Аня Скляр

Компас счастья: путеводитель по книге и по дороге к счастью


Компас счастья: путеводитель по книге и по дороге к счастью

Счастье - непонятное понятие. Слишком многозначное. Я решил рассмотреть пять его ипостасей: счастливый случай, удовольствие и наслаждение, счастливое самозабвение, а также - разумеется! - счастье вдвоем и возвышeннoe счастье.


Вначале нам предстоит ознакомиться с теорией. Но не пугайтесь, все не так сложно, как кажется. Вы убедитесь в этом по ходу дела. Доверьтесь мне, я же врач. Тут главное - не суетиться. И не переборщить. Счастье - сильнодействующее средство, так что соблюдайте дозировку!

Чтобы вам легче было сориентироваться на пути к счастью, в том смысле чтобы вы не забыли, куда и зачем мы идем, я предлагаю вам взять с собой в дорогу Компас счастья. На компасе у вас отмечены все виды счастья, причем каждого вида - поровну. В реальной жизни такого ожидать не приходится, но пеййзаж ведь тоже не похож на карту. Впрочем, я не возьмусь судить о ваших жизненных стандартах, свои требования к счастью вы знаете лучше меня.

В этой книжке мы пойдем сначала к счастью вдвоем, а закончим возвышенным счастьем, которое обычные люди испытывают наедине. Но вы можете начать с любого направления. Счастья хватает везде, оно есть где угодно хочешь - иди направо, не хочешь - налево, а можно идти вверх или вниз.

Итак, вот какого счастья мы будем искать:

1. Счастье вдвоем
В эту категорию входят все виды семейного счастья, любви и дружбы. Для большинства из нас эти отношения - основа счастья, самый большой кусок пирога жизни. То есть эти отношения - главный источник счастья. Как и несчастья, кстати.

2. Счастливый случай
Вообще-то случай нельзя рассматривать в качестве серьезного и надежного источника счастья. Обладатели выигравших лотерейных билетов через пару лет начисто забывают о привалившем им счастье. Но люди склонны переоценивать роль счастливых случаев в своей жизни.

3. Удовольствие и наслаждение
В жизни надо быть гурманом. Не умея наслаждаться, не сможешь услаждать. Но быть гурманом - это, прежде всего, чувствовать меру.

4. Счастливое самозабвение
Это счастье достигается не в результате победы над собой, а в результате сосредоточенной творческои деятельности, которая захватывает вас и несет с собой, как поток. Суета отступает, но времени, до краев заполненного творчеством, все равно не хватает.

5. Возвышенное счастье
Тишина, величие природы, музыка. Мгновения прекрасного, которые хочется остановить. Эйфория - и мурашки бегут по коже. Это то, что переживаешь наедине с самим собой, любуясь явлениями природы, произведениями искусства и всем, что есть в этом мире прекрасного.

Компас счастья
Счастье-вокруг нас!

СБОРКА:
1. Вырежьте компас счастья
2. Bозьмите пустую консервную банку. Сделайте дырку в середине крышки.
3. Прикрепитс Компас к крышке с помощью скрепки или проволочки
4. Ступайте на все пять сторон.
Счастье - в любом направлении

Я был(а) по-настоящему счастлив (а), когда...
« ... спустя пять лет мой друг впервые признался, что он меня любит».
« ... врач в реанимации сказал, что мой муж не умер, а мертвецки пьян».
« ... моя жена, несмотря на мой храп, вернулась в постель (спустя недеи отсутствия!) - от любви ко мне, так мне почему-то кажется».


Конечно, возможны и более сложные случаи счастья, сочетающие его различные виды. Так, любовная игра может инициировать счастье вдвоем (1), а может и разрушить, если в нее вмешается третий. Она, безусловно, может дать удовольствие и наслаждение (3) и даже счастливое самозабвение (4). Некоторые счастливы, собственно, в процессе, некоторые - после него. А для кого-то счастье - покурить после секса или просто помолчать и послушать музыку. Надеюсь, теперь все понятно? Тогда вперед, в жизнь!

Дозировка: как измерить счастье?

НА BOПPOC ОТВЕЧАЕТ КОНСУЛЬТАНТ МАНФРЕД ШПИТЦЕР

Все статистические данные сфальсифицированы на 95,8%
Что же такое счастье? Вглядимся в него внимательно. Некоторые люди явно выглядят счастливее остальных. Почему? Может быть, у них есть ген счастья? А можно ли докупить себе недостающее счастье? Или, скажем, получить его по рецепту знакомого доктора?

Наука о счастье очень молода по сравнению с науками о страхе, ярости или депрессиях. Так, с 1967-го по 1994 год последним было посвящено примерно 90 000 статей в научных журналах. Публикаций о счастье, paдости и удовлетворенности за тот же период было намного меньше - всего лишь 5 000. Несложно посчитать соотношение изученного негатива и позитива - 18:1. Но положение исправляется. Быстро развивается новое направление в науке, позитивная психология, а в 2000 году начал выходить солидный научный Journal of Happiness Studies, который полностью посвящен исследованиям субъективного благополучия. У новой науки о счастье много активных сторонников, включая и моего коллегу Хиршхаузена, с которым я общаюсь давно и интенсивно. Он поддерживает науку о счастье не только выступлениями с эстрады, но и лекциями на курсах повышения квалификации врачей.

Как и всякое научное направление, наука о счастье должна сформировать свою терминологию, свой набор понятий, методов, измерений. Например, измерение количества счастья имеет свои особенности.

Вопрос «Насколько счастлива Клавдия?» выглядит простым только на первый взгляд. Можно предположить, что Клавдии, если она обычный человек с обычными потребностями и наклонностями, доставляют радость общение с друзьями, вкусная еда и напитки, секс и профессиональные успехи. И напротив - боль, потеря близкого человека, горький вкус или непосредственная угроза уменьшают количество счастья, которое она испытывает. Но насколько именно она счастлива или несчастна?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам потребуется множество уточнений. Когда счастлива Клавдия? В данный момент? Сегодня? На этой неделе? В общем и целом? Где, в чем и с кем она счастлива? На работе или дома? С другом или с родителями? Может быть, ее делают счастливой собственные достижения? Или она счастлива просто так - ни от чего? Получается, чтобы сделать вывод о счастье Клавдии, нам необходимо суммировать результаты множества позитивных и негативных переживаний. Разумеется, мы можем периодически задавать Клавдии соответствующие вопросы и следить за тем, как изменяется ее ощущение счастья по каждому из перечисленных пунктов. Но будет ли полученная в результате суммарная оценка точной и объективной? Конечно же нет .

Оченивая то, насколько мы счастливы, нам трудно быть беспристрастным. Например, студентам, участникам одного из исследований, предложили оценить степень их удовлетворенности жизнью. Предварительно ученые позаботились о том, чтобы половина из них непосредственно перед началом исследования обнаружила в телефонном автомате монетку в 10 центов. Так вот те студенты, которым достались эти 10 центов, всю свою предшествующую жизнь оценили гораздо позитивнее.

Добавлю, что даже сама по себе способность испытывать счастье - величина не постоянная. Ведь эта способность определяется привычками, обыденностью и эффектами контраста: радость сильнее ощущается после страдании, а страдания - после радости. Она зависит и от длительности этих контрастных эффектов, и от их напряженности, и от того, каковы наши общие ожидания. К тому же мы склонны сильно заблуждаться на предмет того, что для нас действительно хорошо. Какое уж тут счастье ...

Пора, наконец, говоря о счастье, принимать в расчет не только психологию, но и нейробиологию. Эта наука зародилась в 50-х годах прошлого столетия, но наиболее впечатляющие и важныe исследования приходятся именно на последние годы. Еще в середине прошлого века ученые заметили, что лабораторные крысы получают явное удовольствие от электрической стимуляции определенных участков мозга. Им предложили стимулировать нейроны мозга, нажимая кнопку. Они быстро обучились этому фокусу и жали на кнопку вновь и вновь. Подсевшие на кнопку животные забывали инстинкты, самцов уже не интересовали готовые к спариванию самки. Их не заботило даже собственное выживание, они «забывали» поесть и попить и погибали от истощения в погоне за удовольствием.

Дальнейшие эксперименты по стимуляции различных зон мозга позволили сделать вывод: за удовольствие и за маниакальную зависимость отвечает один и тот же участок мозга. Ученые долго не могли понять, в чем жизненная необходимость этой части мозга. Сомнительно, чтобы в ходе эволюции сохранился мозговой центр, назначение которого - превращать нас в маньяков. Подобная мутация завела бы нас в тупик, ведь одержимого не волнует ни продолжение рода, ни тем более забота о потомстве. Но для чего же нужен центр удовольствия?

Систематические эксперименты и наблюдение за обезьянами позволили найти ответ на этот вопрос. В глубинном отделе нашего мозга, в так называемом среднем мозгу, находится небольшая, всего семь тысяч, колония нейронов, синтезирующих нейромедиатор дофамин. Он направляется затем в так называемое прилежащее ядро, nucleus accumbens, и непосредственно во фронтальный отдел головного мозга.

Как работают эти нейроны? Сегодня нам это известно. Они включаются, когда нечто превосходит наши ожидания. Затем активируются нейроны в прилежащем ядре nucleus accumbens, где начинается производство эндогенных опиатов, белков, по структуре подобных опиуму. Эти вещества, в свою очередь, связываются с определенными рецепторами нервной системы, главное назначение которых - регулировать болевые ощущения. Таким образом, наш мозг сам по себе производит опиаты, чтобы бороться с болью.

Но как же нам нравится, когда эндорфины достигают фронтального отдела нашего мозга! Инъекция кокаина наркоману во время ломки, пожирание шоколада, слушание музыки, быстрая езда, победа в компьютерной игре, даже призывный взгляд или доброе слово - все это приводит к всплеску концентрачии дофамина. А он, помимо прочего, воздействует на работу фронтального отдела мозга, отвечающего в том числе и за память. В переводе на понятный всем язык это значит, что человек в этот момент начинает быстрее воспринимать информацию, лучше ее обрабатывать и быстрее усваивать.

Наш мозг постоянно решает важную и трудную задачу: какую часть поступающей информачии следует немедленно переработать и использовать, что отложить на потом, а чем попросту пренебречь. Пока не происходит ничего неожиданного, из ряда вон выходящего, некоторые участки мозга попросту простаивают. Но они мгновенно активизируются, если происходящее превосходит наши ожидания. Мы вдруг как просыпаемся, демонстрируем чудеса внимательности, отдаемся в полной мере чувствам и переживаниям. И что самое важное - мы быстрее учимся, накапливаем и запоминаем информацию о том, что такое хорошо для каждого из нас. И именно дофамин помогает в этом мозгу.

Я приведу простой пример для иллюстрации сказанного. Вы гуляете по лесу и собираете ягоды. Они зеленые и кислые. Вдруг попадается одна красная ягода. Вы отправляете ее в рот, и вас приятно удивляет ее неожиданно сладкий вкус. С этого самого момента вы получили нужный опыт и ищете только красные ягоды. Таким образом, речь идет не столько о получении удовольствия, а прежде всего о накоплении знаний о том, что именно приносит нам удовольствие. Можно сказать, что ощущение счастья - побочный (но не бросовый, я настаиваю!) продукт процесса накопления новых знаний.

Я не преувеличиваю. Вся эта схема вовсе не рассчитана на то, чтобы обеспечивать нам длительное ощущение счастья. Скорее она нацелена на то, чтобы стимулировать нас искать состояния, которые приносили бы нам удовлетворение. Иными словами, нам важнее продлить не состояние счастья, а стремление к счастью. Огромная разница! Выходит, каждый из нас может сделать что-то для собственного счастья. Нужно только узнать, чего делать не следует. И что именно нужно делать, чтобы быть счастливым.

Наука, я уверен, даст нам ответы на интересующие нас вопросы, хотя до сих пор нам и в голову не приходило обращаться за счастьем к ученым. А пока, поскольку нашему мозгу в силу его устройства больше по вкусу истории, чем сухие факты, я желаю вам получить как можно больше радости от общения с моим дорогим коллегой, у которого хорошо получается равлекать. Главное, не ж:дите слишком многого - и тогда результат, возможно, превзойдет ваши ожидания.

Желаю всем читателям этой книги побольше дофамина и большого счастья!
Ваш Манфред Шпитцер




Для этой записи комментарии отключены.