Аня Скляр

Параноидальный тип характера

8 типов характера:
  1. шизоидный anchiktigra.livejournal.com/53768.html
  2. нарциссический anchiktigra.livejournal.com/54168.html
  3. параноидальный anchiktigra.livejournal.com/54549.html
  4. обсессивно-компульсивный
  5. психопатический (антисоциальный)
  6. истерический
  7. депрессивный и маниакальный
  8. мазохистический

 Параноидальный тип характера
Сальвадор Дали Большой параноик

(Сальвадор Дали Большой параноик)
  • подозрительность, повышенная чувствительность, враждебность
  • отсутствие чувства юмора 
  • не расположены доверять посторонним, недоверие к людям в целом
  • склонность перекладывать ответственность с себя на других
  • люди с параноидными характерами нормального уровня часто стремятся играть политические роли, где их склонность противопоставлять себя силам, в которых они видят зло или угрозу, может найти прямое выражение. На другом конце континуума находятся некоторые серийные убийцы, уничтожавшие своих жертв, считая, что те сами пытались убить их
  • борются не только с гневом, негодованием, мстительностью и другими более враждебными чувствами, но, кроме того, они страдают от подавляющего страха
  • движение глаз вниз-налево обычно для параноидных личностей (качество «изворотливости», которое отмечают даже непрофессионалы).
  • обременены чувством вины, которое не осознается и проецируется, как и стыд. Параноидное состояние можно рассматривать как комбинацию страха и стыда.
  •  чрезвычайно уязвимы к зависти
  • чувствуют себя используемыми в чужих интересах, преданными или обижаемыми. Они полны предрассудков и часто приписывают другим свои мысли и побуждения, которые отказываются признать у себя
  • живут в страхе от мысли, что другие люди, когда узнают об их грехах и развращенности, будут шокированы, отвергнут или накажут за совершенные ими преступления. Они хронически отражают это унижение, трансформируя любое чувство собственной виновности в угрозу, исходящую извне. Бессознательно ожидают, что будут разоблачены, и трансформируют страх в постоянные изматывающие усилия распознать в поведении других действительно злые намерения по отношению к ним.
  • главным полярным противоречием саморепрезентации параноидных характеров является импотентный, униженный и презираемый образ собственной личности, расположенный на одном полюсе, и всемогущий, оправдываемый и торжествующий – на другом. Напряжение между этими двумя образами заполняет их внутренний мир и поддерживает постоянное ощущение страха.  Такой человек никогда не чувствует полной защищенности и всегда тратит неизмеримое количество эмоциональной энергии на отслеживание признаков угрозы со стороны внешнего мира. Таким людям свойственна «грандиозность», проявляющаяся в их «зацикленности на себе»: все случившееся имеет какое-то отношение к моей личности. Слабая сторона полярности проявляет себя в той степени страха, с которой постоянно живут параноидные личности. Ни одна из позиций не дает какого-либо утешения: страшная жестокость и презрение преследуют слабую сторону полярности, тогда как сильная сторона влечет за собой неизбежное следствие действия психологической силы, а именно – уничтожающее чувство вины.
  • основной способ, которым параноидный человек пытается повысить свое самоуважение, состоит в напряжении действенных сил в борьбе против авторитетов и других людей, играющих значительную роль. Переживания отмщения и триумфа дают им облегчающее (хотя кратковременное и неглубокое) чувство безопасности и моральной ясности. Некоторые параноидные личности посвящают себя служению жертвам угнетения и плохого обращения.
  • сложной и мучительной проблемой для многих параноидных личностей является сочетание неясности своей сексуальной идентификации, тяги к однополой близости и связанная с этим озабоченность гомосексуальностью.
  • никогда не чувствуют полной защищенности и тратят неизмеримое количество своей эмоциональной энергии на отслеживание признаков угрозы окружения.
  • высоко ценят проявления силы и власти; все, что слабо, ущербно, вызывает у них презрение
  • недоброжелательность, угрожающие качества многих параноидных личностей побуждали к размышлениям, что одним из вкладов в параноидную ориентацию оказывается высокая степень внутренней агрессии или раздражительности. Маленькому ребенку трудно управлять высоким уровнем агрессивной энергии и интегрировать его в позитивное чувство собственного «Я». Так, отрицательные ответные реакции воспитателей на беспокойного, требовательного младенца или так называемого «тоддлера» (начинающего ходить ребенка) будут вновь усиливать его ощущение, что окружающие являются преследователями.
  • клиническая практика предполагает, что ребенок, выросший параноидом, страдал от серьезных поражений ощущения собственной действительности (силы); точнее, он подвергался повторяющемуся подавлению и унижению. Ребенок может наблюдать подозрительное, осуждающее отношение со стороны родителей, которые подчеркивают, что члены семьи являются единственными людьми, которым можно доверять. Это парадоксально, с точки зрения их насильнических качеств и объективно более доброго мира школы и окружения. Параноидные личности пограничного и психотического уровней, как правило, выходят из жестокого дома, где в семейных отношениях критицизм и высмеивание преобладают или где один ребенок, будущая жертва паранойи, является козлом отпущения – мишенью для ненависти членов семьи и проецирования качеств, в особенности тех, которые относятся к категории «слабость». Пациенты, находящиеся в диапазоне невротик-здоровый, как правило, происходят из семей, где тепло и стабильность сочетались с задиристостью и сарказмом.
  • другим вкладом в параноидную организацию личности является неподдающаяся контролю тревога (непараноидная) у человека, осуществлявшего первичную заботу о ребенке. Параноидный пациент в основном является выходцем из семьи, где мать была настолько хронически нервной, что брала с собой термос с водой всюду, куда бы она ни шла (у нее постоянно пересыхало во рту), и описывала свое тело как «цементный блок» – от накопившейся напряженности. Когда бы ее дочь ни пришла к ней со своей проблемой, мать либо отрицала ее, потому что она не могла вынести еще одно дополнительное переживание, либо представляла ее катастрофически, потому что не могла контейнировать тревогу дочери. Кроме того, матери было трудно провести разграничительную линию между фантазией и поведением и, следовательно, она сообщала своему ребенку, что мысли эквивалентны поступкам. Дочь получала сообщение, что ее личные чувства – любви или ненависти – обладают опасной силой.
  • Даже при том, что они могут мучиться подозрениями относительно мотивов и стремлений тех, о ком осуществляют заботу, параноидные индивиды способны к глубокой привязанности и к продолжительной верности. Несмотря на преследование и неприятие, которое они испытывали со стороны тех, кто о них заботился в детстве, очевидно, что в их ранней жизни было достаточно участия и последовательности, чтобы у них сформировалось чувство, что о них заботятся
  • Любовь. Если параноидный человек чувствует, что вы разделяете с ним основные ценности и вас можно считать стоящим над всеми бедами, фактически, не существует предела верности и великодушию, на которые он способен. Параноидные личности глубоко связаны с объектом. Главную угрозу для продолжительной привязанности в ситуации с параноидной личностью представляет не недостаток чувствительности к другим, а, скорее, опыт предательства. Любые моральные нарушения со стороны личности, с которой они идентифицируются, ощущаются как порок в себе, который должен быть искоренен посредством изгнания виновного в преступлении объекта.
Для диагностики параноидного типа характера состояние должно соответствовать по меньшей мере четырем из нижеследующих качеств или поведенческих стереотипов:
1) чрезмерная чувствительность к неудачам и отказам;
2) постоянное недовольство другими людьми, склонность не прощать оскорбления, пренебрежительное отношение, причиненный ущерб;
3) подозрительность и стойкая тенденция к искажению пережитого, когда нейтральное или дружественное отношение других неверно истолковывается как враждебное или пренебрежительное;
4) сварливость, неуживчивость и стойкое, неадекватное ситуации отстаивание собственных прав;
5) частые неоправданные подозрения в неверности супружеских или сексуальных партнеров;
6) повышенная оценка собственной значимости с тенденцией относить происходящее на свой счет;
7) частые необоснованные мысли о заговорах, субъективно объясняющих события в близком или широком социальном окружении.

"Справочник практического психолога" И.Г. Малкина-Пых. //Новейший справочник психолога//Москва, Эксмо 2010

А вот описание Николая Козлова: Параноик не сентиментален, и обращаться к его чувствам все равно что играть на флейте перед мчащимся стадом бизонов: можно, но бесполезно. Как человек «себе на уме», он довольно недоверчив и в людях чаще видит плохое. ему немного нравится ломить силой, и его обычный стиль жизни — борьба. Конечно, он всегда борется за лучшее и за справедливость, и почти всегда это оказывается защитой его интересов: видимо, потому, что все лучшее для себя олицетворяет он. Он это называет «я себя уважаю», другие называют «мания величия».В семье с ним трудно — он вечно в работе, рядом с близкими (и детьми) требователен, что-нибудь с ним пообсуждать непросто — он знает решение сразу и в суждениях категоричен. На возражения легко заводится, на колкости отвечает грубостью и, самое главное, очень тяжел в ревности. («Истинная правда, или Учебник для психолога по жизни»)

Для этой записи комментарии отключены.