Аня Скляр

Илсе Санд - Страх близости: Как перестать защищаться и начать любить (2017)



Человеческая психика устроена милосердно: мы забываем слишком неприятные и болезненные ситуации и эмоции, чтобы жить нормально. Однако нормально — не значит счастливо. За высоким забором сложно увидеть красоту мира и трудно завязать знакомство с новыми людьми. Датский психотерапевт Илсе Санд на примерах из жизни объясняет, как разные варианты психологической защиты не помогают, а, напротив, мешают нам жить полной жизнью и как можно от них избавиться. Прочитав эту книгу, вы поймете, как то, что вам говорили в детстве и юности, может влиять на ваши сегодняшние поступки и решения. Возможно, вы осознаете скрытые причины своих переживаний и наконец позволите вашим родным и близким стать по-настоящему родными и близкими вам людьми. Эта книга, конечно же, не заменит вам психолога, но она точно поможет сделать шаг навстречу людям и собственному счастью.

Благодаря книге «Страх близости» вы узнаете:
почему не всем удается создать и поддерживать отношения
как работает психологическая самозащита
какие стратегии самозащиты применяются людьми
что поможет жить осознанно
за какими социальными масками скрывается личность
… и многое другое!

Для кого: Книга будет интересна тем, кто хочет лучше узнать о причинах и методах социальной дистанции, как от неё избавится и научиться жить полноценной жизнью.

Илсе Санд - Страх близости: Как перестать защищаться и начать любить (конспект):

Глава 1. Стратегии самозащиты

«Стратегии самозащиты, ставшие основной темой моей книги, – это приемы, которые мы используем, чтобы дистанцироваться от собственных переживаний, других людей или окружающей нас действительности.»

«Можно выделить две формы самозащиты. К первой мы прибегаем, когда не желаем замечать собственных неприятных чувств, мыслей или желаний. Эта самозащита называется интрапсихической (от латинского intra – «внутри»). Другой вид самозащиты вступает в действие, когда мы дистанцируемся от окружающих. Он называется интерперсональной самозащитой (от латинского inter – «между») и возникает в отношениях между человеком и окружающими его людьми.»

«Не желая замечать собственное тело, мы часто машинально начинаем дышать неглубоко.»

Глава 2. Когда стратегии самозащиты запускаются автоматически

Глава 3. Страх близости, разочарования и потери контроля

«Способность любить и способность грустить неразрывно связаны друг с другом. Если же человек боится потерь и печали, любовные отношения представляются ему делом в высшей степени рискованным.»

«Тот, кто ранее уже пережил потерю, но сделал вид, что ее не было, психологически не отработал эту утрату. В таком случае можно сказать, что он переживает ситуацию подавленной утраты. Если он откажется признавать ее, страх перед новыми утратами будет только усиливаться.»

«Поскольку внезапная утрата близкого человека повергает в отчаяние, многие стараются просто «забыть» о ней – так безопаснее. Однако, если в нашем психологическом багаже спрятана подавленная утрата, мы всегда будем испытывать страх перед новыми потерями. Мы интуитивно чувствуем, что новые печали разбудят старые.»

«Подавленная утрата – явление, часто встречающееся в психотерапии, а один из методов избавления от нее заключается в том, чтобы вспомнить любимого человека и заново интегрировать связанные с ним теплые чувства в личностную картину мира пациента.»

«Одним из способов застраховаться от потерь становится отказ от настоящих привязанностей. Некоторые вообще избегают отношений, основанных на любви, подменяя их тем, что можно было бы назвать отношениями, основанными на взаимообмене. Услуга за услугу. Я расскажу тебе о моих проблемах, а ты мне – о своих. Мы веселим и развлекаем друг друга. В таких основанных на обмене отношениях нет ничего плохого, но если это единственный вид привязанности, на которую способен человек, то мы многое теряем. Взамен мы заранее избавляем себя от возможной печали.»

«Многие, сами того не осознавая, непрерывно переживают внутренний конфликт. Они уверены, что пытаются завязать любовные отношения, но не понимают, почему им все время что-то мешает. Тем не менее неосознанно они продолжают действовать в обратном направлении, пытаясь оградить себя от страданий различными стратегиями, которые мешают отношениям стать по-настоящему серьезными.»

Глава 5. Идеализация родителей

«Идеального детства не было ни у кого из нас. Безупречных родителей не существует, и с детских времен у каждого из нас остались более или менее значительные травмы. Тем не менее некоторые люди полагают, что их детство было безупречным. Судя по моему опыту, чем более безмятежным и красивым человек описывает свое детство и родителей, тем более нелегким было это время на самом деле

«Другой вид интереса – это забота о чувствах ребенка (или партнера). Стремление как можно лучше понять близкого человека, изучить его уникальные особенности, проявлять заботу о его чувствах ради него же самого и по его же просьбе»

«Сейчас я вижу, что в детстве со мной обращались как с вещью. Мои чувства никого не интересовали. Никто не спрашивал меня о сокровенных желаниях и надеждах. Родители вели себя так, будто заранее знали обо мне все, хотя никогда не интересовались этим. И я пыталась стать такой, какой они меня видели».»

«Сначала она отказалась исполнять навязанную ей родителями роль, а затем постаралась выяснить, кто же она такая на самом деле.»

«Когда ему было грустно, я считала это свидетельством своей несостоятельности. Я была не в силах поддержать сына в грусти, отыскивая вместо этого все новые и новые способы развеселить его. В итоге получалось, что его чувства меня не заботили – на это у меня просто не оставалось сил».

«Не желая признавать ошибки своих родителей, они переключаются на личные недочеты. Таким образом они защищают придуманные образы отца и матери.»

«Идеальных родителей не бывает, а через психологическую травму так или иначе проходит каждый ребенок. И это хорошо. На взрослого человека опыт детских травм часто действует как прививка.»

«Если нам удалось дать своим детям хотя бы чуть-чуть больше того, что в детстве получили мы сами, это уже подвиг, ведь отдавать то, чего не получил сам, крайне сложно. Когда у нас это получается, мы сдвигаем свою социальную наследственность в положительную сторону.»

«Идеализация родителей нередко является одним из столпов, на которых держится стратегия самозащиты в целом.»

«А почему бы нам вообще не оставить родителей в покое? Да потому, что их идеализация нужна нам самим. Ведь если мы не в состоянии объективно взглянуть на родителей, значит, не сможем объективно оценить и самих себя. Идеализация родителей влияет на наши представления о себе – в виде самоидеализации или в виде самообесценивания.»

«Убежденность в непогрешимости родителей может быть связана с уверенностью в собственном совершенстве. Бывает, что люди, которым свойственно это убеждение, полагают, будто жизненные трудности возникают перед ними по вине других людей или внешних обстоятельств. Эти люди могут считать, что окружающие им завидуют. Они будут свято верить, что неправильно выбрали спутника жизни или работодателя, который на поверку оказался не столь приятным, как на первый взгляд.
Сами они при этом считают, что их жизнь сложилась бы намного лучше, не будь у спутника жизни столько проблем или будь работодатель более человечным.
Их основная стратегия защиты – это проекция. Вместо того чтобы признать собственные проблемы, они ищут отрицательные черты в окружающих.»

«Взрослые достаточно спокойно могут вынести ощущение того, что они нелюбимы. Осмелившись заметить это чувство и признать его частью нашего эмоционального опыта, мы избавимся от множества злых трюков, порожденных избранной нами стратегией самозащиты и отдаляющих нас от жизни и самих себя.»

«Некоторые из нас поочередно попадают в две коварные ловушки: сперва они считают себя идеальными, а затем переживают период самообесценивания.
Обе ловушки приводят к тому, что мы двумя стандартными способами – активно или пассивно – начинаем повторять усвоенные в детстве поведенческие модели. При активной форме мы отождествляем себя со своими родителями и обращаемся с другими так, как родители обращались с нами. К примеру, если родители постоянно критиковали нас по делу и без дела, то, став взрослыми, мы тоже будем критиковать окружающих.
А некоторые из нас повторяют усвоенную в детстве поведенческую модель в более пассивной форме. В этом случае они соглашаются с критикующими их людьми, соглашаются с любой критикой в свой адрес, даже не пытаясь возражать, потому что подобная роль кажется им естественной.
Воссоздавая модель отношений с родителями в активной или пассивной форме и не осознавая происходящего, мы поддерживаем эту модель и защищаем поведение родителей.»

«Многие дети, чьим родителям свойственна эмоциональная скупость, согласны на многое, чтобы доказать, будто их папы и мамы безупречны. На то существует две причины. Во-первых, маленькие дети воспринимают себя как неотъемлемую часть своих родителей и потому вынуждены считать их хорошими. Во-вторых, одна лишь мысль о том, что двое взрослых, от которых зависит жизнь и благополучие ребенка, являются недостаточно хорошими родителями, настолько пугает ребенка, что он старается тут же вытеснить ее. Вместо этого он выдумывает образы отца или матери – сильных, мудрых и любящих (хотя с действительностью это представление будет расходиться), отказываясь видеть и слышать доказательства обратного.»

«Пытаясь компенсировать недостающее, ребенок выдумывает иную реальность, в которой чувствует себя защищенным.
Проблема возникает, когда мы, становясь взрослыми, продолжаем верить собственным представлениям, а не реальности. Идеализируя родителей, отказываясь замечать их менее привлекательные черты, мы, скорее всего, подобным образом ведем себя и по отношению к своим детям или партнерам. И в результате становимся беззащитными и одинокими.»

«Большинство стратегий самозащиты формируется в раннем детстве. В это время любая из них представляет собой лучшее решение, доступное маленькому ребенку в сложной ситуации. Впоследствии стратегии самозащиты перемещаются в область бессознательного и задействуются автоматически каждый раз, когда мы попадаем в непростую ситуацию, похожую на один из пережитых в детстве кризисов.»

«Порой Мария не могла понять причин своего внезапного раздражения в те моменты, когда ее молодой человек оказывал ей знаки внимания.
Оказалось, что это связано с возникновением стратегии самозащиты. Ситуацию нужно пережить, переработать и рассказать заново, но иначе. Стратегия Марии выглядит следующим образом: «На самом деле я недостойна любви, но, если не подпускать никого слишком близко, об этом никто не догадается».
Сейчас она даже не помнит, что сама приняла решение никого не подпускать к себе.»

«Дети, не уверенные в том, что их любят, склонны принимать сторону родителей и выступать против самих себя. Отругав маленького ребенка, нередко слышишь потом, как он вслух ругает самого себя теми же словами, которые слышал от отца или матери. В такие моменты он соотносит себя с папой или мамой, ощущая, будто он с ними заодно. Так мы становимся беззащитными и одинокими. И кому тогда захочется сближаться с нами?»

«Я постоянно удивляюсь, когда вижу, сколько моих пациентов склонны обзывать или ругать себя, но совершенно этого не замечают. Я вновь и вновь задаю им вопрос: «Так что же вы себе сказали в тот момент?» И в некоторых случаях пациент сам бывает потрясен тем, насколько уничижительно или нелестно отозвался о себе.»

«Становиться на сторону других против себя самого – это стратегия самозащиты, называемая «идентификацией с агрессором».»

«Переживая этот ужас, я вдруг понял, что какая-то часть меня поддерживает моего отца и полагает, будто я заслуживаю наказания. Отказавшись от этого альянса (идентификации с агрессором), я смог принять себя таким, каким был в детстве, – ребенком, который настолько сильно хотел жить в единении с отцом, что пожертвовал собой ради этого чувства.»

«Впоследствии я смог сказать себе то, что в детстве должен был услышать от взрослого: проблема не во мне. Вокруг меня творилось нечто «плохое, и виноваты в этом были взрослые, а не я.»

«Если в детстве с ребенком обращаются как с «вещью», чьи чувства никого не волнуют, то велика вероятность, что, став взрослым, он вновь будет допускать нечто подобное.»

«Последствия бывают и противоположными – мы начинаем обращаться с другими, как с вещами, копируя поведение родителей. Прибегая к ней, мы заставляем других переживать то, что испытали сами.»

«Если мы не пережили горе до конца и не избавились от ощущения, будто отец и мать в детстве чего-то недодали нам, то велика вероятность, что мы потребуем от своего избранника восполнить недостающее.»

«Хотя отец всегда сурово наказывал нас, я не сомневался, что в глубине души он нас любит. Помню, как моя психотерапевт усомнилась в этом и я принялся горячо доказывать ей свою правоту, приводя один аргумент за другим. Она же молчала и грустно смотрела на меня. А потом наконец произнесла: „Вы очень волнуетесь. Почему?“ В этот момент я почувствовал себя совершенно опустошенным, а затем вдруг задрожал и расплакался. Казалось, что мое тело осознало все происходящее раньше, чем голова. А потом я ощутил легкость, словно обрел частичку себя».
Посмотрев правде в глаза, мы получаем свободу.

«Избегать отношений с теми, кто на эмоциональном уровне предлагает больше, чем отец и мать, – тоже часть стратегии самозащиты.»

Глава 6. Полная осознанность

«Полностью осознавая свое эмоциональное состояние, вы можете ощущать его тремя способами: разумом, телом и импульсом (желанием).»

«Что касается чувств, то не стоит пытаться воздействовать на них: осознайте их, позвольте им развернуться в полную силу и проявиться на всех уровнях. Тогда вы поймете, что само по себе чувство не представляет никакой опасности. Мы сами решаем, хотим ли воплощать свое желание в жизнь.»

«Желание ударить кого-то часто возникает, когда нам кажется, что этот человек своим отношением словно ударил нас самих.

«Когда отец ругает свою несовершеннолетнюю дочь за то, что она пришла домой на час позже условленного, им скорее движет страх, а не гнев, хотя ощущает он именно гнев, и это же чувство находит внешнее проявление. Если он позволит себе почувствовать, как боялся за дочь, ворочаясь в постели без сна, то приблизится к себе самому. А если осмелится признаться в этом дочери, то станет еще ближе ей.»

«На «поверхности» чаще всего оказывается гнев, скрывающий другие чувства. В особенности это касается мужчин. Мужчины в подавленном состоянии часто ощущают и выражают гнев, даже когда прячут за ним грусть или бессилие. Если мужчина, испытывающий гнев, осмеливается признаться самому себе и другим в охвативших его чувствах грусти или бессилия, окружающие начинают заботиться о нем.»

«Регрессия может продолжаться несколько минут или же остается с нами на всю жизнь. Человек способен выйти из этого состояния, напомнив себе, что детство прошло и жизнь больше не представляет особой опасности. Взрослые могут десятилетиями жить в одиночестве на необитаемом острове, так что презрение со стороны окружающих или исключение из общества больше не представляют угрозу для жизни.»

Глава 7. Отказ от неподходящих стратегий самозащиты

«Чаще всего стратегии самозащиты прекращают действовать сами собой, как только мы начинаем их осознавать. Тайная сила стратегий напрямую зависит от неосознанности использования. Как только мы понимаем, что вводим себя в заблуждение при помощи той или иной стратегии самозащиты, она тут же теряет силу.»

«В психотерапии основное внимание уделяется отношению человека к самому себе и своим эмоциям.»

«Когда стратегия самозащиты ослабевает, пациент, как правило, сперва испытывает гнев.»

«Психотерапевт попросит Мартина описать гнев в трех его проявлениях: телесном, сознательном и импульсивном»

«Иногда я осторожно интересуюсь у пациента, не считает ли он собственный образ мысли или поведение проявлением стратегии самозащиты, которая мешает ему осознать свои чувства, скрытые на более глубинном уровне.»

«Стоит кому-то подойти к нам слишком близко – и мы, как правило, начинаем злиться или раздражаться, даже в тех случаях, если тот, кто идет на сближение, предлагает нечто хорошее и желанное.»

«Печаль – это путь к исцелению раны. Однако на уровне психики в нас живет врожденное стремление избежать боли. Поэтому мы выстраиваем множество стратегий самозащиты, которые (независимо от того, осознаём мы это или нет) мешают нам приблизиться к эпицентру боли и тем самым не позволяют прочувствовать ее до конца, осознать ее, соединиться с ней. Различные стратегии самозащиты накладываются друг на друга. «Верхним слоем» становятся стратегии, «оберегающие» от внешнего мира; под ними скрываются гнев или раздражение.»

«Гнев – эффективный способ как внешней, так и внутренней самозащиты. При внешней самозащите он заставляет окружающих отстраняться и отдаляться от вас. При внутренней защите, становясь наиболее явным чувством и маскируя собой все остальные, например бессилие или печаль, гнев мешает замечать их. Он подпитывается подозрениями, что нас обманывают или обращаются с нами несправедливо.»

«Осознать собственный гнев и выразить его – вовсе не окончательная цель. Мы пробудимся к жизни, если научимся осознавать и выражать печаль и тоску, которые часто скрываются под гневом, – благодаря им мы начнем испытывать потребность в близости и привязанности к окружающим нас людям.»

«За стратегиями самозащиты, раздражением и гневом часто скрываются печаль и боль. Некоторые полагают, что это касается лишь тех, кто пережил детские травмы. Но идеальными родителями не может похвастаться ни один из нас. В детстве все мы пережили моменты разочарования и одиночества, а иногда нам казалось, будто нас не любят. И это не осталось без последствий.»

«Испытывая сострадание к себе-ребенку и себе-взрослому, Мартин начал осознавать свою печаль.»

«Как только стратегия самозащиты перестает действовать, у нас возникают те же чувства, которые мы испытывали в детстве.»

«Сближение с самим собой означает сближение со всеми душевными страданиями, которые мы пережили, а значит, с любовью и нелюбовью. Если мы отстранимся от этих ощущений, пережитых нами в детстве или в более позднем возрасте, то, вероятнее всего, подавим в себе способность замечать симпатию со стороны других людей.»

«Мысли Шарлотты о собственной ничтожности зародились у нее в детстве. И с тех пор – как бы она ни пыталась пробудить в себе оптимизм и способность видеть мир в радужном свете – то и дело всплывали на поверхность, вгоняя ее в депрессию. Подобные мысли были частью стратегии самозащиты – они мешали заметить отсутствие любви. Лишь когда Шарлотта осмелилась реально оценить условия, в которых существовала в детстве, и собственную эмоциональную реакцию того времени, эти мысли ослабили хватку. Только тогда ей удалось воссоздать свою личность так, чтобы она соответствовала реальности взрослой женщины.
Вовсе не обязательно, что отказ от стратегий самозащиты, которые в настоящий момент приносят больше вреда, нежели пользы, сделает нас счастливыми. Скорее всего, вначале мы испытаем потрясение, но одновременно с этим остро ощутим способность жить. С новой силой почувствуем, что теперь можем быть более активными во взаимоотношениях, как в горе, так и в радости.»

«Впервые получив возможность осознать собственную боль и наряду с этим наладить близкие отношения с другим человеком, мы ощущаем прилив жизненных сил.»

«Многие тратят неоправданно много энергии на то, чтобы дистанцироваться от собственной боли и других людей. Путь к освобождению заключается в том, чтобы сделать эту боль частью себя и позволить себе осознать собственные печаль и тоску.
Ниже наглядно представлена модель различных уровней чувств.


«Наша способность устанавливать тесные отношения с другими людьми – навык врожденный.»

«Шарлотта, о которой мы рассказали в предыдущем разделе, вдруг поняла смысл сна, который периодически видела на протяжении всей жизни.
В этом сне она внезапно оказывалась в ситуации, где ей угрожала опасность. Она хваталась за телефон, чтобы позвонить и попросить о помощи, но на панели не было одной из кнопок с нужной цифрой. И каждый раз Шарлотта просыпалась в тот момент, когда, рыдая, в отчаянии пыталась набрать спасительный номер.
В этом сне находили проявление пережитые в детстве одиночество и отчаяние, которые она впоследствии неоднократно испытывала и во взрослой жизни.»

«В процессе психотерапии Шарлотта осознала, что сама страдала из-за одиночества, от которого пыталась лечить своих избранников. Она защищалась от собственных ощущений одиночества и тоски, отчасти приписывая их мужчинам, отчасти избегая ситуаций, в которых эти чувства становились особенно сильными.
Осознав собственные поведенческие реакции, пересмотрев отношение к матери, научившись осознавать одиночество и тоску, Шарлотта перестала бояться песен о любви и избегать влюбленных подруг. И вскоре в ее жизни появились мужчины совершенно другого типа.»

«Некоторые из нас не осознают собственного желания любить, довольствуясь эмоционально скудной жизнью. Они не верят, что существует нечто большее. Возможно, они замещают это желание частыми развлечениями, обильной едой, длительным сном или злоупотребляют чем-либо еще. Но потребность в любви все равно находит проявление либо в снах и фантазиях, либо в виде зависти и неприязни к тем, кто живет насыщенной эмоциональной жизнью.»

«Людям, которые готовы осознавать собственные потребности, – каким бы болезненным этот процесс ни был, – впоследствии легче реализовать их, нежели тем, кто подобные желания вытесняет.»

«Одна крайность – идеализировать родителей, а вторая – считать их самыми плохими, обвиняя во всех своих бедах. В те же крайности мы впадаем, оценивая самих себя. Временами мы кажемся себе потрясающими людьми, а порой – настоящими неудачниками. Отношение к партнеру тоже меняется в зависимости от отношения к самому себе: сперва вам кажется, будто вы чересчур хороши для своего избранника, и вы хотите расстаться с ним. Затем мнение кардинально меняется: теперь партнер кажется вам идеальным, вы боитесь, что не оправдаете его ожиданий и он вас бросит.
Самое главное в жизни – обрести равновесие. Для этого нужно развить в себе способность уживаться с различными эмоциями, набраться смелости и принимать себя такими, какие мы есть, со всеми нашими достоинствами и недостатками.»

Глава 8. Дорога домой

«Когда мы показываем кому-либо свое истинное лицо, это помогает наладить отношения.»

«Как только мы сбрасываем социальную маску, лицо расслабляется и выражает именно те чувства, которые мы ощущаем в данный момент. Если мы решаемся на это редко или вообще не осмеливаемся проделать ничего подобного, такой процесс кажется нам пугающим. Но он единственно верный на пути к самому себе и окружающим.»

«Если хочешь по-настоящему принимать участие в собственной жизни и чувствовать себя живым, надо прекратить демонстрировать свои достоинства, например правильность, ум или доброту, которые мы стремимся предъявлять себе и окружающим. Важно набраться смелости и научиться просто существовать, не пытаясь быть кем-то. «Я тот, кем являюсь» – эта установка представляет собой неплохой отправной пункт, дающий нам стимул исследовать собственные чувства, желания и стремления, благодаря чему в итоге мы лучше узнаем себя изнутри.»

«Стратегии самозащиты, особенно если их слишком много и они запускаются автоматически, мешают нам понять самих себя. Они буквально застят глаза, отдаляя нас от понимания собственных эмоций и чувств окружающих людей.»

«Принимая решение освободиться от этой зависимости, мы вступаем в контакт со своей внутренней реальностью, учимся быть собой, даже если результат перестает соответствовать нашим или чужим идеалам.
Нам придется смириться с тем, что на большинство вещей, играющих в нашей жизни по-настоящему важную роль, мы повлиять не способны. Быть собой означает избавиться от самоконтроля и научиться спокойно двигаться в потоке жизни.»

«Порой наши отношения построены не на искренности, а например, на выгоде. Мы можем использовать друг друга ради развлечения, в качестве источника информации, для получения одобрения или с любыми другими целями. Люди используют окружающих, как вещи. Вместо того чтобы включить телевизор и посмотреть какую-нибудь развлекательную передачу, мы звоним подружке и болтаем с ней. Искренние и честные отношения не всегда являются нашей целью. В определенные моменты мы просто не способны на более тесные контакты, а чужие эмоции нас вообще не интересуют.»

«Искренние и честные отношения никогда не развиваются по шаблону. В них не существует намеченной цели и заранее запланированной выгоды. Они всегда рождаются в зависимости от настоящего момента и развиваются самым непредсказуемым образом с неожиданными встречами и поворотами судьбы. Порой в таких отношениях возникают ощущения, которые можно описать фразами: «Я чувствую, что ты знаешь о моих чувствах» или «Я знаю, что тебе известно о том, что я знаю»

«Чувствовать себя любимым – значит ощущать, что тебя видят и принимают таким, какой ты есть. Способность любить – это, в частности, способность видеть, осознавать и принимать как себя, так и своего избранника.»

«Настоящая жизнь – это встреча», – сказал еврейский философ Мартин Бубер.»

«Если вы потратили много сил на то, чтобы считаться «хорошим» – что для большинства из нас означает стать достойным любви, – то отказаться от этой невыполнимой задачи будет весьма непросто, в особенности если вы уже много лет пытаетесь достичь данной цели.»

«Если мы хотим прочувствовать жизнь во всей ее полноте – и в печали, и в радости, – нам нужно научиться отпускать. Мы должны уметь прощаться с людьми и вещами, к которым привязались, принимая то новое, что ждет нас впереди.»

«Мы расстаемся и прежде, чем завязать новые отношения, должны пережить период потери. Грусти, как и радости, требуется время. Многое из того, что способно вызвать у нас неподдельную радость и глубочайшую скорбь, неподвластно нам. Однако, научившись отпускать и приходить к освобождению через страдания, мы оказываемся неплохо подготовлены к трудностям жизни.»

«Как только мы ставим под сомнение окружающую нас действительность и привычный образ самого себя, вероятность того, что нам придется пережить кризис, существенно возрастает.»

«Раз за разом я пыталась выстроить отношения с невероятно сложными людьми. И обнаружить, что сложности создаю я сама, было крайне неприятно».

«Сюзанна на протяжении жизни дистанцировалась от собственных чувств и эмоций, просчитывая все на несколько шагов вперед. Она без конца анализировала ближайшее и далекое будущее, планировала завтрашний день и следующий год. Ее голова была непрестанно занята мыслями о том, как замечательно будет, когда она наконец выполнит все намеченное.»

«За последние десять лет Сюзанна совершенно отдалилась от собственного мужа, но лишь сейчас поняла, что сердилась на него просто потому, что ее собственная жизнь стала для нее невыносимой.»

«Желание изменить прежние поведенческие модели усиливается одновременно со страданиями и сожалением о потраченной впустую жизни. Прекращая «заедать» недовольство жизнью, подавлять его при помощи развлечений, длительного сна, одурманивающих веществ или других средств самозащиты, мы начинаем понимать со всей неизбежностью: пора меняться.
Отбрасывая ненужные стратегии самозащиты, мы делаем шаг в сторону совершенно нового способа присутствовать в собственной жизни. В первую очередь придется обратить пристальное внимание на свой внутренний мир, пересмотреть жизненные стратегии и понять, помогает ли каждая из них развиваться, делает ли наши знания о жизни более ясными, не мешает ли нашим отношениям с окружающими.»

«Чем меньше мы осознаем собственные чувства, тем проще им водить нас за нос – причем мы даже не понимаем, что на самом деле происходит.»

«Даже если в детстве мы чувствовали себя обделенными из-за того, что кто-то не проявлял интереса к нашим чувствам, то, будучи взрослыми, мы сами можем уделить себе должное внимание. Вместо того чтобы оставаться пленниками старых поведенческих реакций, мы должны пересмотреть свои стратегии и выяснить, какие из них стоит изменить, а от каких вообще отказаться.»

«В полной мере понимая самих себя и осмеливаясь оставаться собой, мы можем проявить по отношению к другим людям такой же искренний интерес, оказать им соответствующее внимание.»

Переводчик А. Наумова
Редактор С. Дрозд
© Ilse Sand, 2013
© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2017»



promo anchiktigra january 17, 2017 18:32
Buy for 1 000 tokens
ЛУЧШИЕ КНИГИ 2017 Илсе Санд - Страх близости: Как перестать защищаться и начать любить (2017) Датский психотерапевт Илсе Санд на примерах из жизни объясняет, как разные варианты психологической защиты мешают нам жить полной жизнью и как можно от них избавиться. Прочитав эту книгу, вы…

Для этой записи комментарии отключены.