anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Григорий Сковорода. НАЧАЛЬНАЯ ДВЕРЬ К ХРИСТИАНСКОМУ ДОБРОНРАВИЮ (цитаты)

Произведение представляет собой конспективное изложение лекций, подготовленных Сковородой для Дополнительных классов при Харьковском коллегиуме. Сам Сковорода позднее датировал трактат 1766 г., хотя на должность преподавателя «добронравия» был зачислен только 8 июля 1768 г. По-видимому, к этому произведению Сковорода возвращался позднее, когда была дописана вступительная часть «Преддверие», целью которого было согласовать между собой разногласия во взглядах 60-х и 80-х годов. К сожалению, автографа произведения не сохранилось, и это мешает уточнению даты написания основного текста и предисловия. Из семи известных на сегодня списков отобран для публикации наиболее полный, который хранится в отделе рукописей Института литературы АН УССР (ф. 86, № 7). Впервые произведение было опубликовано в журнале «Спонский вестник» (1806, ч. III, август, стр. 156— 179).

Приглашенный прочитать курс лекций по этике, Сковорода по-своему подошел к задаче. Он ставит вопрос о «христианском добронравии» и пытается раскрыть, в чем оно состоит. Сковорода критикует церемонии. Он дает отличное от ортодоксального толкование десяти заповедей в соответствии с собственными морально-этическими и педагогическими принципами. По существу Сковорода излагает здесь свои собственные идеи. Лекций Сковороды были признаны не отвечающими ортодоксальной идеологии запрещены, а их автор отстранен от дальнейшего преподавания.

Цитаты:

«Написана в 1766 году для молодого шляхетства Харьковской губернии, а обновлена в 1780 году»

«Благодарение блаженному богу о том, что нужное сделал нетрудным, а трудное ненужным»

«Нет слаще для человека и нет нужнее, как счастье; нет же ничего и легче сего. Благодарение блаженному богу. Царствие божие внутри нас. Счастие в сердце, сердце в любви, любовь же в законе вечного.
Сие есть непрестающее ведро и незаходящее солнце, тьму сердечной бездны просвещающее. Благодарение блаженному богу.»

«Ныне же желаешь ли быть счастливым? Не ищи счастья за морем, не проси его у человека, не странствуй по планетам, не волочись по дворцам, не ползай по шару земному, не броди по Иерусалимам... Золотом можешь купить деревню, вещь трудную, как обходимую, а счастие как необходимая необходимость туне везде и всегда даруется.»

«Воздух и солнце всегда с тобою, везде и туне; все же то, что бежит от тебя прочь, знай, что оно чуждое и не почитай за твое, все то странное есть и лишнее. Что же тебе нужды? Тем-то оно и трудное. Никогда бы не разлучилось с тобою, если бы было необходимое.»

«Счастие ни от небес, ни от земли не зависит.»

«Что же есть для тебя нужное? То, что самое легкое. А что же есть легкое? О друг мой, все трудное, и тяжелое, и горькое, и злое, и лживое есть. Однако что есть легкое? То, друг мой, что нужное. Что есть нужное? Нужное есть только одно: «Едино есть на потребу».»

«Многие телесные необходимости ожидают тебя, и не там счастие, а для сердца твоего едино есть на потребу, и там бог и счастие, не далече оно. Близ есть. В сердце и в душе твоей.»

«а я желаю, дабы душа твоя, как Ноева голубица, не обретши нигде покоя, возвратилась к сердцу своему, к тому, кто почивает в сердце твоем,»

«Весь мир состоит из двух натур: одна— видимая, другая — невидимая. Видимая натура называется тварь, а невидимая — бог3.
Сия невидимая натура, или бог, всю тварь проницает и содержит; везде всегда был, есть и будет. Например, тело человеческое видно, но проницающий и содержащий оное ум не виден.
По сей причине у древних бог назывался ум всемирный. Ему ж у них были разные имена, например: натура, бытие вещей, вечность, время, судьба, необходимость, фортуна и проч.
А у христиан знатнейшие ему имена следующие: дух, господь, царь, отец, ум, истина.»

«Что касается видимой натуры, то ей также не одно имя, например: вещество, или материя, земля, плоть, тень и проч.»

«Сия-то блаженнейшая натура, или дух, весь мир, будто машинистова хитрость часовую на башне машину, в движении содержит и, по примеру попечительного отца, сам бытие есть всякому созданию. Сам одушевляет, кормит, распоряжает, починяет, защищает и по своей же воле, которая всеобщим законом, или уставом, зовется, опять в грубую материю, или грязь, обращает, а мы то называем смертию.
По сей причине разумная древность сравнила его с математиком или геометром, потому что непрестанно в пропорциях или размерах упражняется, вылепливая по разным фигурам, например: травы, деревья, зверей и все прочее; а еврейские мудрецы уподобили его горшечнику.
Сей промысл есть общий, потому что касается благосостояния всех тварей.»

«Сей чистейший, всемирный, всех веков и народов всеобщий ум излил нам, как источник, все мудрости и художества, к провождению жития нужные.
Но ничем ему так не одолжен всякий народ, как тем, что он дал нам самую высочайшую свою премудрость, которая природный его есть портрет и печать.»

«Она-то есть прекраснейшее лицо божие»

«Она начало и конец всех книг пророческих; от нее, чрез нее и для нее все в них написано. По сей причине разные себе имена получила. Она называется образ божий, слава, свет, слово, совет, воскресение, живот, путь, правда, мир, судьба, оправдание, благодать, истина, сила божия, имя божие, воля божия, камень веры, царство божие и проч. А самые первейшие христиане назвали ее Христом, то есть царем, потому что одна она направляет к вечному и временному счастию все государства, всякие сожительства и каждого порознь7. Да и, кроме того, у древних царственным называлось все, что верховным и главнейшим почиталось.»

«А Мойсей, с невидимого сего образа божиего будто план сняв, начертил его просто и грубо самонужнейшими линиями и, по нему основав иудеевское общество, сделал оное благополучным же и победительным. Он по-тогдашему написал, было, его на каменных досках и так сделал, что невидимая премудрость божия, будто видимый и тленный человек, чувственным голосом ко всем речь свою имеет.»
«Я есть господь бог твой, да не будет тебе богов иных!..» и прочее.
Яснее сказать так: Я глава твоего благополучия и свет разума. Берегись, чтоб ты не основал жития твоего на иных советах, искусствах и вымыслах, хотя б они из ангельских умов родились. Положись на меня слепо. Если ж, меня минув, заложишь век твой на иной премудрости, то она тебе будет и богом, по не истинным, а посему и счастие твое подобно будет воровской монете.
«Не сотвори себе кумира!..» и проч.
А как на подлых камнях, так еще больше не велю тебе строиться на видимостях. Всякая видимость есть плоть, а всякая плоть есть песок, хотя б она в поднебесной родилась; все то идол, что видимое.
«Не приемли имени!..» и проч.
Смотри ж, во-первых, не впади в ров безумия, будто в свете ничего нет, кроме видимостей, и будто имя сие (бог) пустое есть. В сей-то бездне живут клятвы ложные, лицемерия, обманы, лукавства, измены и все тайных и явных мерзостей страшилища. А вместо того напиши на сердце, что везде всегда присутствует тайный суд божий, готов на всяком месте невидимо жечь и сечь невидимую твою часть, не коснясь ни точки, за все дела, слова и мысли, в которых меня нет.
«Помни день субботний!..» и проч.
Сие ты повсюду и внутри тебя кроющееся величество божие с верою и страхом в день воскресный прославлять не забывай, а поклоняйся не пустыми только церемониями, но самым делом, сердечно ему подражая. Его дело и вся забава в том, чтоб всеминутно промышлять о пользе всякой твари, и от тебя больше ничего не требует, кроме чистосердечного милосердия к ближним твоим.
А сие весьма легко. Верь только, что сам себя десятью используешь в самое то время, как используешь других, и напротив того.
«Чти отца твоего!..» и проч.
Прежде всех отца и мать почитай и служи им. Они суть видимые портреты того невидимого существа, которое тебе столько одолжает.
А вот кто отец твой и мать: будь, во-первых, верен и усерден государю, послушен градоначальнику, учтив к священнику, покорен родителям, благодарен учителям твоим и благодетелям. Вот истинный путь к твоему вечному и временному благоденствию и к утверждению твоей фамилии. Что же касается прочих общества частей, берегись следующего:
«Не убий!»
«Не прелюбодействуй!»
«Не воруй!»
«Не свидетельствуй ложно, или не клевещи!» Осуждаем винного, а клевещем невинного. Сия есть страшнейшая злоба, и клеветник по-эллински — дьявол.
«Не пожелай!..»
Но понеже злое намерение семя есть злых дел, которым числа нет, а сердце рабское неисчерпаемый есть источник худых намерений, для того по век твой нельзя быть тебе честным, если не попустишь, дабы вновь бог переродил сердце твое. Посвяти ж оное нелицемерной любви. В то время вдруг бездна в тебе беззаконий заключится... Бог, божие слово, к его слову любовь — все то одно.
Сим троеличным огнем разожженное сердце никогда не согрешает, потому что злых семян или намерений иметь не может.»

«Вся десятословия сила вмещается в одном сем имени — любовь. Она есть вечный союз между богом и человеком. Она огонь есть невидимый, которым сердце распаляется к божиему слову или воле, а посему и сама она есть бог.»

«Главнейшая всех есть зависть, мать прочих страстей и беззаконий.»

«Жало адского сего дракона есть весь род грехов, а вот фамилия его: ненависть, памятозлобие, гордость, лесть, несытость, скука, раскаяние, тоска, кручина и прочий неусыпаемый в душе червь.»

«Противится сей бездне чистосердечие. Оно есть спокойное в душе дыхание и веяние святого духа.»

«Оно подобно прекрасному саду, тихих ветров, сладко-дышущих цветов и утехи исполненному, в котором процветает древо нетленной жизни.
А вот плоды его: доброжелательство, незлобие, склонность, кротость, нелицемерие, благонадежность, безопасность, удовольствие, кураж и прочие неотъемлемые забавы.
Кто таковую душу имеет, мир на нем, и милость, и веселие вечное над головою сего истинного христианина!»

Примечания:

«3 Учение о боге как о невидимой натуре, т. е. сущности, отождествляемой с истиной, противоречило ортодоксальному представлению о боге как сверхъестественной личности, создавшей мир и располагающей абсолютной свободой действия. — 113.»
«7 Одной из существенных идей Сковороды является идея познания человеком своей истинной сущности. Осуществление этого самопознания трактуется философом как «второе рождение» или «воскресение». В связи со всем этим его и волновала тайна «богочеловека» Иисуса Христа. Говоря о Христе как олицетворении пpeмудрости, здесь Сковорода, как и в стихотворном «Разговоре о премудрости», связывает представление о нем с рядом понятий, определяющих счастливую судьбу и справедливость.»
«9 Сковорода считает главным любовь к истине. Он признает правомерность обрядов (церемоний) только при наличии внутренней добродетели, справедливости, между тем как современное ему духовенство выше всего ставило именно церемониально-обрядовую сторону. Этим и вызвано его отрицательное отношение к лицемерию и обману церковников. — 120.»

📖 Григорий Сковорода. Сочинения в двух томах. Том 1. (Конспект) Первый том включает произведения Г.Сковороды, написанные в 1750—1775 гг. Порядок размещения произведений позволяет проследить эволюцию философских взглядов Г. С. Сковороды. Том открывается сборником стихов «Сад божественных песен». Из «Сада» выбраны песни, представляющие ценность в философском отношении. «Басни Харьковские» и последующие произведения, среди которых и два недавно найденных—«Беседа 1-я» и «Беседа 2-я», характеризуют мыслителя как философа, поставившего в центре своей системы этико-гуманистическую концепцию. Том завершает «Разговор, называемый Алфавит, или Букварь мира».

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author