Аня Скляр

Сара Эдисон Аллен - Первые заморозки (2017)



Каждая женщина в роду Уэверли обладает магическим даром. Клер умеет готовить из цветов волшебные леденцы, а ее сестра Сидни делает искусные стрижки, способные необъяснимым образом перевернуть жизнь человека. У пятнадцатилетней Бэй, дочки Сидни, особый талант — она точно знает, на каком месте должна находиться та или иная вещь. И вот приходит долгожданный октябрь с его первыми заморозками, которые в семье Уэверли отмечают как праздник, в саду — как обычно! — зацветает старая яблоня, и в доме наступают перемены. Но к лучшему ли они? В городе появляется загадочный незнакомец , который уверяет Клер, что она вовсе не принадлежит к семье Уэверли, поэтому ее дар — ненастоящий. Предприятие по производству чудесных леденцов оказывается под угрозой... Такая современная интерпретация Ромео и Джульетты.

Цитаты из книги Сара Эдисон Аллен - Первые заморозки:

«Резкий ветер, похоже, наконец принес в Бэском осень — без всякого предупреждения, точно в один взмах метлы. Ее холодное дыхание уже ясно чувствовалось в воздухе, и всюду были влажные опавшие листья: они лежали во дворах, на тротуарах, на проезжей части, налипали на машины. Казалось, весь мир припорошило смесью коричневого сахара и корицы.»

«Каждый имеет право на свои странности.»

«Если тебя бросили ребенком, ты никогда не сможешь забыть, что люди способны тебя оставить, даже если они вовсе не собираются этого делать.»

«Со странными людьми невозможно тягаться. Они все равно выиграют»

«Ты — это тот, кто ты есть, и это тот краеугольный камень, на котором держится все твое существо. Можно потратить всю жизнь, пытаясь выкопать этот камень, а можно что-то на нем построить. Выбирать тебе.»

«Иногда ты считаешь дверь запертой, потому что никогда не пытался ее открыть.»

«Сидни не знала, какие чувства испытывает Джош к ее дочери в данный момент, зато знала, как просто влюбиться в человека, который уже влюблен в тебя. Это немного сродни тому, чтобы влюбиться в себя самого.»

«Воздух, когда они вышли на крыльцо, был терпким и прохладным, как лаймовое мороженое.»

«Осенние ветры приносят с собой незнакомцев.»

«Все будет точно так же, как здесь, куда бы ты ни поехала, если ты сначала не изменишься сама.»

«Как ни старайся, нельзя подхватить человека, который даже не подозревает, что падает.»

«Кто ты такая, ни под какое сомнение не поставлено. Что твое, то твое. Этого тебя лишить не может никто. Только ты сама можешь от этого отказаться. Ты готова отдать это все какому-то незнакомцу?»

«Нет более надежного способа обратить на себя внимание тщеславной женщины, нежели демонстративно ее игнорировать.»

«Счастье — это не мимолетный миг, который остается в прошлом. Счастье — это то, что у тебя впереди. Каждый божий день.»

«По всей округе стояла такая тишина, какая бывает только в холода: как будто звуки застывали в воздухе, не успев достигнуть земли.»

«Она села в машину и уехала, а Джош вдруг поймал себя на мысли: неужели это действительно так просто? Выбрать себе жизнь?
Может, не обязательно позволять другим решать за тебя, каким станет твое будущее? Может, ты имеешь право сам выбирать свой путь?
Может, любовь — это не что-то такое, что случается с тобой помимо твоей воли? Может, это что-то такое, во что ты бросаешься как в омут с головой?
Может быть — ведь может же такое быть? — все это твой самостоятельный выбор?»

«Затем прибыли Эванель с Фредом, и они все вместе принялись носить еду из дома в сад. В первую очередь, конечно, инжирно-перечный хлеб. Лазанью, приготовленную в миниатюрных тыковках, и грильяж из тыквенных семечек. Суп из жареного красного перца и пряные картофельно-карамельные лепешки. Кукурузные маффины, шарики из попкорна на коричневом сахаре и десяток кексиков с разноцветной сахарной глазурью, искрящейся, точно изморозь, ибо какие же заморозки без изморози? Грушевое пиво и гвоздично-имбирный эль в темных бутылках ждали своего часа в ведре со льдом. Они ели и ели, и чем больше съедали, тем больше, казалось, на столе оставалось еды. Булочки, клюквенный сыр и грецкие орехи появлялись из ниоткуда сами собой, когда они решали, что попробовали уже все.
Они смеялись и болтали обо всяких пустяках, потому что это было облегчение — быть в силах и в настроении болтать обо всяких пустяках.»

«Из кулинарной книги Уэверли
Инжирно-перечный хлеб
Примечание Мэри: Иногда две самые несовместимые вещи образуют самое лучшее сочетание.
Ингредиенты:
2 чашки цельнозерновой спельтовой муки
2½ чашки неотбеленной пшеничной муки
1½ чашки крупно нарубленного инжира
2 ч. л. морской соли
2 ст. л. оливкового масла
1 пакетик сухих дрожжей
1½ чашки теплой воды
Перемешать муку, соль, щепотку перца и дрожжи руками или венчиком.
Добавить оливковое масло и теплую воду. Вымешивать 10 минут вручную или 5 минут миксером с насадкой для теста, пока тесто не станет гладким и упругим.
Большую миску смазать оливковым маслом, переложить в нее тесто и накрыть влажным полотенцем. Оставить в теплом месте приблизительно на час, пока тесто не увеличится в объеме вдвое.
Аккуратно вмешать нарубленный инжир и равномерно распределить его по всему объему теста слегка припыленными мукой руками. Придать тесту форму овала и выложить на противень.
Ножницами сделать на поверхности батона три неглубоких надреза, затем слегка подпылить тесто мукой.
Дать тесту подняться, ничем не накрывая, пока оно еще немного не увеличится в объеме, в течение 10–15 минут (или дольше, если в кухне прохладно).
Выпекать в разогретой до 180 градусов Цельсия духовке 40–45 минут, пока корочка не станет светло-коричневой, а звук при постукивании снизу не будет глухим.
Дать остыть на решетке.»

Sarah Addison Allen. FIRST FROST. Copyright © 2014 by Sarah Addison Allen
© И. Тетерина, перевод, 2017
© Издание на русском языке, оформление.
ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017
Издательство Иностранка®

Избранные записи из этого журнала

Для этой записи комментарии отключены.