anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Григорий Сковорода. БЕСЕДА, НАРЕЧЕННАЯ ДВОЕ, О ТОМ, ЧТО БЛАЖЕННЫМ БЫТЬ ЛЕГКО.БЕСЕДА 1-Я.БЕСЕДА 2-Я.

БЕСЕДА, НАРЕЧЕННАЯ ДВОЕ, О ТОМ, ЧТО БЛАЖЕННЫМ БЫТЬ ЛЕГКО

Этот диалог занимает особое место в цикле бесед, посвященных вопросу о двух началах. По составу собеседников он отличается от остальных диалогов. В авторском списке произведений он объединен с двумя последующими диалогами общей нумерацией — там данный диалог назван третьим. Когда он написан, точно сказать трудно, до сих пор диалог датировали 1772 г. Исходя из анализа бумаги и водяных знаков автографа, Л. Махновец отнес произведение к началу 80-х годов (см. Махновецъ. Григорій Сковорода). Поскольку этот вывод еще требует доказательства и уточнения, то здесь диалог помещается в данном томе, а не во втором, где собраны произведения 80-х годов. Автограф диалога сохранился в архиве М. Ковалинского. Известен также ряд рукописных копий произведения. Впервые опубликован в 1837 г. Московским попечительным комитетом «Человеколюбивого общества».

Цитаты:

«Истинная дружба, правдивое счастие и прямая юность никогда не обветшают. Ах, все то не наше, что нас оставляет.»

«Не все ли пустое, что суета?»

«Да не смущается сердце ваше потопом вод сиренских!»

«Ей, дружо, верю, что больше елея имеет во умащении своем льстец, нежели в наказании своем отец, и что ложная позолотка есть блистательнее паче самого злата, и что Иродова плясавица гораздо красивее, нежели Захариина Елисавет 6. Но помни притчи: «Не славна изба углами, славна пирогами», «Не красна челобитна слогом, но законом». В самом сладчайшем яде внутренний вред уничтожает сладость. Предревняя есть притча спя: Αττλος с αυθος της αληθείας — «У истины простая речь».
Инако поют в костеле, и инако на маскараде. Смешон, кто ищет красных слов в том, кого спрашивает о дороге, и кто лакирует чистое золото.»

«Видно, нужно везде видеть двоих.»

«Брось тень, спеши к истине.»

«Ерос значит желание, по-римски Купидон, Zeus, Juppiter, или Дий. Отсюда слово Еродий то же, что Филофей.»

«Познай время»

«Все проходит, любовь же нет».»

«ВРАТА ГОСПОДНИЕ В НОВУЮ СТРАНУ, В ПРЕДЕЛЫ ВЕЧНОСТИ
Там испытаем: легко ли быть блаженным?
Фарра. Тьфу!.. Оправдалась притча: «На коне ездя, коня ищет». Я думал, что вельми трудно быть блаженным... По земле, по морю, по горним и преисподним шатался за счастием. А оно у меня за пазухою... Дома... Древняя притча: Ita fuqias, ut не praeter casam — «От лиха убегай, да хаты не минай».»
Наеман. О, Фарра! Не только дома, но в сердце твоем и в душе твоей царствие божие и слово его. Сей есть камень, а прочее все тлень, ложь, лужа... «Все проходит...»
Но кто тебе насеял лукавое семя сие, будто трудно быть блаженным? Не враги ли сирены? О глагол потопный и язык льстивый!

«Все тебе подобно, и ты всему, но ничто не есть тобою, и ты ничем же, кроме тебя. Ничто же, как же ты.»

«Дух правды, oн-το есть сердце царя. Правда утверждает престолы сильных и обладает народами. И что сильнее ее? Кто как правда?»

«Проси во имя Христово: все вдруг получишь.»

«Грязь любить — есть то быть вепрем. Гоняться за ней — есть то быть псом. Вкушать ее — есть то быть змием. Хвалить ее — есть то воспевать лестные сиренские песенки. Любомудрствовать о ней — есть то мучиться легионом бесов. Не земля ли рождает и зверей, и скотов, и гадов, и мух? Так-то и сердце земное преображает нас в разных нечистых зверей, скотов и птиц. Детьми же божиими творит чистое сердце, выше всей тлени возлетевшее. Сердце златожадное, любящее мудрствовать об одних кошельках, мешках и чемоданах, есть сущий верблюд, любящий пить мутную воду и за вьюками не могущий пролезть сквозь тесную дверь в пределы вечности. Сердце есть корень и существо. Всяк есть то, чье есть сердце в нем. Волчье сердце есть родной волк, хотя лицо и не волчье.»

Примечания:

«1 Имеется в виду древнегреческий миф о Сиренах. По Гомеру, эти полуптицы-полуженщины увлекали мореходов в море — там они становились добычей хищных Сирен. Одиссей залепил уши своим спутникам воском, а себя велел привязать к мачте. Он услышал пение Сирен и остался жив. Сирены же в отчаянин бросились в море и превратились в скалы. Образ Сирен особенно часто встречается не только в стихах, но и в философских произведениях Сковороды. Сирены, своим волшебным пением привлекающие мореплавателей, заставляющие забыть ради них и долг, и отечество, символизируют призрачные блага, которые уводят людей от их призвания в море суеты и гибели. — 244.»
«17 Огонь Парклитов — огонь духа утешителя (от греч. παρακλ-γ\τος). — 257.»
«25 Здесь Сковорода аллегорически истолковывает библейский рассказ пророка Аввакума, который, стоя на страже на башне, имел видение (Ветхий завет. Книга пророка Аввакума, гл. 2). К этому рассказу Сковорода возвращался много раз. Сион — священная гора, на которой, согласно Библии. был построен храм Давида. Observatorium — обсерватория, пункт наблюдения за небесными светилами. С образом вознесенных высоко над землей башен Сковорода связывает представление о бдительности духа, о стремлении к самопознанию и самоусовершенствованию. В круг этих образов им включались Александрийский маяк на о. Фарос и высокая башня, где на страже стоит библейский пророк Аввакум. — 261.»
«32 Американский Колумб (лат.) — первооткрыватель Америки. Исходя из фонетической связи имени Колумба со словом «голубь». Сковорода проводит аналогию между этим открытием и открытием суши после всемирного потопа; по библейскому преданию, голубь, выпущенный из ковчега, возвратился с масличной ветвью в клюве. — 265.»

БЕСЕДА 1-Я Нареченная Observatorium 1 (Сион)

До недавнего времени это произведение, существование которого Сковорода засвидетельствовал в авторском списке произведений в 1790 г., считалось потерянным, так как ни автографа, ни списков не удавалось обнаружить. Недавно в Государственной публичной библиотеке именн В.И. Ленина в неописанных фондах массонских рукописей собрания Арсеньева (ф. 14, оп. 1365) И. А. Табачниковым был обнаружен автограф произведения. Ни даты, ни дарственного письма при произведении нет. На первой странице надпись сообщает о подарке автографа А. И. Ковалевскому. По философской проблематике, способу ее решения, характеру образной символики произведение органически связано с диалогами начала 70 х годов. Это дает основание считать, что диалог был написан приблизительно в 1771—1772 гг. Диалог впервые опубликован в журнале «Філософська думка» (1971. № 5, стр. 96—107). За основу настоящей публикации взят автограф.

В этом произведении Сковорода продолжает тему, начатую диалогом «Беседа, нареченная двое...», т. е. учение о двух натурах, двух сторонах всего сущего. Он призывает не останавливаться на внешней зримой стороне вещей, а проникать в сущность предметов и явлений. Познать истину человек может, только познавая себя, свой собственный путь, а не окружающие его «окрестности». Сравнительно много места здесь отводится обоснованию аллегорического способа поучения истине.

Цитаты:

«Как прошла ночь смерти, так настал день жизни.»

«Но что тебе до людей? Знай себя...»

«Тем мы не знаем себя, что всю жизнь любопытствуем в людях. Осудливое око наше дома слепотствует, а зевая на улицы, простирает луч свой во внутренность соседских стен, приникнув в самое их пищное блюдо и в самый горящий в спальне их ночной светильник. Отсюда критические беседы. Богатые столы во все колокола повсюду звонят осуждением. Какая польза любопытно зевать и ценить путь побочных путников, а презирать, без наблюдения ведущую нас стезю? Отсюда заблуждение, проступки, преткновение и падение. Что пособит знать, по скольку очей во лбу имеют жители лунные, и дозеваться через всепрехвальнейшее стеклянное око до чернеющих в луне пятен, если наша зеница дома не прозорлива? Кто дома слеп, тот и в гостях; и кто в своей горнице не порядочен, тот на рынке пуще не исправен. Если ж ты дома слеп, а в людях зрячий, знай притчу: «Врач, сам прежде исцелись!» Не твое то, но чужое око, что не тебе служит. Чучело тот, не мудрец, что не прежде учит сам себя. Лжемонета всегда по рынку бродит, дома пуще опасна. Знай себя. Тем-то не разумеем и Библии, что не знаем себя. Она-то есть вселенская лампада, огненная Фарийская вежа 21 для мореплавающей жизни нашей. Она-то есть: «Друг верный, кров крепкий». Обретший же его обрел сокровище. Но когда на домашней нашей стезе о бревно претыкаемся, тогда и на улицах друга нашего, нас, по лицу судящих лицемеров, самая мелочная соблазняет щепка; запутываемся, как кровожадная муха, в пагубную паутину плотских дум, подло ползущего сердца нашего; падаем в сеть и смятение нечистых уст наших; погрязаем, как олово, в потопе льстивого языка; погибаем вечно в священнейшем сем лабиринте 22, не достойны вкусить сладчайшей опой пасхи; «Единый я, пока перейду». Возвратись же в дом твой, о буйный человек! Выйди вон из тебя, дух пытливый, а сам выйди из хора у Павла намеченных жен любопытных. Очисти свою прежде горницу, сыщи внутри себя свет, тогда найдешь и библейным сором погребенную драхму. Стань на собственной твоей страже с Аввакумом: «На страже моей стану». Слышь ушами! На страже моей, а не чужой: «Знай себя, довлеет для тебя».»

«Яков. Не уповай на твое знание, а речи пророков почитай не пустыми. Не все то ложное, что тебе непонятное. Вздором тебе кажется тем, что не разумеешь. Не кичись твоею прозорливостью. Вспомни индийских путников: чем кто глупее, тем гордее и самолюбнее. Поверь, что не сдуру родилось Иеремиино слово: «Воззрел, и не было человека... и не видел мужа».
Афанасий. Разве ж около него людей не было?
Яков. А где ж сей твари нет? Но они были умбра, или тень, а не прямые люди.
Афанасий. Почему же они тень?
Яков. Потому что они тьма. Они не знали, так как и ты, человека, ухватившись, через слепоту свою, не за человека, но за обманчивую тень его, а сей-то человек — ложь, отвел их от истинного.»

«не суди лица, суди слово его.»

«И сам ты таков, каково то, что любишь и объемлешь. Любящий тьму: сам ты тьма и сын тьмы.»

«Кто дурак, тот и в Иерусалиме глуп, а кто слеп, тому везде ночь. Если ты тень — везде для тебя ад.»

«плоть есть идол, сиречь видимость; видимость же есть то мертвая крыша, закрывающая внутри истинного оного человека:»

«Одно, а не двое в себе видишь и, к сему прилепляясь, исполняешь пословицу: «Глуп, кто двоих насчитать не знает». Глядишь в зеркало, не думая про себя. Взираешь на тень, не помня яблони самой, смотришь на след, а не вздумаешь про льва, куда сей след ведет. Зеваешь на радугу, а не памятуешь о солнце, образуемом красками ее. Сие значит: одно пустое в себе видеть, а посему и не разуметь, и не знать себя, самого себя. Разуметь же — значит сверх видного предмета провидеть умом нечто невидное, обетованное видным».

Примечания:

«3 Имеются в виду последователи философского учения скептика Пиррона с Элиды (прибл. 305—275 гг. до н. э.), учившего, что вещи непознаваемы, отрицавшего знание, призывавшего к спокойствию и равнодушию. Идеи Пиррона нашли многих последователей, в частности Энесидема (автора трудов «Пирроновские речи» и «Пирроновскпе очерки») и Секста Эмпирика (автора «Пирроновых основоположений»), — 267.»
«14 Ссылка на Аввакума, считающегося автором одной из книг «Ветхого завета», связана с основной идеей данного диалога, лейтмотивом которого является призыв к бдительности и самопознанию. Книга Аввакума начинается словами, столь часто повторяемыми Сковородой: «На страже моей стану...» — 272.»
«20 Амбра — благовонное вещество, которое добывают из пищеварительного тракта кашалотов, переносно — аромат. «Умбра (от лат. слова uuibra) — тень. У Сковороды это не просто игра слов, а символы противоположных — высоких и низменных — явлений. — 275.»
«23 Имеется в виду басенный сюжет о собаке и куске мяса. Аллегорически истолковывая его. Сковорода осуждает людей, недовольных своим положением и гоняющихся за тенью того, чем сполна владеют. — 277.»
«28 «Пользуйся тропами толпы, но не ее мыслями» (лат.). — 279.»
«30 Без раскрытия содержания символики Сковороды нельзя понять смысл его учения. Мир символов, по его мнению, должен помочь человеку познать себя и найти истинное счастье. — 281.»

БЕСЕДА 2-Я
Нареченная Observatorium specula, по-еврейски — Сион

Этот диалог освещает ту же проблематику, что и предыдущий. Путем самопознания человек может прийти к счастью: для этого он должен осознать двойственность собственной природы. Два начала определяют возможность двух противоположных путей для нее, один из которых ведет к несчастью, а другой — к счастью. Два начала характеризуют и Библию, которая способна быть для одних источником истины, для других — заблуждений и суеверий. Аллегорически истолковывая Библию и своеобразно переосмысливая идеи Пифагора и Платона, Сковорода обосновывает идею вечности материи. Познавая в себе вечные законы, человек побеждает в себе злую волю и поднимается над тленностью, достигая истины, любви и душевного спокойствия. Как и предыдущий диалог, это произведение раньше было известно только по названию. И вместе с предыдущим в той же тетради найден И. А. Табачниковым его автограф, относящийся к 1771—1772 гг.» Диалог опубликован в журнале «Философська думка» (1971, № 6). За основу настоящего издания взят автограф.

Цитаты

«Каждый же человек состоит из двоих, противостоящих себе и борющихся, начал или естеств: из горнего и подлого, сиречь из вечности и тления. Посему в каждом живут два демона или ангела, сиречь вестники и посланники своих царей: ангел благой и злой, хранитель и губитель, мирный и мятежный, светлый и темный... Справьтесь, о други мои, с собою, загляните внутрь себя. Ей, сказываю вам, увидите тайную борьбу двоих мысленных воинств, наипаче при начинании важного дела. Вникните только и возникните на думное сердца вашего поле, всех океанов и всяких небес пространнейшее.

«Уничтожив ангельские чины, легко сказать: «Нет бога».

«Не люди сему виною, но овладевший сердцами их дух клеветнический.»

«Ангельскими языками говори, а людей все люби. Истинная любовь не самолюбива.»

«жизнь их есть вот то-то: эвдемония, благовоние, благовеяние»

«Крепка, как смерть, любовь...» «Крылья ее — крылья огня». А когда плотская любовь столь сильно веет и гонит к смертностным вожделениям, то равно и дух божией любви жесток, как буря, шумен, как от вина, углием огненным и пламенем варит, как ад, жжет сердце, воскрыляет и устремляет в горнее: «Жестока, как ад, ревность».»

«Но кто прямо вкусил красоты горнего человека, сил любви ни вода многая угасить, ни реки потопить не могут:»

«Се уже слышали мы — о двоих началах, о двойном роде ангелов и людей, о двоепутии человеческой жизни. Впрочем, ныне сами доумевайте, что от сих же источников рождается двойной вкус в Библии: добрый и лукавый, спасительный и погибельный, ложный и истинный, мудрый и безумный...»

Примечания

«2 Счастье, довольство (греч.). Одно из основных понятий эвдемонизма — направления в античной этике, представители которого считали источником морали стремление человека к счастью. Философско-этическое учение Сковороды является творческим развитием идей эвдемонизма применительно к условиям исторической жизни Украины XVIII в. — 283.»
«3 Дух, который тайно руководит поступками человека. Это представление древних греков о существовании посредника между человеком и невидимой природой отчасти разделяет и Сковорода. — 283.»
«4 Министр Лже-Христа — т. е. защитник дьявола. — 284.»
«5 Симметрию, гармонию, соразмеренное как свойства материальных вещей и явлений Сковорода считает одним из свидетельств присутствия в природе постоянного, закономерного начала, которое исключает проявление чьего бы то не было произвола. — 285.»
«7 Так древние греки называли счастливое предсказание, которое, по их представлениям, приходит справа. — 287.
«10 Теория числа Пифагора и числовая символпка греческого философа долго приковывали внимание Сковороды. Идеи Пифагора своеобразно переплетались у него с представлением о триединстве невидимой натуры. — 292.
«11 Дух Платона Сковорода считает не противоречащим истине. Как и идеи Пифагора, мысли Платона он интерпретирует в соответствии с собственным пониманием истины. — 292.»
«13 Вдовин пенязъ — вдовыша лепта. В Евангелии от Марка (гл. 12) рассказывается, как однажды Иисус, сидя против сокровищницы, смотрел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Одна бедная вдова положила две лепты (полушки). Иисус сказал своим ученикам: женщина эта положила больше всех, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела. — 293.

📖 Григорий Сковорода. Сочинения в двух томах. Том 1. (Конспект) Первый том включает произведения Г.Сковороды, написанные в 1750—1775 гг. Порядок размещения произведений позволяет проследить эволюцию философских взглядов Г. С. Сковороды. Том открывается сборником стихов «Сад божественных песен». Из «Сада» выбраны песни, представляющие ценность в философском отношении. «Басни Харьковские» и последующие произведения, среди которых и два недавно найденных—«Беседа 1-я» и «Беседа 2-я», характеризуют мыслителя как философа, поставившего в центре своей системы этико-гуманистическую концепцию. Том завершает «Разговор, называемый Алфавит, или Букварь мира».

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author