Аня Скляр

Медитация и психотерапия

Источник статьи: http://hpsy.ru/public/x2275.htm

Академические психологи медитацию понимают довольно поверхностно и в учебниках она отождествляется с упражнениями в концентрации. Если занимающийся медитацией человек сталкивается с психологическими проблемами, он чувствует себя неуютно у психотерапевта с другим мировоззрением, к которому часто подсознательно или нет психотерапевт старается привести пациента. А сколько же терапевтов направят человека медитировать? Учителя медитации склонны считать психологию более низким уровнем. Существует мнение, что занимающийся медитацией человек не должен иметь психологических проблем. Учителя медитации тоже не склонны отсылать учеников к психотерапевтам, так как в процессе психотерапии могут всплыть сделанные ими ошибки и вред, нанесенный ученику.


Сравнивая психотерапию и медитацию, ограничим основные понятия: экзистенциальная, гуманистическая психотерапия и буддистская медитация випассана. Между медитацией и экзистенциальной, а тем более и трансперсональной психотерапией есть много общего. Медитация випассана, которая практикуется в Юго-Восточной Азии, возникла из раннего буддистского метода. Ее суть - наблюдение сенсорных ощущений, чувств, образов и др. Во время медитации активизируется внутренний наблюдатель, который наблюдает и за самим эго, происходит разотождествление. Випассана - это одна из медитаций, принадлежащих буддистской традиции Тхеревада. Существуют и другие медитации, принадлежащие этой традиции: например, Мета - медитация, цель которой - пробудить, тренировать, культивировать сочувствие, доброту. На нее похожи и христианские медитации, во время которых к богу обращаются как к личности. Дзэн медитации очень похожи на Випассану, но в них внимание концентрируется больше на вдыхании и выдыхании, в то время как в Випассане наблюдается всё. Именно из-за небольшой концентрации внимания на чувствах слишком технизированное использование Випассаны может минимизировать сферу чувств.

В чём схожесть медитации и психотерапии? Как понимание медитации помогает понять психотерапию и наоборот?

1. Похожее определение человеческих проблем и большая роль осознания.

Как в психотерапии, так и в учениях о медитации преобладает мнение, что человеческое восприятие искажено и туманно, что человек воспринимает мир не таким, каков он есть, а таким, каким он хочет его видеть, правдоподобное восприятие реальности ограничено теми сферами, в которых нужно обязательно участвовать (например, быт, финансы). Самообман в медитации называется сансарой, а в психологии - защитными механизмами. Большая часть страданий необязательна, это продукт слепоты и путаницы. Во время психотерапии и медитации принимается и осознаётся внутренний мир, а лучшее осознание себя ведет к лучшему осознанию внешней реальности. Медитация и психотерапия могут провести человека через множество стадий развития.

Как в психотерапии, так и в медитации важно безусловное принятие себя. Возникающие в жизни препятствия изучаются, а не оцениваются или отбрасываются. С ними не ведется борьба, так как борьба с чувством придает ему еще большую силу и оно еще больше нами овладевает. Когда медитирующий открывается себе, он сталкивается с теми частями себя, которые он не хочет видеть. Он испытывает тревогу (беспокойство), но он не старается с ней бороться, а внимательно принимает её, словно тренируя мышцы. Это похоже на принятие экзистенциальной тревоги.

2. Важность "здесь-и-сейчас"

Как медитация, так и психотерапия помогает уважать неизвестность. Важная предпосылка изменений в психотерапии - это то состояние клиента, когда он в процессе психотерапии испытывает и открывает непосредственные переживания, а не тогда, когда он их уже обдумал. Такого состояния обычно трудно достичь. Нужно сосредоточиться на неясных переживаниях, побыть с ними некоторое время и дать им возможность открыться.

В терапевтических отношениях состояние терапевта медитативно. Слушать другого человека - это особенная форма медитации, когда объектом внимания становится говорящий, а не дыхание или мантра. Этого трудно достичь, так как внимание терапевта чаще всего обращается на то, как клиент должен себя вести, словно клиент не есть человек или друг, а является объектом его "обработки", бросающим вызов его профессиональности. Поэтому множеству психотерапевтов приходится вновь и вновь учится чувствовать клиента; будучи рядом с ним, чувствовать обоюдное беспокойство или тревогу. Когда терапевт пуст, все его сознание находится с клиентом, возникает интимное чувство настоящего понимания, терапевт забывает свои потребности, в том числе и потребность быть хорошим терапевтом и человеком высокого ранга. Нет "я", которое отличалось бы от другого человека (похожим образом "я" теряется с возлюбленным, происходит слияние, нет необходимости утверждать себя).

3. Важность дисциплины

Как психотерапия, так и учение о медитации требует, чтобы ищущий был в регулярном контакте с учителем, психотерапевтом, который уже прошел тот же самый процесс, приняв себя и избавившись от двойственности. Учитель или психотерапевт требует подчинения некоторой дисциплине, только в медитации ответственность ученика больше чем, чем ответственность клиента в психотерапии.

Психотерапевт при помощи дисциплины стремится достичь исцеляющих терапевтических отношений. Некоторая дисциплина требуется и в жизни. В практиках медитации - это отказ от ненужной деятельности, ведущей в забытье и транс. Желание "очистится" бывает и самопроизвольным - человек отбрасывает ненужные вещи, привносит порядок, испытывая таким образом, и чувство собственного достоинства (самоуважение). Это может быть упорядочивание любой деятельности, например, занятия музыкой или спортом.

В психотерапии легче концентрировать внимание, так как преследуется меньшая глубина и восприимчивость (чуткость). Терапевт создает фокус внимания и находится рядом , он может вытащить клиента из фантазий, если тот начинает в них теряться.

В чём различия медитации и психотерапии? Ответы на этот вопрос могут помочь преодолеть разрыв непонимания между медитацией и психотерапией.

1. Объём целей медитации и психотерапии различаются

Психотерапия не удавалась бы, если бы не было конкретных терапевтических целей, цели медитации связаны с буддистским мировоззрением и пониманием человека. Её можно практиковать всю жизнь, она создает человеку пространство, в котором можно раскрыть свою природу, которая находится глубже всех проблем.

В психотерапии отношение к человеку более оптимистично, считается, что человек - сознательное существо, неосознано только кое-что. В буддистской традиции человеческое сознание понимается как нечто иллюзорное и ограниченное. Для того, чтобы его понять, требуются огромные усилия - обычный человек чувствует себя бодрствующим, а на самом деле с точки зрения слияния с реальностью находится в полусне. Сознание понимается как динамо, оно светит столько, сколько будешь крутить, невозможно достичь вечного благоденствия. Человек сам по себе склонен плыть по течению, по направлению к неодушевленности, ритуализации, даже в прошлом настоящие переживания становятся фантазией.

2. Расхождение в целях, происходящее из-за различия в мировоззрении

Медитация идет на шаг впереди психотерапии - она не утверждает "я", а углубляется в то, кто тот "я", так как попытка удержать, сохранить "я" и создает страдание. Психотерапия концентрируется на личном внутреннем мире, наблюдает его, создает более позитивные смыслы, она помогает адаптироваться. Психотерапия не говорит о том, как глубоко человек отождествился со структурой своего "я".

Увидеть жизнь без "я" возможно во время кризиса, интоксикации, альтернативного состояния. Но для того, чтобы постоянно так жить, требуются огромные усилия.

При сравнении психотерапии и медитации вопрос мировоззрения является существенным (краеугольным). В Индии психология утверждается очень тяжело. В самых больших индийских городах, где люди хотят быть европейцами, только начинают появляться первые психоаналитики. Индиец-католик вызвал бы такое же удивление окружающих, как и литовец-буддист. Буддистское мировоззрение очень отличается как от западного, так и от христианского и позитивистского. Для того, чтобы исповедовать индийскую религию, которую ты не перенял вместе с традициями и мировоззрением, требуется время и внутренняя работа.

Метод не работает со всей силой, если не перенимается мировоззрение, из которого он родился. Школы йоги хорошо функционируют как оздоровительные учреждения, но надстройка мировоззрения часто бывает смешной. Множество занимающихся медитацией её используют как технику, но их мировоззрение остается западным, а буддизм становится только одним из файлов в памяти. Декодирование уровня мировоззрения выполняется редко, но это вызывает и немало трудностей - тяжело жить в европейской среде, возникают проблемы во взаимоотношениях с окружающими.

Поэтому учитель медитации должен понять, что человеку нужно, и не привносить вместе с методом традицию, о которой он не просил. Будда с каждым говорил по-разному, он применял лекарства, а не идеологию.

Гуманистическая, а в особенности трансперсональная психология склонны утолять духовный голод , не предлагая того, что могут предложить традиции. Если психотерапевт не имеет подготовки, не проверен учителем, он не имеет права претендовать на духовный авторитет - чем могущественней техника, тем опаснее она становится при неправильном применении.

3. Различия во взглядах на психическое здоровье

Восточные учения предназначены для человека, имеющего здоровую структуру личности. Медитация, применяемая не во время, может только вызвать проблемы (нагнать беду), поэтому более адекватно выбирать психотерапию. Хотя в Индии нет раздела между болезнью и здоровьем, людей с нестабильной психикой в монастыри не принимают. Какие же могут быть отрицательные последствия медитации на психическое здоровье?

Восточное учение об исчезновении "я" может навредить человеку, который еще не почувствовал полноту жизни и не развил такое "я", которое он сам мог бы уважать (например, находясь в симбиозе с семьей). Так же часто возникает проблема смешивания абсолютной и относительной истин. Например, в конечной точке нет разницы между мной и другими людьми, но на практике различия между мной и другими реальны и функциональны. Такое смешение переносит человека в сферу фантазий и его действия относительно реальности становятся все менее эффективными. Важная опасность, о которой мы уже говорили, состоит в том, что медитация Випассана отличается тем, что неумеренное её применение может минимизировать сферу чувств, а это не помогает осознать и выразить вытесненных эмоций, которые создают невротический конфликт. Хотя буддисты далеки от религиозного фанатизма, важно упомянуть об известном явлении, когда некоторые люди, ставшие последователями традиции, изменяются сами собой, без систематических усилий. Но, изменяясь, они становятся более замкнутыми, ограниченными, менее терпимыми к другим и к своей темной стороне. Знания, взятые из духовной традиции, становятся защитным механизмом, обеспечивающим безопасность и усиливающим нарциссическое самолюбование и интерес к себе. Природа просветлений может быть психотической или истерической - это опыт состояния регрессивного транса, которому свойственны потеря границ между фантазией и реальностью и магическое мышление. Итак, когда существуют психологические проблемы, путь медитации небезопасен, в то время как элементарная психотерапия может помочь компетентно упорядочить жизнь, формировать отношения с ответственностью, наслаждаться сексуальностью и другими влечениями, воспитывать детей - создать твёрдый фундамент, на котором могут появиться поиски более высокого смысла.

С другой стороны, сама практика медитации тесно связана с заботой о психическом здоровье (может быть этим меньше интересовались только древние школы). Чаще всего проблемы лучше связывать не с самой психотерапией или медитацией, а с конкретным учителем медитации. Пока что у нас медитация не может заменить психотерапию, так как нет подходящих учителей. Учителя, прибывшие с Востока, часто пренебрегают западным контекстом, шокируют европейца, требуя подчинения, поэтому медитации могут учить те европейцы, которые жили на Востоке и хорошо освоили медитацию. Учителя медитации должны идентифицировать проблемы и назначать подходящие методы - "антидепрессанты и транквилизаторы". Это методы, цель которых минимизировать проблему: предлагается противоположная проблеме медитация или трансформация; методом медитации тоже самое состояние усиливается и изменяется. Итак, происходит психотерапевтическая работа.

Знание медитации может многое объяснить в психотерапии, усилить творческое начало, помочь не застревать в созданных границах, диагнозах, интеллектуализации. Также, как нельзя излечить симптом, не изменяя характера, также нельзя и облегчить экзистенциальное страдание, не стремясь к более высокой цели. С другой стороны, знание психотерапии может помочь в поисках подходящего метода, помочь решать конфликты, возникающие на почве мировоззрения. Несомненно, следовало бы провести научные исследования опыта людей, занимающихся медитацией, и возникающих у них проблем.
Литература:

Брукс Ч. Чувственное сознавание. Москва: «Либрис», 1997.
Корнфилд Д. Путь с сердцем. Киев: «София», 1997.
Психотерапия и духовные практики: сб. статей. Минск: «Вида - М», 1998.
Thich Nhat Honh. Ramybė su kiekvienu žingsniu. Kaunas: «Mialba», 2003.



Для этой записи комментарии отключены.