Аня Скляр

С широко закрытыми глазами (Eyes Wide Shut, 1999). Режиссер Стэнли Кубрик. Скрытый смысл.



Фильм-сон, фильм-фантазия, фильм-загадка. Фильм о том, как часто фантазмы заменяют реальные отношения, превращая их в суррогат. "Фильм о психологической импотенции, когда любовь заменяется привычкой и напоминает опорожненный сосуд". Он прекрасно отображает проблему "съедания мозга" в отношениях. В отношениях, которые медленно идут на спад, когда в них присутствует проблема в сексуальной сфере. Мы наблюдаем яркий показатель психопатологии функций Супер-Эго, которые приводят к безразличной пренебрежительности либо откровенной враждебности, выражающие примитивные уровни агрессии, часто разрушающие пару. При тяжелой патологии ограничивающего Супер-Эго, возникают провокации со стороны одного из влюбленных, что приводит к провоцированию ответного поведения у другого. Фантазии, рассказанные героиней, послужили толчком к ответной агрессивной реакции мужчины. Ее беспочвенная ревность, являющаяся ложным фантазмом, толкает мужчину на частную вечеринку с оргиями. Причем, следует отметить, что оргия проистекает в масках, т.е. опять-таки режиссер словно показывает всю силу Супер-Эго нашего общества. Быть скрытым и заниматься групповым сексом - вот тот способ доказать себе возможность самого сексуального акта, признать его законным, испросить разрешения у Отца или Матери. Место, куда попадает наш герой, - элитный клуб для избранных. И сложно сказать, почему там он посчитался чужаком. Видимо, он привнес с собой карающий взгляд Другого, которого так стремились избежать участники клуба. Реальность искаженного наслаждения в этом фильме показана опасным местом - здесь умирают от СПИДа, передозировки наркотиков... И только фантазии полны чувственных удовольствий и отсутствующих запретов. Именно фантазии и остаются часто у ребенка, когда он не смог преодолеть Эдипов комплекс и на всю жизнь остался в зависимости от сильной фигуры матери и отца. Ребенок не живет, а убегает в иллюзии, не может построить нормальные моногамные отношения, стремится воплотить 2 фигуры - невинной жены-матери Богини и развратной проститутки, которая не будет его ругать за сексуальные влечения и желания. Закрытый клуб Радуга - это место поднебесной, оно отождествляется со смертью, переходом в иной мир - здесь и показана вся эта ритуально-мистическая обстановка. Неслучайно, фильм заканчивается словами Элис: «Знаешь, есть кое-что очень важное. То, что нам надо сделать как можно быстрее». «Что?» — спрашивает Билл, а Элис отвечает: «Потрахаться». Элис перестает быть матерью, которую нельзя "иметь". Кстати, с этой проблемы и начинается фильм - женщина предстает развратной, что снимает с нее маску строгой, обвиняющей, высмеивающей и подавляющей матери, преданной жены, которую на нее нацепил мужчина. Которая и медленно вела к обнищанию их отношений. Теперь же, жена – не только мать, но и femme fatale, соблазнительница или проститутка. Таким образом, происходит разрешение на реальный секс, разрешение проблемы, снятие конфликта, снятие сильных внутренних запретов на сексуальность. Происходит активация либидо, жизни, стремления к жизни. Супер-Эго свергнуто, оно больше не жаждет искаженных форм секса либо его полного отсутствия. Либидо проявлено, люди, проще говоря, разрешают себе без чувства вины заниматься сексом, наслаждаться друг другом и не флиртовать с другими. Они разрешают себе широко ОТКРЫТЬ глаза. Этот фильм - прекрасная возможность задуматься над тем, как часто люди играют в отношениях, бытийствуют, не будучи самими собой. Они демонстрируют  желание быть другим человеком, быть не такими, кто они есть. Отсюда и маскарад, потеря персоны.  Интересен взгляд Дайэн Джонсон, в котором она четко все расписала по пунктам: «Фильм представляет собой карту мужской души, на которой обозначены страх, желание, вездесущий секс, одержимость смертью, связь между смертью и Эросом, а также тревога, порождаемая в мужчинах женской сексуальностью». Анна Скляр.



С широко закрытыми глазами. Описание и толкование, объяснение смысла фильма:

Билл и Элис Харфорд — супружеская пара, производящая впечатление счастливых людей, живущих своей размеренной жизнью в полном достатке. Но за фасадом идеальных отношений скрываются потоки ревности, неудовлетворенности, тайных желаний и жажды чего-то запредельного. Первый шаг делает Элис, рассказывая мужу о своих фантазиях. Терзаемый ревностью Билл идет дальше, выходя за рамки мыслей и слов. Он наяву отправляется в пьянящую сексуальную одиссею, ведомый соблазном и щекочущими нервы переживаниями. Если бы в начале пути он знал, что пределом его мечтаний станет возможность вернуться к своей привычной семейной жизни, он бы не поверил, ведь искушение вкусить запретный плод было слишком сильно…

Это сновиденческий трактат о верности, желаниях и пороках в браке и обществе. Это джазовый фильм Кубрика. Волнительный и завораживающий, сюрреалистичный и непостижимый. Женщина в картине классика – существо неудовлетворенное, недовольное, завистливое и горделивое. Пролеты от первого лица, нарочитая замедленность разговоров, неторопливое повествование и легкая затуманенность изображения намекают на ирреальность событий. Судьба героя похожа на сон, как и сам фильм для зрителя. Недаром Дэвид Линч утверждал, что уникальность кино в том, что оно передает ощущение сна. Билл созерцает и обдумывает увиденное, а зритель толкует кубрикианский сюжет, похожий на сновидение. Жизнь героя превращается в кошмар, который становится его новой реальностью. Происходит слияние сна и реальности. И, конечно, толпы масок, которые глядят на нас. Если долго всматриваться в бездну – бездна всматривается в тебя. Одновременно Билл находится внутри фантазии, и фантазия внутри него, так и зритель является и наблюдателем, и следопытом. Таким образом режиссер учит нас изучать кино, всматриваться в него, ведь после ритуала блуждающий муж самостоятельно распутывает загадку ночной церемонии, как смутный сон, и осознает, что «обстоятельства изменились». И вот уже сам фильм переходит из разряда мелодрамы в детектив.

Вдобавок Стэнли Кубрик делает ударное заявление, что все люди – проститутки, окруженные соблазнами. И ты либо в клане и знаешь пароль («Фиделио», если что), либо тебя «постигнут самые ужасные последствия». Название фильма намекает на то, что мы на самом деле видим не то, на что смотрим. «С широко закрытыми глазами» не только о сексе. Секс – не содержание. Настоящая порнография проявляется в изображении безобразного богатства и бесстыдства так называемой элиты, для которой единственный абсолют – наслаждение. Кстати, «Фиделио» – название оперы Людвига ван Бетховена, чью девятую симфонию слушает юный насильник в «Заводном апельсине», которая пробуждает тягу к сексу и насилию. Между прочим, мир «Заводного апельсина» лишен божественного и нравственного, так и здесь Рождество – не счастливые семейные посиделки с подарками и ряженой елкой, а торжество разврата. «Веселого Рождества и Нового года!», – кричит вслед респектабельным мужчинам радостный мистер Милич, чью малолетнюю дочь, похоже, тоже «трахали». Кубрик иллюстрирует персонажей морально и эмоционально пустых и обреченных.

«Мягкая порнография», «фильм с декадентской атмосферой», «фильм-сон», «фильм о сексе, деньгах и смерти» – принимайте «Широко закрытые глаза» такими, какие они есть. Главная особенность «Широко закрытых глаз» – это тщательно воссозданная Кубриком атмосфера сна, который вот-вот должен скатиться в кошмар, но всё никак не скатывается, висит на волоске над бездною. Главный герой постоянно оказывается в «предельных ситуациях», иногда даже опасных для жизни.

Обнажённое тело символизирует истину, которую созерцает познающий, если он не остановился на внешней, несущественной стороне явлений и сумел снять их покровы.

Элис и Билл отправляются на вечеринку к Циглеру. Обилие разноцветных рождественских украшений, которые мы видим на протяжении фильма, обозначает внешнюю, радужную сторону жизни и мира.
«С широко закрытыми глазами» — последний кинофильм режиссёра Стэнли Кубрика (1999), вышедший на экраны через несколько месяцев после его смерти. Сюжет фильма навеян повестью Артура Шницлера «Новелла о снах» (1925), однако в повествование введены новые действующие лица, а действие перенесено из Вены 1920-х годов в современный Нью-Йорк. Главные роли исполнили тогдашние ещё супруги — актёры Том Круз и Николь Кидман.
Мнения кинокритиков о фильме были полярно противоположными: одни называли его самым неудачным фильмом Кубрика, другие — его последним шедевром.

В основе фильма – малоизвестная повесть австрийца Артура Шницлера «Новелла снов». Валерий Кичин: «Действия героев точнее всего определить словом „блуждания“ — они бесцельны, хаотичны и алогичны, как действия загипнотизированного удавом кролика. В фильме особый, нездешний ритм. Всё, как во сне, заторможенно. Фразы в диалоге не говорятся, а роняются — медленно, слово за словом.»



Джек Николсон вот так оценивает «Новеллу снов»: «Это книга об опасностях семейной жизни, о попытках сохранить отношения, о выборе – остаться или уйти. Стэнли был очень семейным человеком. То, что он хотел снять, не имело к нему самому отношения, но было очень ему интересно». Особенно любопытно, что – по словам Нэрмора – «Кубрик сначала подумывал сделать из повести Шницлера чёрную комедию со Стивом Мартином».

Кубрик приобрёл права на экранизацию рассказа «Traumnovelle» австрийского писателя Артура Шницлера ещё в 1968 году и готовился к съёмкам 30 лет.

Роль Тома Круза – не из простых, хотя, как пишет Нэрмор, она «очень неблагодарная». Бедняжке Крузу чаще всего приходится только наблюдать за событиями, глупо на них смотреть. Он словно во сне – и это вполне возможный вариант, – но не принимает в нём участия, он только проходит сквозь него. Всё вокруг героя Круза движется, живёт, грешит, умирает – а сам Круз больше похож на бледную тень, или на человека, который носит маску, или на манекена в магазине.

Николь Кидман: «Стэнли считал людей натурами противоречивыми. Однако он восхищался страстью, преданностью, верностью. Ведь «Широко закрытые глаза» именно об этом, они о преданности. Это очень оптимистический фильм. Люди считают его мрачным, но он полон надежд».

Поллак: «Фильм Кубрика рассказывает правду о сексуальных отношениях, но только это не буквальная иллюстрация, а художественное произведение».

Широкова Ольга: Уже во время сборов бросается в глаза нарцисстическое самолюбование главного героя и отсутствие внимания к жене. Когда она его спрашивает, как она выглядит, он смотрит на себя в зеркало, а не на нее. По мере разворачивания действия возрастает ощущение нарциссического кокона, в котором живет Билл. Его привычные слова как правило «отлично», «замечательно», он ведет себя как будто вокруг нет ничего, чтобы могло омрачить его жизнь и заставить усомниться в собственной непогрешимости. Отправляясь на загадочную вечеринку, Билл хочет некой инициации, пропуск во мир взрослых сексуальных фантазий, при этом когда они начинают раскрываться ему, они его пугают. Билл возвращается к жене, и видит найденную маску — его фантазии обнаружены и ничего не остается, как поделиться ими с Элис.

Как пишет Нэрмор: «Ключевая сцена фильма, тайная оргия – это нечто среднее между древним обрядом, венецианским карнавалом и порнографической сказкой».

Для Славоя Жижека весь фильм — фантазия на тему динамики совместного и одиночного наслаждения в браке. Когда в конце фильма жена предлагает мужу неожиданное решение проблем («нам нужно как можно скорее потрахаться»), Жижек трактует это как грубую попытку вырвать мужа из мира опасных фантазий: «реальный половой акт выступает в качестве защитной меры от наплыва фантазий».


Дж. Розенбаум привлекает для толкования фильма афоризм Ж. Делёза об «идентичности мира и мозга»: весь фильм — о том, как примирить одно с другим, как найти равновесие между грёзами и бодрствованием. На это указывает и само название фильма. Реальность в фильме текуча и легко оборачивается фантазией: то, что Билл «наяву» видел на оргии в клубе, его жене привиделось во сне.
Фильм о природе фантазий

По фильму рассыпаны детали, намекающие на фантазийную сущность блужданий главного героя по Нью-Йорку. Пароль «фиделио», благодаря которому он попадает на тайный ритуал, происходит от латинского слова «fidelis», что означает «верный». Кроме того, «Фиделио, или Супружеская любовь» — это название единственной оперы Людвига ван Бетховена. В сценарии пароль звучал «радуга». Герою Круза в начале фильма, на вечеринке, две девушки предлагали направиться «туда, где кончается радуга». Такое же название — «Радуга» — носит магазин, где герой приобрёл карнавальную маску. У Шницлера паролем было слово «Дания» — намёк на страну, с которой в воображении главного героя связана измена его жены. Все, кого встречает в ходе своих странствий по городу Билл (будь то мужчины или женщины), видят в нём потенциального полового партнёра. Эти люди — проекции его тайных желаний. Однако Билл предпочитает двигаться дальше, как бы опасаясь своей реакции на эту провокацию — реакции более сложной и неоднозначной, чем он готов себе признаться в этом. Ему не суждено реализовать ни один из фантазийных сценариев, он обречён занимать положение пассивного наблюдателя. Желания Билла всё время грозят пойти по мазохистскому сценарию и обернуться кошмарами. Так, его заносит на безрадостную оргию, где он подвергается осуждению и символической казни. Он едва избегает объятий проститутки, которая, как выясняется, могла бы заразить его смертельной болезнью.Тихая жизнь в браке нагоняет на Билла тоску, но он не готов погрузиться с головой и в пучину запретных желаний. В некоторых работах выдвигаются предположения, что Кубрик продолжает тему хичкоковской «Марни» и «Конформиста» Бертолуччи: вечная неудовлетворённость Билла — следствие его тайной гомосексуальности. Однако если герои Хичкока и Бертолуччи в конце фильмов буквально открывают глаза на истинные причины своих слабостей, то известный мизантроп Кубрик приходит к неутешительному выводу: человек слишком слаб, чтобы жить с широко открытыми глазами, так что ему ничего не остаётся, как жить с глазами широко закрытыми.



Евгений lookaround Тумило специально для drugoe_kino: О СНАХ. Для понимания фильма чрезвычайно полезно ознакомиться с концепцией психоанализа о снах, появившейся и набравшей популярность в начале 20-го века. Зигмунд Фрейд, основатель метода, говорил, что толкование сновидений есть Via Regia, Царский Путь к познанию бессознательного. В снах раскрывается бессознательное, наполненное нереализованными желаниями и фантазиями, в первую очередь, сексуальными. Именно о природе сексуальных фантазий, об их "сонной" природе говорится в картине Кубрика. "Широко закрытые глаза" — точная метафора для передачи состояния, когда я смотрю и не вижу, или вижу не то, что есть, а то что хочу увидеть, то есть сплю наяву, фантазирую. Сам фильм при этом очень похож на сновидение. Ощущение нереальности — то сказки, то кошмара. Отдельные сцены слабо увязаны между собой. Каждый встреченный главным героем персонаж, будь то женщина или мужчина, испытывает к нему недвузначное сексуальное влечение, словно являясь проекцией его неудовлетворённых импульсов. Реальность вокруг полна символов, переходящих из сцены в сцену — например, Билл говорит о радуге с легкомысленными подружками на приёме, а вот он уже в магазине "Радуга", торгующем карнавальными костюмами. Герои, появляясь в одной сцене, бесследно исчезают в другой. Нуаровая стилистика тоже, как нельзя кстати — крайне запутанное действо, тягучая, "липкая" атмосфера фильма, нагнетание напряжения при отсутствии экшна, атмосфера недоверия, лжи, циничного фатализма. И главный герой, плохо понимающий, что с ним происходит и словно бы ведомый по сюжету супротив своей воли. Фильм кончается, когда просыпается не главный герой, но зритель, которого картина Кубрика, также как и яркое сновидение, пугает и озадачивает.



О МУЗЫКЕ. Музыка в фильме не менее волшебная и загадочная, под стать сюжету. Одним из лейтмотивов картины является "Вальс №2" из "Джазовой сюиты" Шостаковича, история которого полна загадок. Партитура этого вальса, такого знакомого и похожего на многие другие вальсы, была утеряна и восстановлена чуть ли не по газетной вырезке. Более того, в нем нет ничего джазового, а известен он стал и вовсе по оркестровке для парковых оркестров. Примечательно, что не только начало картины, но и финальные титры идут опять же под убаюкивающую музыку вальса Шостаковича. Словно бы автор хочет успокоить всколыхнувшееся море бессознательного. Дав зрителю иллюзию прозрения и сопричастности к тайне, Кубрик погружает его навеки обратно — в липкую и комфортную дрёму, качая его на волнах то ли Амура, то ли Дуная. Вторая загадка - это пугающее и завораживающее пение на непонятном, неземном и в тоже время очень знакомом языке во время загадочного ритуала в Замке. Композитор фильма использовал здесь фрагмент православной Литургии на румынском языке ("Еще молимся о милости, жизни, мире, здравии, спасении и прощении всех..."), прокрученной в обратном направлении. Кроме того, в фильме используется пьеса Листа "Серые облака", отрывок из "Реквиема" Моцарта (Rex tremendae majestatis, царь потрясающего величия), а также музыка венгерского композитора-авангардиста Дьёрдя Лигети — тот самый режущий набор звуков, нагнетающий саспенс на протяжении фильма. Интересно, что музыку последнего Кубрик использовал ещё в своей "Космической Одиссее", причём без разрешения, чем вызвал долгое разбирательство между композитором и компанией MGM.



О СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ. Многие считают "Широко закрытые глаза" хорошим наглядным пособием по семейной жизни, в особенности в том, что касается измен. Этот несколько "бытовой" аспект отношений находит у Кубрика амбивалентное звучание. "Прелесть брака в том, что обман становится необходимостью для обоих," — говорит красавец-венгр, танцующий с Элис. В то же время весь фильм ведёт к тому, что брак возможен только при наличии максимального доверия. Спасительная сила верности иллюстрируется звонком жены Билла как раз в тот самый момент, когда он уже готов переспать с симпатичной девицей, не ведая о смертельной опасности. С другой стороны, именно пароль fidelio - "верность" - увлёк главного героя в опасную авантюру. Брак Билла и Элис типичен. Центробежные силы конкурируют с центростремительными, желание слиться - с желанием сбежать. Супруги хотят быть ближе друг к другу, и в тоже время подлинная близость их пугает. Это обстоятельство очень метко выразил Константин Бальмонт, живший с автором и героями романа примерно в одно время:
Душа с душой – как нож с ножом,
И два колодца – взгляд со взглядом.
Коль скажем: «Любим» – мы солжём,
Коль скажем: «Нет» – жизнь станет адом.
И мы друг друга – стережём,
И мы всегда друг с другом – рядом.
Декабрь 1908, Флоренция



О ПРАЗДНИЧНОЙ КРУГОВЕРТИ. Несмотря на то, что картина совсем не смотрится как рождественская, трудно найти киноленту с таким количеством разноцветных гирлянд и украшенных ёлок в кадре. Они присутствуют без исключения в каждой сцене фильма... кроме одной — самой загадочной и самой пугающей. Трудно себе представить, но 100 лет назад не было телевидения как главного способа развлечения человечества. Более того, подозреваю и такого истерического стремления к развлечениям не было. Кинематограф ещё только зарождался, и основным развлечением были празднества (для большинства) и балы (для избранных). Квинтэссенцией и того, и другого можно было бы назвать карнавал – праздник, связанный с переодеваниями, маскарадом и массовыми гуляниями. Исторически карнавалы приходились на конец зимы, как раз в канун великого поста. «Прощай мясо» (лат. carne vale) – так их шутливо называли. Кстати, шут на карнавале был главной фигурой, задающей тон всему происходящем, поэтому бытует и другое название карнавала – «корабль дураков»(лат. car val). Повсеместное дурачество, атмосфера несерьёзности служит выгодным контрастным фоном для экзистенциальных поисков главных героев. Шницлер соотнёс действие своего романа с одним из самых известных и ярких карнавалов - Венецианским, что, в общем, логично, учитывая географическую близость Вены. Кубрик, сохранив венецианский антураж для одной из главных сцен, перенёс, скорее вынужденно, действо на Рождество – более близкий, понятный и не утративший сакральное значение праздник. Именно в канун Рождества (для Америки, или в канун Нового Года для России) обостряются все желания и чувства. Эту лихорадку, лёгкое помешательство вследствие неудовлетворенности и завышенных ожиданий вы и сами хорошо знаете. В Рождество мы как никогда чувствуем свое единение с близкими людьми, либо, напротив, своё одиночество. В первом случае мы стремимся провести время в тёплом семейном кругу, во втором — в слепой вере на чудо мы готовы к любым приключениям. Вот и доктор Билл Харфорд, внезапно почувствовав разрыв дистанции с супругой, отправляется в весьма опасное путешествие.


О ГЛАВНОМ ГЕРОЕ. Кто же такой Билл Харфорд? Начнём с того, что он — типичный американец. Так, например, фамилию Харфорд он получил от создателя фильма в честь Харрисона Форда, "типичного американца" с точки зрения англичанина Кубрика. Типичный американский доктор, как и юрист — это светоч морали и оплот закона. Доктор Харфорд ведёт размеренную жизнь со всеми признаками успеха — дом, семья, престижная работа, связи. Он ведёт себя, как король жизни, щедро оплачивая всё и всех, теша таким образом своё самолюбие и заглушая возможное чувство вины. Но, я думаю, мы все видали таких "королей" где-то среди своих знакомых. На поверку короли оказываются маленькими капризными принцами, искренне верящими в любовь, но способными только на флирт. В глубине души они до смерти боятся подлинности. Да, они прекрасно осваивают правила любых игр, в этом обгоняя многих, но когда речь заходит об иррациональном, в первую очередь, о глубоких чувствах, особенно своих собственных — они пасуют. Им нужна помощь, возможно даже проводник в этот незнакомый мир. Именно поэтому доктор Билл так ведётся на каждую femme fatale. Кто-то из исследователей отмечает латентную гомосексуальность героя. Однако единственное прямое указание на это — столкновение с толпой гомофобных подростков - является на самом деле лишь переделкой романа в угоду политкорректности. В оригинале доктор слышит от подростков антисемитские оскорбления, что для Австрии того времени было весьма характерно. Так что доктор Билл скорее асексуален и в каком-то смысле невинен, умудрившись при этом прожить десяток лет с супругой и даже обзавестись ребёнком. Герой Тома Круза инфантилен, как фактически и все персонажи в исполнении этого актёра. Выбор Кубрика был идеален: нестареющий подросток как нельзя лучше подошёл замыслу фильма. Показательна самая первая сцена в фильме, где герой Круза, "глава семьи", спрашивает супругу, где его бумажник. Возможно, впервые столкнувшись так открыто с собственным бессознательным — с ревностью, обидой, завистью, вызванными откровениями жены, Билл интуитивно ощущает громадную пропасть, разверзшуюся между ними, и свою внутреннюю неустроенность, беспокойную неудовлетворённость. Именно эта неудовлетворённость заставляет его пуститься во все тяжкие. В отличие от супруги, которая только в мечтах готова была отказаться от семьи, ребёнка и даже жизни в поисках страстей, Билл готов сделать то же самое в реальности и фактически ступает на эту дорожку. Уместна будет отсылка к принцу Гаутаме, который в похожем возрасте бросает жену, ребёнка и беззаботную жизнь, когда впервые сталкивается с людскими страданиями - болезнями, старостью, смертью. Наш доктор всего этого насмотрелся и так — неслучайно в начале фильма сцена с умершим пациентом - но реагирует он на корень всех страданий, на страсть. В праславянском языке, кстати, страсти и есть страдания (см. Страсти Христовы). Но там, где Гаутама проходит все испытания, вступает в поединок с Марой (богом смерти, морока и фантазий) и побеждает, становясь Пробуждённым, доктор Харфорд терпит тотальное поражение — он не побеждает свои желания, а лишь глубоко-глубоко их подавляет. В итоге оба возвращаются к своим жёнам, один - как победитель, другой - как побеждённый. Не пройдя рождественских испытаний, побитый, беспомощный и виноватый, так и не решившийся вкусить плодов ни с одной ветви, утративший в финале всех своих проводников в запретный мир, Билл отказывается от рефлексии и сдаёт ответственность за совместное будущее Элис, оставаясь большим ребёнком на попечении мамочки. Ему только и остаётся, что смотреть на мир широко закрытыми глазами.



С широко закрытыми глазами. Награды:
1. Золотой глобус, 2000 год. Номинации (1): Лучший саундтрек.
2. Сезар, 2000 год. Номинации (1): Лучший фильм на иностранном языке
3. Венецианский кинофестиваль, 1999 год. Победитель (1): Премия 'Bastone Bianco'

В главных ролях:
Том Круз
Николь Кидман
Сидни Поллак
Мария Рихардсон
Раде Шербеджия
Тодд Филд
Винесса Шоу
Скай Дюмон
Фэй Мастерсон
Лили Собески

бюджет $65 000 000

Избранные записи из этого журнала

Для этой записи комментарии отключены.