anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Великий пост. Произведения русских писателей (2014)



Произведения русских писателей, собранные в этой книге, особенно подходят для чтения «во дни печальные Великого поста». Они тревожат нашу совесть, заставляют задуматься о том, что скрыто в глубинах и потаенных уголках нашей души.

Старинная русская пословица «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива» говорит о «зеркале» Евангельской истины. И если Божественный образ, который есть внутри каждого человека, искажен грехом и «рожа крива», то лишь глубоким покаянием можно восстановить гармонию отношений человека с Богом, с самим собой и другими людьми. Надо просто собраться с духом и назвать вещи своими именами, чтобы не уподобиться ни Великому инквизитору, ни страшному нераскаянному Иуде.

«Покаяния отверзи нам двери!» — вот тот колокол, в который звонит русская классическая литература. В наше время искажений нравственных ценностей и двойной морали следует вернуться к традиционным истокам, вспомнить слова Пушкина о том, что «русская литература всегда была пасхально-спасительной. Воскрешающей».

Изюминка книги. Эта книга вышла в серии «Пасхальный подарок» и вместе с книгами пасхальных стихов и пасхальных рассказов составляет прекрасный подарочный комплект.

Великий пост - особое время. Время подготовки к самому значительному празднику Святому Христову Воскресению. Это радостное и вместе с тем таинственное время. Этой тайной пронизаны произведения Чехова, Лескова, Достоевского и других писателей, чьи произведения собраны в этой книге. Русскими классиками был сформирован нравственный стержень русской литературы. Чтение классики позволяет прикоснуться к тому глубинному, что есть в каждом из нас, помогает нам стать хоть немного лучше и чуть-чуть ближе к Богу.


СОДЕРЖАНИЕ

Федор Достоевский (1821–1881)
▪ Подросток (Отрывок, 1875) – 9
📖 Великий инквизитор (Отрывок из романа «Братья Карамазовы») – 28

Николай Лесков (1831–1895)
Страстная суббота в тюрьме – 68

Антон Чехов (1860–1904)

Лев Толстой (1828–1910)
После бала – 177

«Как бывает, что вслед за одной вылившейся из бутылки каплей содержимое ее выливается большими струями, так и в моей душе любовь к Вареньке освободила всю скрытую в моей душе способность любви. Я обнимал в то время весь мир своей любовью. Я любил и хозяйку в фероньерке, с ее елисаветинским бюстом, и ее мужа, и ее гостей, и ее лакеев, и даже дувшегося на меня инженера Анисимова. К отцу же ее, с его домашними сапогами и ласковой, похожей на нее, улыбкой, я испытывал в то время какое-то восторженно-нежное чувство.»

«После ужина я танцевал с нею обещанную кадриль, и, несмотря на то, что был, казалось, бесконечно счастлив, счастье мое все росло и росло. Мы ничего не говорили о любви. Я не спрашивал ни ее, ни себя даже о том, любит ли она меня. Мне достаточно было того, что я любил ее. И я боялся только одного, чтобы что-нибудь не испортило моего счастья.»

«Была самая масленичная погода, был туман, насыщенный водою снег таял на дорогах, и со всех крыш капало.»

Леонид Андреев (1871–1919)
📖 Иуда Искариот – 194

«Болезни приходят к человеку не случайно, а родятся от несоответствия поступков его с заветами предвечного.»

«Сегодня я видел бледное солнце. Оно смотрело с ужасом на землю и говорило: где же человек? Сегодня я видел скорпиона. Он сидел на камне и смеялся и говорил: где же человек? Я подошел близко и в глаза ему посмотрел. И он смеялся и говорил: где же человек, скажите мне, я не вижу!»

«Кто любит, тот не спрашивает, что делать! Он идет и делает все. Он плачет, он кусается, он душит врага и кости ломает у него!»

«Где жертва, там и палач, и предатели там! Жертва – это страдания для одного и позор для всех.»

Иван Бунин (1870–1953)
▪ Жизнь Арсеньева (Отрывок) – 301
▪ Чистый понедельник – 305
«Ничего не может быть лучше запаха зимнего воздуха, с которым входишь со двора в комнату…»

Иван Шмелёв (1873–1950).
Лето Господне (Отрывок). Великий пост.
📖 Чистый понедельник – 329

«Старый наш плотник – «филенщик» Горкин, сказал вчера, что Масленица уйдет – заплачет. Вот и «заплакала – кап… кап… кап… Вот она! Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, на золоченый пряник «масленицы» – игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, – пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», – Горкин вчера рассказывал, – «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому дню готовиться.»

«Господи и Владыко живота моего».»

«Мне начинает казаться, что теперь прежняя жизнь кончается и надо готовиться к той жизни, которая будет… где? Где-то, на небесах. Надо очистить душу от всех грехов, и потому все кругом – другое. И «что-то особенное около нас, невидимое и страшное. Горкин мне рассказал, что теперь – «такое, как душа расстается с телом. Они стерегут, чтобы ухватить душу, а душа трепещет и плачет: „Увы мне, окаянная я!“ Так и в ефимонах теперь читается».
– Потому они чуют, что им конец подходит, Христос воскреснет! Потому и пост даден, чтобы к церкви держаться больше, Светлого дня дождаться. И не помышлять, понимаешь. Про земное не помышляй! И звонить все станут: помни… по-мни!.. – поокивает он так славно.

«В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом, – такая прелесть. Я хватаю щепотками, – как хрустит! И даю себе слово не скоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, «маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, «кресты» на Крестопоклонной… Мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар – лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва… А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам… а кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то «коливо»! А миндальное молоко с «белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а… великая кулебяка на Благовещение, с вязигой, с осетринкой! А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками… а моченые яблоки по воскресеньям, а талая, сладкая-сладкая «рязань»… а «грешники», с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри!..»
▪ Говенье – 379
▪ Крестопоклонная – 397
▪ Вербное воскресенье – 414

Василий Никифоров-Волгин (1901–1941)
▪ Великий пост – 432

«Редкий великопостный звон разбивает скованное морозом солнечное утро, и оно будто бы рассыпается от колокольных ударов на мелкие снежные крупинки. Под ногами скрипит снег, как новые сапоги, которые я обуваю по праздникам.
Чистый понедельник. Мать послала меня в церковь «к часам» и сказала с тихой строгостью: «Пост да молитва небо отворяют!»
Иду через базар. Он пахнет Великим постом: редька, капуста, огурцы, сушеные грибы, баранки, снетки, постный сахар… Из деревень привезли много веников (в Чистый понедельник была баня). Торговцы не ругаются, не зубоскалят, не бегают в казенку за сотками и говорят с покупателями тихо и великатно:
– Грибки монастырские!
– Венички для очищения!
– Огурчики печорские!
– Снеточки причудские!
От мороза голубой дым стоит над базаром. Увидел в руке проходившего мальчишки прутик вербы, и сердце охватила знобкая радость: скоро весна, скоро Пасха и от мороза только ручейки останутся!»

«После долгой службы идешь домой и слушаешь внутри себя шепот: «Обнови нас, молящихся… даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». А кругом солнце. Оно уже сожгло утренние морозы. Улица звенит от ледяных сосулек, падающих с крыш.
Обед в этот день был необычайный: редька, грибная похлебка, гречневая каша без масла и чай яблочный. Перед тем как сесть за стол, долго крестились перед иконами.
Обедал у нас нищий старичок Яков, и он сказывал: «В монастырях, по правилам святых отцов, на Великий пост положено сухоястие, хлеб да вода… А святой Ерм со своими учениками вкушали пищу единожды в день и только вечером…»
Я задумался над словами Якова и перестал есть.
– Ты что не ешь? – спросила мать.
Я нахмурился и ответил басом, исподлобья:
– Хочу быть святым Ермом!
Все улыбнулись, а дедушка Яков погладил меня по голове и сказал:
– Ишь ты, какой восприемный!
Постная похлебка так хорошо пахла, что я не сдержался и стал есть; дохлебал ее до конца и попросил еще тарелку, да погуще.»
▪ Исповедь – 437
▪ Преждеосвященная – 442
▪ Причащение – 446

«В Великий четверг варили пасхальные яйца. По старинному деревенскому обычаю, варили их в луковичных «перьях, отчего получались они похожими на густой цвет осеннего кленового листа. Пахли они по-особенному – не то кипарисом, не то свежим тесом, прогретым солнцем. Лавочных красок в нарядных коробках мать не признавала.
– Это не по-деревенски, – говорила она, – не по нашему свычаю!
– А как же у Григорьевых, – спросишь ее, – или у Лютовых? Красятся они у них в самый разный цвет, и такие приглядные, что не наглядишься!
– Григорьевы и Лютовы – люди городские, а мы из деревни! А в деревне, сам знаешь, свычаи от самого Христа идут…
Я нахмурился и обиженно возразил:
– Нашла чем форсить! Мне и так никакого прохода не дают: «деревенщиной» прозывают.
– А ты не огорчайся. Махни на них ручкой и вразуми: деревня-то, скажи, Божьими садами пахнет, а город керосином и всякой нечистью.»

«Мать вынула из чугунка яйца, уложила их в корзиночку, похожую на ласточкино гнездышко, перекрестила их и сказала:
– Поставь под иконы. В Светлую заутреню святить понесешь…
На Страстной неделе тише ходили, тише разговаривали и почти ничего не ели. Вместо чая пили сбитень (горячую воду с патокой) и закусывали его черным хлебом. Вечером ходили в монастырскую церковь, где службы были уставнее и строже. Из этой церкви мать принесла на днях слова, слышанные от монашки:
– Для молитвы пост есть то же, что для птицы крылья.
Великий четверг был весь в солнце и голубых ручьях. Солнце выпивало последний снег, и с каждым часом земля становилась яснее и просторнее. С деревьев стекала быстрая капель. Я ловил ее в ладонь и пил, – говорят, что от нее голова болеть не будет…
Под деревьями лежал источенный капелью снег, и, чтобы поскорее наступила весна, я разбрасывал его лопатою по солнечным дорожкам.
В десять часов утра ударили в большой колокол, к четверговой литургии. Звонили уже не по-великопостному (медлительно и скорбно), а полным частым ударом. Сегодня у нас «причастный» день. Вся семья причащалась Святых Христовых Таин.»

«Вспомнились мне слова матери: если радость услышишь, когда причастишься, – знай, это Господь вошел в тебя и обитель в тебе сотворил.»

▪ Двенадцать Евангелий – 451
▪ Плащаница – 455

Софья Снессорева (ум. 1904)
Земная жизнь Пресвятой Богородицы (Отрывок) – 464
▪ Матерь Божия при Кресте Сына и Бога Своего (1897) – 464

Владимир Воропаев (р. 1950)
Жизнь и сочинения Николая Гоголя (Отрывок) – 474
▪ Последние дни – 474
▪ Лествица, возводящая на небо (2009) – 490

Характеристики:

Составитель: Стрыгина Татьяна
Авторы: Достоевский Федор Михайлович, Лесков Николай Семенович, Чехов Антон Павлович, Толстой Лев Николаевич, Шмелев Иван Сергеевич, Воропаев Владимир Алексеевич, Снессорева София Ивановна, Андреев Л.Н., Бунин И.А., Никифоров-Волгин В.А.
Серия: Пасхальный подарок
Страниц: 512 стр., бумага офсетная
Размер: 187 х 130 х 29 мм
Переплет: твердый
Гриф: 14-323-2866
ISBN: 978-5-91761-286-7
Вес: 460 г.
Тираж: 12 000 экз.
Издатель: Никея, 2014 г.

Tags: пост
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author