них порнографию. В результате креунгские женщины больше не чувствуют себя в безопасности, если, как раньше, выходят на улицу с обнаженной грудью».



Семнадцатилетняя Лонг Пёнь также ощущает перемены. Мы сидим на ступеньках ее хижины, и она рассказывает, что ее беспокоят изменения в отношениях между мужчинами и женщинами в креунге. «Парни стали более дикими и глупыми. А мне бы хотелось видеть больше хороших, чтобы мы могли жить, как родители. Это сделает нас счастливыми». Тем не менее, она и все ее подруги говорят, что, когда придет время, они обязательно построят «хижины любви» для своих дочерей.
 



Метки:

Для этой записи комментарии отключены.