anchiktigra (anchiktigra) wrote,
anchiktigra
anchiktigra

Categories:

Григорий Сковорода. ПЕСНИ. СТИХИ. БАСНИ (цитаты)

САД БОЖЕСТВЕННЫХ ПЕСЕН

Сборник «Сад божественных песен» включает тридцать песен и составлен Сковородой в 70—80-х годах XVIII столетня на основе песен, написанных им по различным поводам, преимущественно в связи с педагогической практикой в 50—60-е годы. Самая ранняя песня относится к 1753 г., а поздняя — к 1785 г. При этом, включая стихи в общий сборник, Сковорода соответственно оформил их при помощи эпиграфов из Священного писания, а также примечаний, объясняющих смысл тех или иных образов. Автографа сборника не сохранилось. Тексты воспроизводятся по наиболее полному списку отдела рукописей Института литературы имени Т. Шевченко АН УССР (ф. 86, № 7), который использовался и при издании Сочинений в двух томах (Киев, 1961).

Здесь публикуется одиннадцать песен, представляющих наибольший интерес со стороны отражения в них философских идей Сковороды.

Цитаты:
«Всякому сердцу своя есть любовь»

«не будет сыт плотским дух.»

«Не пойду в город богатый. Я буду на полях жить, Буду век мой коротати, где тихо время бежит.»

«Не хочу и наук новых, кроме здравого ума,
Кроме умностей Христовых, в коих сладостна дума.»

«Со всех имений телесных покой да воля свята. Кроме вечностей небесных, одна се мне жизнь свята.»

«Часть моя ты, господи...» «Боже сердца моего и часть моя, боже, вовеки».»

«О дражайше жизни время,
Коль тебя мы не щадим!
Коль так, как излишне бремя,
Всюду мечем, не глядим!
Будто прожитый час возвратится назад,
Будто реки до своих повернутся ключей,
Будто в наших руках лет до прибавки взять,
Будто наш из бесчисленных составленный век дней.
Для чего ж мы жить желаем
Лет на свете восемьсот,
Ежели мы их теряем
На всяких безделиц род?
Лучше час честно жить, чем скверно целый день.»

«Брось, любезный друг, безделья,
Пресечи толикий вред,
Сей момент примись за дело:
Вот, вот, время уплывет!
Не наше то уже, что прошло мимо нас,
Не наше то, что породит будуща пора,
Днешний день только наш, а не утренний час.
Не знаем, что принесет вечерняя заря.
Если ж не умеешь жить,
Так учись фигуре сей1
Ах, не может всяк вместить
Разум хитрости тоей.
Знаю, что наша жизнь полна суетных врак,
Знаю, что преглупая тварь в свете человек,
Знаю, что чем живет, тем горший он дурак,
Знаю, что слеп тот, кто закладает себе век.»

«Ах, ничем мы не довольны — се источник всех скорбей!
Разных ум затеев полный — вот источник мятежей!»

«Ведь печаль везде летает по земле и по воде,
Сей бес молний всех быстрее может нас сыскать везде.
Будем тем, что бог дал, рады, разобьем мы скорбь шутя,
Полно нас червям съедати, ведь есть чаша всем людям.»
Славны, например, герои, но побиты на полях.»

«Возлети на небеса, хоть в версальские леса,
Вздень одежду золотую,
Вздень и шапку хоть царскую;
Когда ты невесел, то все ты нищ и гол;
Завоюй земной весь шар, будь народам многим царь,
Что тебе то помогает,
Если внутрь душа рыдает?
Когда ты невесел, то все ты подл и гол.»

«Мать блаженная натура
Не творит ничто же сдура.
Нужнейшее тебе найдешь то сам в себе.
Глянь, пожалуй, внутрь тебя: сыщешь друга внутрь себя,
Сыщешь там вторую волю,
Сыщешь в злой блаженну долю:
В тюрьме твоей там свет, в грязи твоей там цвет.»

«Блаженная натура есть имя господа вседержителя.»

«Ад слово эллинское значит темница, место преисподнее, лишенное света, веселья и дражайшего золота — свободы. Адский узник есть зерцало пленников мучительной своей воли, и сия лютая фурия непрерывно вечно их мучит.»

«Воля, сердце, любовь, бог, дух, рай, гавань, блаженство, вечность есть то же.»

«Прямая ты жизнь. Не красна долготою, но красна добротою»

«Хочешь ли жить в сласти? Не завидь нигде.
Будь сыт малой части, не убойся везде.
Плюнь на гробные прахи и на детские страхи;»

Примечания:

«10 Тема счастья — одна из основных тем художественного творчества и философского учения Сковороды. Показательно, что уже в этой песне поэт-философ четко осознает, какие стороны жизни препятствуют достижению счастья. Счастье связывается им с чистой совестью и высокими порывами к истине и правде. — 61.»
«18 Призывая читателя постигать предел желаний и размышлять над тем, к чему ведут поступки, Сковорода напоминает о необходимости строить свое счастье не на стремлении к славе, а на побуждениях доброй воли. — 62.»
«1 Сион — так в Библии именуется крепость вблизи Иерусалима, которую взял царь Давид со своим войском (Вторая книга Царств, гл. 5). С образом Сиона Сковорода связывает представление о нравственно возвышенном образе жизни истинного человека. — 63.»
«20 Иерихон — один из городов Палестины, подвергшийся нападению израильтян на их пути в обетованную землю. Его неприступные стены, по преданию, пали от звуков священных труб, и город был разрушен. Согласно Библии, бог повелел не брать ничего из иерихонского добра, но один из израильтян нарушил этот запрет, за что бог и наказал израильтян (Ветхий завет. Книга Иисуса Навина, гл. 6—7). В произведениях Сковороды образ Иерихона символизирует низменные, плотские стремления человека. — 63.»
«21 «Некий философ, которого спросили, что он считает самым ценным, ответил: время» (лат.). — 64.»
«28 Так Сковорода интерпретирует одно из близких ему положений этики Эпикура: «Все естественное легко добывается, а пустое [излишнее] трудно добывается» («Материалисты Древней Греции». М., 1955, стр. 211). Это положение Эпикура Сковорода творчески развил, связав его с идеей «сродного труда», в котором он видит главный источник человеческого наслаждения и счастья. — 66.»
«30 Параллель Эпикур — Христос находится в общем русле стремлений Сковороды к синтезу античных и христианских представлений в едином морально-этическом учении, противостоявшего официальной религиозной идеологии.»

СТИХОТВОРЕНИЯ

Начиная с середины 50-х до середины 60-х годов, Сковорода создал ряд стихотворений (эпиграмм, сюжетных фабул, од), сохранившихся либо в автографах, либо в списках-копиях, сделанных В. Томарой и М. Ковалинским. Они были собраны и переплетены М. Ковалинским в отдельную тетрадь, которая хранится в отделе рукописей Института литературы имени Т. Г. Шевченко АН УССР.
Цитаты:

«Не братайся с тем, кто к добру не способный.
С преподобным, и будешь преподобный
;
Паче ж делай не то, что ветрогоны,
Но то, что велят разума законы.»

«Quid est virtus? («Что такое добродетель?») (лат.).
Трудно покорить гнев и прочие страсти,
Трудно не отдать себя в плотские сласти,
Трудно от всех и туне снести укоризну,
Трудно оставить свою за Христа отчизну,
Трудно взять от земли ум на горы небесны,
Трудно не потопиться в мира сего бездне.
Кто может победить всю сию злобу древню.
Се царь — властитель крепок чрез силу душевну.»

«И кто не хочет уступить лихорадке, располагающей ко сну,
У того скоро возвращается радость здоровья.
Кто вынес зиму от начала до конца, у того придет приятная весна.»

«Сладкое вкусит позднее тот, кто в силах поглотить неприятное.»

Примечания:

1 О свободе (лат.). Это стихотворение написано в конце 50-х годов. Оно свидетельствует о том, что представление о вольности Сковорода связывал с освободительной борьбой во главе с Богданом Хмельницким — отцом вольности. Кроме того, в нем звучат личные мотивы и переживания Г. Сковороды, связанные с опасениями оказаться в крепостной зависимости от помещика С. Томары, так как, согласно Третьему литовскому уставу (1588 г.), еще сохранявшему тогда силу на Украине, свободный человек проживший в течение нескольких лет в помещичьем имении, мог попасть в крепостную зависимость от помещика. — 69.»

БАСНИ ХАРЬКОВСКИЕ

Сборник состоит из 30 басен, написанных Сковородой в два приема. Первые 15 басен написаны во второй половине 60-х годов, а остальные 15 — весной 1774 г. Автограф басен не сохранился. Известны три списка XVIII в., хранящиеся в Центральной научной библиотеке АН УССР в Киеве (шифр 326 Л/Муз. 605/2). Институте литературы имени Т.Г. Шевченко АН УССР (ф. 86, № 23) и в Архиве АН СССР в Ленинграде (ф. 216, оп. 3, № 1063). «Басни Харьковские» впервые опубликованы в 1837 г. в Москве попечительным комитетом «Человеколюбивого общества».

«Басни Харьковские» явились одним из первых на Украине оригинальных сборников басенного творчества. Они представляют собой важный шаг на пути развития украинской художественной литературы, а вместе с тем и важный этап в философском развитии Сковороды. Он заключается в том, что в период между написанием первой и второй половины басен Сковорода переходит от художественного к философскому творчеству. Последствия этого перехода сказались на характере второй половины басен, в которых отражена философская ориентация автора. Это видно и на способах построения фабул, и на приемах высказывания морали, не говоря уже о самом содержании моральных выводов. Здесь обсуждаются вопросы о сродном труде, о науке и привычке, о символическом и аллегорическом значении Библии, критикуются люди, стремящиеся к славе и богатству, и т. и. Мораль многИх басен, в особенности второй половины цикла, напоминает небольшие философские эссе с примерами, доказательствами и философскими выводами.»
Цитаты:

«Сим больным, лишенным страха божия, а с ним и доброго вкуса, всякая пища кажется гнусною. Не пища гнусна, но осквернился их ум и совесть.»

«Собакою быть дело не худое, но без причины лаять на всякого дурно.»

«Сила10. Разумный человек знает, что осуждать, а безумный болтает без разбору.»

«Сила. Сердце и нравы человеческие, кто он таков, свидетельствовать должны, а не внешние качества. Дерево из плодов познается.»

«Сила. Многие без природы изрядные дела зачинают, но худо кончат. Доброе намерение и конец всякому делу есть печать.»

«Сила. По разным природным склонностям и путь жития разный. Однако всем один конец — честность, мир и любовь.»

«Сила. Многие, что сами сделать не в силах, в том прочим верить не могут.»

«как практика без сродности есть бездельная, так сродность трудолюбием утверждается. Что пользы знать, каким образом делается дело, если ты к тому не привык? Узнать не трудно, а трудно привыкнуть. Наука и привычка есть то же. Она не в знании живет, но в делании. Ведение без дела есть мученье, а дело — без природы. Вот чем разнится scientia et doctrina (знание и наука).»

«Сила. Кто на погоды или на урожай сердится, тот против самого бога, всестроящего, гордится.»

«Басня 13 Орел и Черепаха 16»
«На склоненном над водой дубе сидел Орел, а в близости Черепаха своей братии проповедовала следующее:
— Пропадай оно летать... Покойная наша прабаба, дай бог ей царство небесное, навеки пропала, как видно из Историй, за то, что сей проклятой науке начала было у Орла обучаться. Сам сатана оную выдумал...
— Слушай, ты, дура! — прервал ее проповедь Орел.— Не через то погибла премудрая твоя прабаба, что летала, но через то, что принялась за оное не по природе. А летанье всегда не хуже ползанья.
Сила. Славолюбие да сластолюбие многих поволокло в стать, совсем природе их противную. Но тем им вреднее бывает, чем стать изряднее, и весьма немногих мать родила, например, к философии, к ангельскому житию.»

«Басня 14 Сова и Дрозд»
«Как только Сову усмотрели птицы, начали взапуски щипать.
— Не досадно ли вам, сударыня,— спросил Дроздик,— что без всякой вашей виновности нападают? И не дивно ли это?
— Нимало не дивно,— отвечала она.— Они и между собою то же самое всегда делают. А что касается досады, она мне сносна тем, что хотя меня Сороки с Воронами и Гранами щиплют, однако Орел с Пугачом не трогают, притом и афинские граждане имеют меня в почтении 17.
Сила. Лучше у одного разумного и добродушного быть в любви и почтении, нежели у тысячи дураков.»

«Басня 15 Змея и Буфон
«Как Змея весною скинула линовище, Буфон, ее усмотрев:
— Куда вы, сударыня,— сказал с удивлением,—отмолодели! Что сему причиною? Прошу сообщить.
— Я вам с охотою сообщу мой совет,— Змея говорит.— Ступайте за мною!
И повела Буфона к той тесной скважине, сквозь которую она, с великою трудностью продравшись, всю старинную ветошь из себя стащила.
— Вот, господин Буфон, извольте пролезать сквозь узкий сей проход. А как только пролезете, тот же час обновитесь, оставив всю негодность по другую сторону.
— Да разве ты меня тут хочешь задушить?— вскричал Буфон. — А хотя мне сюда удастся протащиться, тогда с меня последнюю кожу сдерет...
— Прошу ж не погневаться, — сказала Змея, — кроме сего пути нельзя вам туда дойти, где мне быть удалось.
Сила. Чем лучше добро, тем большим трудом окопалось, как рвом. Кто труда не перейдет, и к добру тот не прийдет 18»

«Старинная пословица: «Глупый ищет места, а разумного и в углу видно».»

«Сила. Без природы, как без пути: чем далее успеваешь, тем беспутнее заблуждаешь. Природа есть вечный источник охоты.»

«Премудрая ходит в Малороссии пословица: «Без бога ни до порога, а с ним хоть за море».
Бог, природа и Минерва есть то же. Как пахнущая соль без вкуса, как цвет без природного своего духа, а око без зеницы, так несродное делание всегда чего-то тайного есть лишенное.»

«Но когда сродности нет, тогда скажи, пожалуй, что может привести в совершенство обучение?»

«Сила. Свет и тьма, тление и вечность, вера и нечестие — мир весь составляют и одно другому нужно. Кто тьма — будь тьмою, а сын света — да будет свет. От плодов их познаете их.»

«Доброму человеку всякий день праздник».»

«Должность наша есть источник увеселения. А если кого своя должность не веселит, сей, конечно, не к ней сроден, ни друг ее верный, но нечто возле нее любит, и как не спокоен, так и не счастлив. Но ничто столь не сладко, как общая всем должность. Она есть искание царствия божиего и есть глава, свет и соль каждой частной должности.»

«Страх господен возвеселит сердце. Оно, как только начнет возводить к нему мысли свои, вдруг оживляется, а бес скуки и уныния, как прах ветром возметаемый, отбегает.»

«Счастлив, кто сопряг сродную себе частную должность с общею. Сия есть истинная жизнь.»

«Сила. И фамилия, и богатство, и чин, и родство, и телесные дарования, и науки не сильны утвердить дружбу. Но сердце, в мыслях согласное, и одинаковая честность человеколюбной души, в двоих или троих телах живущая, сия есть истинная любовь и единство, о котором взгляни 4 гл. стих 32 в «Деяниях» 29 и о котором Павел: «Не есть Иудей, не эллин...» «Все бо вы едино есть во Христе Иисусе» (Послание к галатам, гл. 3)30»

«Вечная правда блаженной натуры никого не обижает.»

«Сия вся язва родится оттуда, что не научился царствию божию и правде его, а думают, что в мире все делается на удачу так, как в беззаконном владении. Но распростри, о бедная тварь, очи твои и увидишь, что все делается по самой точной правде и равенству, а сим успокоишься.»

«каждая стать, пол и возраст и всякая тварь имеет собственные свои выгоды. Но слепая глупость и глупое неверие сего не разумеет, одно только худое во всем видит, подобна цирюльничьим пиявкам, негодную кровь высасывающим. Для сего век над веком возносит, народ выше народа, недовольна своею ни статью, ни страною, ни возрастом, ни сродностью, ни участью, ни болезнью, ни здоровьем, ни смертью, ни жизнью, ни старостью, ни юностью, ни летом, ни зимою, ни ночью, ни днем и при удаче то восходит до небес, то нисходит отчаянием до бездн, лишена как света и духа веры, так и сладчайшего мира с равнодушием и жжется собственным своих печалей пламенем, дабы исполнилось для нее: «А не верующий уже осужден есть». Все же есть благое кроме не видеть царствия божия и правды его, кроме болеть душою и мучиться из роптания неудовольствием; сие одно есть злое. Сие есть гордость сатанинская, воссесть на престоле вышнего покушающаяся. Сей есть точный центр ада и отец страстей.»

«Басня 26 Щука и Рак»
«Щука, напав на сладкую еду, жадно проглотила. Но вдруг почувствовала сокровенную в сладости уду, увязшую во внутренностях своих. Рак сие издали приметил и, на утрешний день увидев Щуку, спросил:
—- Отчего вы, сударыня, не веселы? Куда девался ваш кураж?
— Не знаю, брат, что-то грустно. Думается, для увеселения поплыть из Кременчука в Дунай. Днепр наскучил 33.
— А я знаю вашей грусти родник, — сказал Рак, — вы проглотили уду. Теперь вам не пособит ни быстрый Дунай, ни плодоносный Нил, ни веселоводный Меандр, ни золотые крыльца.
Сила. Рак точную правду сказывает. Без бога и за морем худо, а мудрому человеку весь мир есть отечество: везде ему и всегда добро. Он добро не собирает по местам, но внутри себя носит оное. Оно ему солнце во всех временах, а сокровище во всех сторонах. Не его место, но он посвящает место, не изгнанник, но странник и не отечество оставляет, а отечество переменяет; в которой земле пришелец, той земли и сын, имея внутри себя народное право, о котором Павел: «Закон духовный есть».»
«А беззаконие есть уда, сладостью обвитая, уязвляющая душу.»
«Честолюбие ли тебя ведет ко греху? Оно есть сладость, обвившая уду. Плотская ли сласть пленила? Проглотил ты уду. За серебром ли погнался и впал в неправду? Пленен ты удою. Зависть ли, месть, гнев или отчаянность увязла в душе твоей? Проглотил ты уду, о которой Павел: «Жало же смерти — грех». Безбожие ли вселилося в сердце твоем? Проглотил ты уду, о которой Исайя: «Не радоваться нечестивым». «Говорит безумный в сердце своем: нет бога...» Вражда ли с богом воцарилась внутри тебя? Пожер ты уду, о которой Мойсей: «Проклят ты в городе, проклят ты на селе... Мучит душу твою страх смерти плотской? Увязла в ней уда, о которой Исайя: «Беззаконные взволнуются и почить не смогут». Грех, значит, жить по закону плотских членов и страстей наших, воюющих против закона ума нашего. Таков где скроется? Какое место увеселит его? Какая прибыль раскуражит сердце его? В душе своей и в сердце своем везде и всегда носит несчастие. Взгляни и послушай несчастного раба! «Которое бо хотеть, принадлежит мне, а что делать не обретаю...»
Вот истинный плен! «Всяк согрешающий раб есть греха».»

«Басня 27 Пчела и Шершень»
— Скажи мне, Пчела, отчего ты столь глупа? Знаешь, что трудов твоих плоды не столько для тебя самой, сколько для людей полезны, но тебе часто и вредят, принося вместо награждения смерть, однако не перестаете дурачиться в собирании меда. Много у вас голов, но безмозглые. Видно, что вы без толку влюбилися в мед.
— Ты высокий дурак, господин Советник,— отвечала Пчела.— Мед любит есть и Медведь, а Шершень тоже лукаво достает. И мы бы могли воровски добывать, как иногда наша братия и делает, если бы мы только есть любили.
Но нам несравненно большая забава собирать мед, нежели кушать. К сему мы рождены и не перестанем, пока умрем. А без сего жить и в изобилии меда есть для нас лютейшая смерть.
Сила. Шершень есть образ людей, живущих хищением чужого и рожденных на то одно, чтоб есть, ппть и проч. А пчела есть герб мудрого человека, в сродном деле трудящегося. Многие шершни без толку говорят: для чего сей, например, студент научился, а ничего не имеет? На что-де учиться, если не иметь изобилия?.. Не рассуждая слов Сираха34: «Веселье сердца — жизнь человеку»,— и не разумея, что сродное дело есть для него сладчайшее пиршество. Взгляните на правление блаженной натуры и научитесь. Спросите вашу борзую собаку, когда она веселее? — Тогда,— отвечает вам,— когда гоню зайца. Когда вкуснее заяц? — Тогда,— отвечает охотник,— когда гоняю.
Взгляните на сидящего пред вами кота. Когда он куражнее? Тогда, когда целую ночь бродит или сидит возле норки, хотя, уловив, и не ест мышь. Запри в изобилии пчелу, не умрет ли с тоски в то время, когда можно ей летать по цветоносным лугам? Что горестнее, как плавать в изобилии и смертно мучиться без сродного дела? Нет мучительнее, как болеть мыслями, а болят мысли, лишаясь сродного дела. И нет радостнее, как жить по натуре. Сладок здесь труд телесный, терпение тела и самая смерть его тогда, когда душа, владычица его, сродным услаждается делом. Или так жить, или должно умереть. Старик Катон чем мудр и счастлив? Не изобилием, не чином — тем, что последует натуре, как видно в Цицероновой книжечке «О старости» 35. Спя одна есть премилосердная мать и премудрая путеводительница. Сия преблагая домостроительница несытому дарует много, а мало дает довольному малым.
Но раскусить же должно, что значит жить по натуре. Не закон скотских членов и похотей наших, но значит блаженное оное естество, называемое у богословов три-солнечное, всякой твари свою для нее часть и сродность вечно предписывающее. О сем-то естестве сказал древний Епикур следующее: «Благодарение блаженной натуре за то, что нужное сделала нетрудным, а трудное ненужным» 36.
А поскольку в боге нет мужского пола, ни женского, но все в нем и он во всем, для того сказывает Павел: «Который есть всяческое во всем...»

«Басня 28 Оленица и Кабан»
В польских и венгерских горах 37 Оленица, увидев домашнего Кабана:
— Желаю здравствовать, господин Кабан,— стала приветствовать,— радуюся, что вас...
— Что ж ты, негодная подлость, столь не учтива! — вскричал, надувшись, Кабан.— Почему ты меня называешь Кабаном? Разве не знаешь, что я пожалован Бараном? В сем имею патент, и что род мой происходит от самых благородных Бобров, а вместо епанчи для характера ношу в публике содраную с овцы кожу.
— Прошу простить, ваше благородие,— сказала Оленица,— я не знала! Мы, простые, судим не по убору и словам, но по делам. Вы так же, как прежде, роете землю и ломаете плетень. Дай бог вам быть и Конем!
Сила. Не можно довольно надивиться глупцам, пренебрегшим и поправшим премного честнейший и бесценный добродетели бисер на то одно, чтоб продраться в чин, совсем ему не сродный. Какой им змий в ухо нашептал, что имя и одежда преобразят их в бытии, а не жизнь честная, достойная чина? Вот точные граки Эзоповы, одевающиеся в чужие перья38. Из таковых сшитое жительство подобное судну, в котором ехали морем одетые по-человечески обезьяны, а ни одна править не умела. Если кто просвещенное око имеет, какое множество видит сих Ослов, одетых в львиную кожу! А на что одеты? На то, чтоб вполне могли жить по рабским своим прихотям, беспокоить людей и проламываться сквозь законов гражданских заборы. А никто из достойных чести на неучтивость скорее не сердится, как сии Обезьяны с Ослами и Кабанами. Древняя эллинская пословица: «Обезьяна обезьяною и в золотом характере».
Вспоминает и Соломон о свинье с золотым в ноздрях ее кольцом (Притчи, гл. И, стих 22). Знаю, что точно он сие говорит о тленных и бренных фигурах, в которых погрязло и скрылося кольцо вечного царствия божия, а только говорю, что можно приточить и к тем, от которых оное взято для особливого образования в Библию. Добросердечные и прозорливые люди разными фигурами изображали дурную душу сих на одно только зло живых и движимых чучел. Есть и в Малороссии пословица: «Далеко свинья от коня».»

«Сила. Конечно, сия премудрая Ева есть прабаба всем тем острякам, которые человека ценят по одежде, по телу, по деньгам, по углам, по имени, не по его жития плодам. Сии правнуки, имея тот же вкус, совершенно доказывают, что они суть плод от сей райской яблони. Чистое, и как римляне говорили, candidum — белое, и независтное сердце, милосердное, терпеливое, куражное, прозорливое, воздержное, мирное, верующее в бога и уповающее на него во всем — вот чистый звон и честная души нашей цена! Воспоминает и сосуд избранный Павел о сосудах честных и бесчестных (2, «К Тимофею», гл. 2, стих 20, и «К римлянам», 9, стих 21) 39. «Утроба буйно как сосуд сокрушен и всякого разума не удержит» (Сирах, гл. 21, ст. 17).
Известно, что в царских домах находятся фарфоровые, серебряные и золотые урыналы, которых, конечно, честнее глиняная и деревянная посуда, пищею наполняемая, так как ветхий сельский храм божий почтеннее господского бархатом украшенного афедрона. Изрядная великороссийская пословица сия: «Не красна изба углами, а красна пирогами».»

«Не ищи то, что тебе нравно, но то, что другу полезно: тогда и я готов быть третьим вашим другом.»

«Дружбы нельзя выпросить, ни купить, ни сплою вырвать. Любим тех, кого любить родились так, как едим то, что по природе, а у бога для всякого дыхания всякая пища добра, но не всем.»

«Подобного к подобному ведет бог».»

«Не должно же друга нудить к тому, что тебя веселит, а его мучит.»

«Счастлив, кто хоть одну только тень доброй дружбы нажить удостоился. Нет ничего дороже, слаще и полезнее ее. Великая Русь просвещенно поговаривает: «В поле пшеница годом родится, а добрый человек всегда пригодится». «Где был?» —У друга. «Что пил?» — Воду, лучше неприятельского меду»». Носится и в Малороссии пословица: «Не имей ста рублей, как одного друга». Но не достоин дружеской любви превозносящий что-либо выше дружбы и не положивший оную остатним краем и пристанищем всех своих дел и желаний. Соловей преславное свое имя уступает самовольно другу. Сладка вода с другом, славна с ним и безименность. Катон сказал: «Пропал тот день, что без пользы прошел» 42. Но Траян43 (чуть ли не Тит) 44 яснее сказал: «О друзья, погиб мой день — никому я не услужил».
Всякой власти, званию, чину, состоянию, ремеслу, наукам начало и конец — дружба, основание, союз и венец обществу. Она создала небо и землю, сохраняя мир миров в красоте, чине и мире. «Бог любви есть...»

«Доброе братство лучше богатства».»

«вождь верный есть природа; счастлив же последующий ему»

«друг есть фигура и образ священной Библии.»

«Христос есть всех тех слов цель. Он есть премудрость божия, глаголящая к нам: «Вы друзья мои... Се мать моя и братья...» (Марка, гл. 3) 46.
А как творящие волю божию суть мать и братья Христовы, так взаимно им Библия.»

«Скажи мне, что есть друг? Слуга и доброжелатель.»

«И как имеющий очи все видит, так чувствующий бога все разумеет и все имеет —все, что для себя. А если черепаха крыльев не имеет, какая нужда? Они для птицы нужны.»

«Но если все знаешь, что тебе надобно, сие значит совершенную мудрость. Пересмотрев все планеты и приобрев все миры, не имея и не зная то, что для тебя, и скуден, и не зпаток, и не весел ты, так как, перевидав все дороги, но не увидав твою, ничего и не знаешь, и не имеешь, и не куражен. Да и как быть можешь куражен, лишен для тебя нужного?

«Охота, любовь, огонь, свет, пламень, разжжение есть то же, «Бог любви есть...»

«О сем просвещающем и распаляющем, но не опаляющем огне Соломон в Песне Песней48:
Крепка, как смерть, любовь,
Жестока, как ад, ревность,
Крылья ее — крылья огня;
Углие огненное — пламя ее (гл. 8).
Сей божественный кураж просвещал тьму их, согревал отчаяние, прохлаждал зной, услаждал горести, а без сего всякое счастье есть несчастное.»

Примечания:

17 «Сова у древних греков считалась птицей богини мудрости Афины, и поэтому к ней относились с почтением.»
28 «Подобное к подобному ведет господь» (лат.)»
33 «счастье зависит не от места и времени, а от духовного спокойствия и сродного труда. — 98.»
«44 Тит Флавий Веспасиан (41—81 гг.) — римский император. Славился своей щедростью и добротой. А когда однажды за обедом он вспомнил, что за целый день никому не сделал хорошего, то произнес свои знаменитые слова, памятные и достохвальные: «Друзья мои, я потерял день!» (Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1966, стр. 207). — 105.»

📖 Григорий Сковорода. Сочинения в двух томах. Том 1. (Конспект) Первый том включает произведения Г.Сковороды, написанные в 1750—1775 гг. Порядок размещения произведений позволяет проследить эволюцию философских взглядов Г. С. Сковороды. Том открывается сборником стихов «Сад божественных песен». Из «Сада» выбраны песни, представляющие ценность в философском отношении. «Басни Харьковские» и последующие произведения, среди которых и два недавно найденных—«Беседа 1-я» и «Беседа 2-я», характеризуют мыслителя как философа, поставившего в центре своей системы этико-гуманистическую концепцию. Том завершает «Разговор, называемый Алфавит, или Букварь мира».

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author